Ходорковский Лебедев

Клювгант об иезуитах из ФСИН

Вадим Клювгант, адвокат Михаила Ходорковского
Вадим Клювгант, адвокат Михаила Ходорковского http://gallery.khodorkovsky.ru/?level=picture&id=53

12 сентября из Хамовнического суда Москвы в Мосгорсуд передали дело Ходорковского и Лебедева на предмет возможности рассмотрения надзорной жалобы на их приговор. На связи с RFI один из адвокатов Михаила Ходоковского – Вадим Клювгант.

Реклама

RFI: Что можно сказать об этой возможности рассмотрения надзорной жалобы? Есть ли какие-то настоящие возможности изменения судьбы Ходорковского и Лебедева или это очередной виток бюрократической машины без всякой связи с жизнью?

Вадим Клювгант: Прежде всего, нужно сказать, что эта жалоба, согласно действующему российскому закону, должна быть давно разрешена, потому, что закон предоставляет 30 дней для ее разрешения, а с момента подачи этой жалобы прошло уже полтора месяца. И только сегодня, и то – это согласно информации, которую мы не можем проверить – только сегодня еще дело передано из районного суда в Московский городской суд.

Это возмутительное безобразие, волокита, и говорит она о том, что Московский городской суд, по своей традиции, всячески уходит от любого сущностного решения по этому делу. Потому что знает ему цену – этому делу.

Это мое убеждение, которое основано на многочисленных фактах. А теоретически у Мосгорсуда есть все полномочия, для того, чтобы и на этой стадии, чего он не сделал на всех предыдущих стадиях, хотя бы на этой стадии внести в это дело хотя бы какой-то элемент законности. В принципе, ему ничто не мешает принять и реабилитирующее решение, которое, по нашему убеждению, было бы единственно законным и обоснованным в данном деле.

Но мы иллюзий по поводу Московского городского суда никаких не питаем, он уже себя достаточно проявил не раз, поэтому для нас, в данном случае это такой необходимый этап, который мы должны пройти для того, чтобы иметь возможность обратиться потом в Верховный суд. Если же вдруг случится чудо, и Мосгорсуд свершит Правосудие – с большой буквы – то мы будем только рады такой нашей ошибке.

RFI: А в Верховном суде вы рассчитываете на какие-то конкретные результаты?

Вадим Клювгант: Верховный суд нас пока не разубедил в своей способности принимать самостоятельные законные решения. Поэтому – да – мы на него надеемся. Если эти надежды не оправдаются, будет очень горько. Но мы будем добиваться всячески, чтобы справедливость и законность свершились хотя бы там.

RFI: А после Верховного суда единственной возможностью останется что? Конституционный суд или Европейский суд по правам человека?

Вадим Клювгант: Нет, не совсем так. Верховный суд – это высшая судебная инстанция для рассмотрения таких дел, значит там будем возможность непосредственно к председателю Верховного суда обратиться, если на предыдущих ступенях в Верховном же суде мы не найдем понимания, но, что касается Европейского суда по правам человека, там уже находятся 4 жалобы Михаила Ходорковского на рассмотрении. Одна из них, самая первая, поданная в 2004 году, недавно была судом разрешена, и подавляющее большинство пунктов этой жалобы признаны обоснованными. В том числе, не незаконное, необоснованное задержание, арест и бесчеловечные условия содержания под стражей, чего, собственно, и касалась эта жалоба.

RFI: Однако, это, ни в коем случае, не приводит к освобождению заключенного Ходорковского и заключенного Лебедева?

Вадим Клювгант: Нет, это прямо не приводит к их освобождению, тем более, что речь идет о событиях восьмилетней давности, до которых только добрался Европейский суд сейчас. Эта копилка беззаконий, которая когда-то, несомненно, должна повлечь все необходимые решения, связанные с освобождением, реабилитацией, и мы будем этого добиваться.

RFI: Сегодня стало известно о том, что к Михаилу Ходорковскому не допускают прессу. Вернее, поступило сообщение о том, что Михаил Ходорковский отказывается встречаться с прессой. Вы как адвокат Ходорковского можете объяснить?

Ходорковский ни в коем случае не отказывается от общения с прессой, он готов был, зная о том, что есть такие желания у журналистов и такие запросы на очные с ним интервью, он был готов. И я был лично тем его собеседником, которому он об этом сказал. Но когда человека тюремные власти ставят перед выбором: либо свидания с близкими родственниками, либо встреча с журналистом, то, как бы вы поступили на месте человека, находящегося уже без малого 8 лет в тюрьме?

RFI: А почему перед ним встает такой выбор?

Вадим Клювгант: Это такая изощренная форма дискриминации со стороны наших тюремных властей. Иначе я это не могу объяснить.

RFI: Вы хотите сказать, что администрация предлагает Ходорковскому выбирать: или вы встречаетесь с родными, или с журналистами?

Вадим Клювгант: Я не «хочу сказать», я говорю именно это, потому что я это знаю достоверно. И, кроме того, самим журналистам - вы можете это увидеть в сегодняшней газете «Известия»- объясняли эту ситуацию сотрудники пресс-службы Федеральной службы исполнения наказаний. Они сказали, что Ходорковский в своем заявлении написал, что он предпочитает встречу с родственниками встрече с журналистами, что, естественно, подтверждает тот факт, что он поставлен перед этим выбором. Поскольку количество свиданий с родственниками лимитировано законом.

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями