Магнитский

Билл Браудер о визите Кэмерона, о новых санкциях по "списку Магнитского"

Билл Браудер глава Hermitage Capital
Билл Браудер глава Hermitage Capital REUTERS

Билл Браудер, глава Hermitage Capital, отвечает на вопросы RFI о бизнесе в России, о безответственности Кэмерона, о новых визовых санкциях, о госаппарате и о том, как можно добиться правосудия для Сергея Магнитского.

Реклама

RFI : Глава МИД Великобритании Уильям Хейг на встрече с журналистами в Москве 9 сентября заявил, что «Великобритания не планирует пока вводить санкции в отношении российских чиновников из «списка Магнитского».

Билл Браудер: Мы пока не видели этого заявления. Я не думаю, что Британское правительство уже имеет какое-то конкретное мнение по поводу визовых санкций в отношении людей из «списка Магнитского». Различные правительства, к которым мы обращались, в самом начале обсуждения не выражают желания применять такие санкции по одной простой причине – все боятся российского правительства.

Такая же ситуация и в США – госдепартамент отказывался от таких требования с самого начала, а потом под давлением общественно избранных политиков они изменили свою точку зрения, и санкции были введены.

Я практически уверен, что то же самое случится и в Великобритании. Очень много членов парламента, которые выражают волю народа, не имеют ничего против такого рода санкций, я не видел таких людей. Поэтому я считаю, что очень скоро под давлением парламента и под общественным давлением правительство наложит такие санкции здесь, в Великобритании. Я в этом уверен.


RFI: Вы говорите, что они боятся российского правительства. Быть может, здесь есть что-то еще, например, в Европе есть российский газ, а в США его нет, поэтому все и случилось. В Великобритании, например, много российских денег присутствует – все эти многомиллионные покупки недвижимости, вы так не думаете?

Билл Браудер: Я могу сказать, что вводя такие санкции, Америка в стратегическом плане теряет еще больше, чем Европа. По одной простой причине: Россия является для Америки важным игроком в переговорах по сложным ядерным досье. Это куда важнее, чем газ. С газом, как раз, наоборот: если Россия сделает что-то для того, чтобы прекратить поставку газа, она просто потеряет деньги.

В любом случае, все эти российские договоренности по газу ли, по ядерным вопросам ли, по Ирану ли или что-то еще, в конечном итоге Россия делает много шума, и не нашла ничего лучшего, кроме как не разрешить въезд в Россию нескольким офицерам ФБР, обвиняющим Виктора Бута. Кстати, я не думаю, что он вообще кого-либо еще волнует сегодня. Но они ведь не прекратили никакие стратегические операции: они не прекратили обсуждать сокращение оружия или какие-то еще важные вопросы. Так что все эти заявления российской стороны - просто шумиха.

RFI: Кэмерон заявлял сегодня, что очень многие британские бизнесмены хотели бы строить свой бизнес в России, но есть некоторые проблемы: например, суд и решения, которые он выносит. Или, например, бывали случаи, когда активы компаний просто отнимались. Почти ваша история, Мистер Браудер?

Билл Браудер: Любая компания, которая уже инвестировала в Россию, сталкивалась с криминалом, с коррумпированными судами, с нарушением правил закона – все это происходит в России ежедневно. И я думаю, что, когда Дэвид Кэмерон делает такие заявления, это несколько безответственно – подталкивать новых инвесторов в Россию, в то время, когда уже имеющиеся британские инвесторы имеют там просто невероятные трагические истории. И мы заявляли о них не только правительству, но и другим инвесторам. И очень многие сегодня не хотят инвестировать в Россию из-за того, что случилось с Hermitage Capital и Сергеем Магнитским.

RFI: В любом случае, все ждали, что Кэмерон сделает заявление не только по Литвиненко, но и по случаю Сергея Магнитского, а этого, похоже, не случилось.


Билл Браудер: То, о чем они говорили за закрытыми дверьми, нам не известно пока, но скоро многое прояснится. И я был бы крайне удивлен, если бы узнал, что они не поднимали вопроса о случае Магнитского. Потому что это важный вопрос в российско-британских отношениях. Я практически уверен, что этот вопрос поднимался.


RFI: Вы уже очень многое сделали для того, чтобы защитить людей вокруг Магнитского – многие выехали заграницу, и т.д. Сейчас постоянно поднимаются вопросы о том, что мама Сергея, его жена должны явиться на допросы в прокуратуру. Для них в данной ситуации что-то можно было бы предпринять?

Билл Браудер: Меня шокирует происходящее. Потому что силовые структуры подвергали пыткам и убили Сергея Магнитского, и потом эти же самые люди, которые убили Сергея, вызывают членов его семьи - его мать и его вдову - на допросы. Этот садизм шокирует. Такие вещи не должны происходить, такие действия нужно разоблачать, об этом должен знать весь мир.

Что касается защиты семьи – у них есть открытое приглашение с нашей стороны, они могут в любой момент приехать в Великобританию, чтобы быть в безопасности. И если Россия сделает жизнь этих людей еще более невыносимой, они, вероятно, так и поступят. И никто не посмеет их обвинить за это, потому что все знают о криминальной обстановке в России.


RFI: Вчера одна француженка предложила поговорить о России. Первый вопрос, который она задала, был таким: «Вы могли бы мне рассказать правду о Сергее Магнитском?». Т.е. вы понимаете, что она не спросила о загадочной русской душе, о писателях или о чем-то  еще. История Магнитского потрясла ее, и узнала она о ней всего лишь неделю назад. Может быть, пора встречаться и с представителями французского парламента, чтобы здесь тоже люди начали понимать, что на самом деле произошло с Сергеем?

Билл Браудер: Я как раз был в Париже на прошлой неделе. Я был на обсуждении случая Магнитского в Совете Европы. Я как раз говорил с членами французского парламента, с французскими журналистами – это первая такая поездка, будут и другие. И мы будем обсуждать вопрос о визовых санкциях. И я уверен, что уже к концу этого года очень многие французы будут хорошо знать о случае Сергея Магнитского, и многие политики будут привлечены к обсуждению визовых санкций во Франции.


RFI: Кстати, раз уж мы говорим о Совете Европы, вас не шокировало, что на круглом столе не было официальных лиц от России?

Билл Браудер: Меня нисколько это не удивило. Сергей Магнитский обнаружил, что сотни миллионов были украдены не у нас, а у российского правительства. И он дал показания по поводу чиновников, которые к этому причастны, будучи уверенным, что их будут преследовать в судебном порядке. И за это он был арестован, подвержен пыткам и убит.

И теперь силовые структуры, которые замешаны в сокрытии этого, пытаются прикрыть тех людей, которые убили Сергея Магнитского. Так что это вполне согласуется с этими принципами, когда депутаты Госдумы получили такие указания опротестовывать любые обсуждения случая Сергея Магнитского – это часть того государственного аппарата, который все это покрывает.

И я еще должен добавить: если российское правительство покрывает это преступление, то это так же шокирует, как и само преступление. И реакции, которые я получил из различных парламентов и от представителей правительств многих стран повсюду в мире - их это огорчает так же сильно, как пытки и убийство Сергея Магнитского.

RFI: В таком случае, действительно, ничего удивительного нет в том, что они не явились на обсуждение.


Билл Браудер:
Они - просто государственные служащие, представители парламента, который не является независимым. Они получают указания от своих начальников, которые, в свою очередь, в большой или в меньшей степени, получают указания от ФСБ.

RFI: Вы полны «оптимизма», если вообще можно в данном конкретном случае говорить так, что все будет чисто, прозрачно, поменяется система, но, к сожалению, сегодня можно констатировать, что процент тех, кто верит, что чиновники, причастные к убийству Сергея Магнитского, будут наказаны, ничтожно мал.

Билл Браудер: Вы знаете, в самом начале никто не верил, что будут введены санкции, особенно со стороны США. И такие санкции уже есть. Никто не верил, что мы сможем заморозить денежные активы. И это уже сделано. Никто не верил, что сможем выяснить, как и каким образом эти люди совершали преступления. И теперь у нас есть все документальные свидетельства совершенных ими преступлений. И мы боремся против таких опасений. Я знаю, что мы способны это сделать. Так что эта история принесет много больших неприятностей тем людям, которые это преступление совершили.

RFI: И последний вопрос, его мы уже задавалиДжеймисону Файерстоуну тоже – вы говорите, что у вас есть информация, что вы найдете еще, - не опасно ли это для вас обоих, и для тех людей, которые вам помогают?


Билл Браудер:
Сергей Магнитский подвергал себя куда большему риску, делая заявления, будучи в тюрьме. И у него хватило мужества сделать все это, и он умер за это. И мы обязаны сделать это для него. Мы хотим правосудия для Сергея Магнитского. И я не собираюсь останавливаться и я не боюсь.

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями