Россия

Демографическая катастрофа - угроза безопасности страны или предвыборное запугивание?

DR

«Страна вступает в наиболее сложный с точки зрения демографической ситуации период», - сказал 13 сентября бывший директор ФСБ, а ныне секретарь Своета безопасности России Николай Патрушев. Означает ли это, что российские власти всерьез озадачились проблемой старения работоспособного населения и рассматривают её как угрозу безопасности страны?

Реклама

Эксперт центра Юрия Левады Наталья Бондаренко комментирует у микрофона РФИ.

RFI: В России уже давно численность населения падает, уже давно говорят о проблемах демографии. Но сегодня вдруг заговорили об уменьшении численности именно трудоспособного населения, причем на самом высоком государственном уровне. Скажите, каковы последствия этого, прежде всего, для экономики?

Наталья Бондаренко: Да, снижение численности (трудоспособного населения – прим.ред) связано с тем, что резко снизился уровень рождаемости (нынешний уровень рождаемости, то есть, приходящее поколение - от 0 до 5 или 10 лет). Но то, о чем сейчас начали говорить руководители страны, об этом говорили давно уже эксперты. Речь идет о том, что с рынка труда по возрастной категории уходит довольно многочисленное поколение 1940-50 годов, а сейчас приходит на рынок труда более малочисленное молодое поколение. И это связано с возрастными «ямами», характерными для России. В принципе, здесь возникает вопрос о том, что будет ограниченное предложение рабочей силы на рынке труда и даже некоторый дефицит. Какое решение?

Сейчас довольно часто обсуждаются (разные предложения – прим.ред.), и что победит, какие круги, какие группы, трудно сказать. Во-первых, сейчас идет активное обсуждение повышения пенсионного порога, то есть, оставить часть людей на рынке труда. Для более пожилого поколения – стимулировать более поздний его выход на пенсию. Другое решение – за счет миграции рабочей силы. В основном оно ориентировано на поток людей из стран СНГ или бывшего Советского Союза.

Но миграция – это сложный вопрос. Есть специалисты, которые занимаются этими сложными проблемами. А особенность, это то, что основная масса мигрантов – это неквалифицированная рабочая сила, которая занимает такие ниши, где для более квалифицированной рабочей силы будут гораздо большие издержки. Более ограниченные мотивы людей более квалифицированных в Россию ехать, есть определенные ограничения. И для работодателя тоже некоторые издержки. А низко квалифицированная рабочая сила – это, все же, меньшие издержки, и предложений гораздо больше, и это полулегальный рынок… В принципе, (для населения России – прим.ред.) это, конечно, создает определенные проблемы.

RFI: А какой выход проще: заставить работать пенсионеров, которые и так в России, по сравнению, например, с западными странами, очень много у нас работают, или это иммиграция? Или есть еще какие-то способы?

Наталья Бондаренко: Об этом довольно сложно говорить, это все зависит от того, каким образом будут реализованы эти меры. Можно сочетать, наверняка, и то и другое. Главное, чтобы это была правильная реализация этих мер. Но это задача непосредственно чиновников и тех, кто формирует экономическую и, в том числе, социальную политику.

Потому что при миграции возникают дополнительные проблемы социального характера: это адаптация людей не только в крупных городах, но и в российской провинции.

С другой стороны, мы фиксируем по данным нашего опроса, что, в среднем, среди людей малообеспеченных нарастает межэтническая напряженность по отношению к приезжим, к людям из других стран. В том числе, у людей малообеспеченных их несостоятельность переходит в некую недоброжелательность. Здесь важна, конечно, миграционная политика, направленная на более положительный образ мигрантов.

Что касается пенсионного порога – это тоже сложный момент, потому что, в целом, по нашим опросам, люди, скорее, негативно отнесутся к тому, что официально государство одобрит выход на пенсию в гораздо более поздний срок.

RFI: Они не готовы работать больше?

Наталья Бондаренко: Для них это некая социальная гарантия, которая была еще в Советском Союзе. Это то, что им обещано, это то, что ими заработано. Передвижение этого порога – это формально для них отказ от того, что государство им обещало.

Хотя, по данным нашего вопроса, понятно, что пенсия довольно низка, и люди, выходя на пенсию, снижают свой уровень жизни, если они исключительно живут на пенсию без помощи каких-то родственников или сбережений. И в течение послепенсионных 5 лет сейчас, довольно часто существует практика, что люди остаются и работают.

И другие варианты были насчет пенсионного порога, варианты и предложения, которые потом озвучивались в прессе. Вначале речь шла о том, чтобы изменить пенсионный порог для всего населения, мужского и женского, а потом, поскольку это обусловлено различием продолжительности жизни у мужчин и женщин, было и предложение о том, чтобы повысить пенсионный возраст для женщин только на 5 лет.

RFI: То, что заговорили об этой проблеме сейчас, причем, на уровне Совета безопасности, это значит ли, что власти России бьют в колокол потому, что это угроза безопасности страны?

Наталья Бондаренко: Трудно сказать, что это так оценивают высшие лица, руководство страны… Но, в принципе, об этой ситуации говорили давно, и это не сенсация. А в связи с чем сейчас заговорили об этом? Может быть, есть и момент, в том числе, предвыборных каких-то вещей, я не берусь точно судить. Об этом (ранее – прим.ред.) говорилось не раз, и об этом знают круги, занимающиеся экономикой, занимающиеся обществом, политологией – эта проблема у нас уже несколько лет обсуждается. И это не сенсация.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями