Россия

Мария Липман (центр Карнеги) о Прохорове, Суркове и «Правом деле»

Мария Липман, эксперт московского центра Карнеги
Мария Липман, эксперт московского центра Карнеги http://carnegie-mec.org/experts/?fa=501

Сегодня в Москве прошло сразу два съезда партии «Правое дело»: на одном собрались сторонники лидера партии Михаила Прохорова, а на другом – его противники. Мы попросили ответить на наши вопросы эксперта московского центра Carnegie Марию Липман.

Реклама

RFI: Как вам кажется, чем вызван этот конфликт?

Мария Липман: Тем, что партия «Правое дело» получила нового лидера несколько месяцев тому назад. Им стал Михаил Прохоров, российский миллиардер, один из богатейших людей страны. И, возглавив партию, он начал довольно активную кампанию. Это была довольно активная кампания на телевидении, это была довольно активная кампания в регионах.

Дело в том, что в российской политической атмосфере это совешенно исключено, если у партии, у политика нет одобрения Кремля. У нас политическая жизнь находится под контролем, и никакие люди не могут начать политическую деятельность и играть активно на политическом поле, не имея на то одобрения. Но одобрение не значит, что отношения развивались бесконфликтно.

Таким образом, Прохоров как человек с большими политическими амбициями, все-таки, не готов был полностью отвечать на те просьбы и соответствовать всем инструкциям, которые, возможно, из Кремля получал. И это, в конце концов, вылилось в конфликт.

RFI: То есть, вы считаете, что он играет как настоящая политическая фигура, что это – не игры Кремля, что это настоящий конфликт?

Мария Липман: Конфликт настоящий, но это не значит, что он не находится во взаимодействии с Кремлем. Дело в том, что взаимодействие не означает, что отношения развиваются бесконфликтно.

Я могу только повторить, что я абсолютно уверена, что на его кампанию было получено одобрение на самом верху, в противном случае, он не мог бы вести кампании ни на телевидении, ни в регионах. Косвенным свидетельством того, что договоренность существовала, было то, что Прохоров с самого начала объявил о том, что он не будет оппозицией, он называл себя «конструктивной альтернативой». Можно считать, что это игра словами, но, тем не менее, важно, что он подчеркивал, что не находится в оппозиции ни президенту, ни премьер-министру.

Таким образом, он одновременно, в какой-то степени, был лоялен, а в какой-то степени, позвлял себе, видимо, больше, чем имели в виду те люди в Кремле, которые с ним имели дело. Я имею в виду, конечно, не первых лиц, а таких, как, главным образом, Владислав Сурков – человек, которого иногда называют «серым кардиналом», человек, который, в большой степени, дирижирует этой управляемой политикой в России.

Я полагаю, что конфликт был совершенно неподдельным. Жесткие заявления, которые Михаил Прохоров сделал сегодня перед огромным скоплением прессы о том, что он будет добиваться отставки Владислава Суркова, я думаю, подчеркивают тот факт, что конфликт между ними был абсолютно подлинным.

RFI: Как вы видите развитие этой ситуации?

Мария Липман: Развитие ситуации, собственно, уже произошло: Михаил Прохоров проиграл, те люди, которые возглавили такое мини-восстание, как «слив» его из его собственной партии, которые, в общем, и не скрывают, что являются прокремлевской группировкой, у них в руках остались документы и осталась легитимная возможность продолжать кампанию от лица «Правого дела», как называется эта партия.

Михаил Прохоров уже заявил, что не будет участвовать в кампании парламентской 2011 года, да это и технически, формально абсолютно невозможно, но сказал, что он не уйдет из политики. Это значит, мы пока не знаем, но факт остается непреложным, что на сегодняшний день политическое руководство страны, верхушка исполнительной власти имеет полный контроль над политической жизнью страны. И без согласия, и без одобрения сверху политическая жизнь в политическом поле в России невозможна.

RFI: А какая судьба может ждать самого Михаила Прохорова? Не повторит ли он, скажем, судьбу Михаила Ходорковского?

Мария Липман: Нет, конечно, он не повторит судьбу Ходорковского. Можно вспомнить, собственно, что и у самого Ходорковского в свое время перед арестом была возможность уехать из страны. Ему на это серьезно намекали, но он выбрал борьбу и оказался в тюрьме.

Я не думаю, что, если такого рода выбор встанет перед Михаилом Прохоровым (я не думаю, что он встанет), то он выберет тюремное заключение. Но он получил серьезный урок, и если у него и были какие-то иллюзии, что можно вести себя независимо в сфере политики России, вести себя независимо и, при этом, оставаться в политическом пространстве, есть люди, которые считают, что это абсолютно недопустимо.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями