Правое Дело

Арина Бородина: «Наше телевидение управляется вручную»

Арина Бородина, обозреватель ИД КоммерсантЪ
Арина Бородина, обозреватель ИД КоммерсантЪ http://www.kommersant.ru/Issues.photo/DAILY/2011/087/KMO_117618_

Обозреватель ИД «КоммерсантЪ» Арина Бородина написала статью о том, как российские телеканалы освещали ситуацию вокруг Михаила Прохорова и «Правого Дела». Своими наблюдениями Арина Бородина поделилась с RFI.

Реклама

Арина Бородина: Собственно, наблюдения мои были, отчасти, изложены в моей публикации в «КоммерсантЪ».

Все менялось стремительно: если еще в мае-июне Михаил Прохоров был желанным гостем на всех, без исключения, каналах, по поводу и без повода давал интервью, освещали все малейшие его появления, по цитируемости уступал, разве что, «Единой России», в чем я, кстати, с ними поспорила бы. Прохоров выступал с ними на равных.

В среду 14 сентября все в судьбе Михаила Прохорова, в телевизионном сопровождении его деятельности резко изменилось.

Началось все с освещения съезда. Понятно, что в реалиях российского телевидения уже давно не упоминается фамилияВладислава Суркова и других чиновников кремлевской администрации, которых не принято упоминать.

Понятно, что не звучат слова «Кремль» и т.д., но все три канала подавали информацию, тем не менее, более или менее сбалансировано, высказывали и точки зрения и стороны, которая была против Прохорова, и за.

Был первый день съезда, на который Прохоров не приехал, нобыли даны две точки зрения. Показывали брифинг Прохорова о том, что произошел «рейдерский захват» – эти цитаты давали даже госканалы. То есть, все было более или менее пристойно.

Очень показателен был пример на Первом канале, когда в 18:00 ведущаяЮлия Панкратова в полторы минуты, в общем, уложила две точки зрения вполне себе пристойно.

А уже спустя всего 3 часа, на этом же канале в программе «Время» ведущая Екатерина Андреева называла Прохорова уже не лидером «Правого дела», а просто «миллиардером» с такой достаточно яркой интонацией, где было понятно, что он не явился на съезд. То есть, был явно негативный окрас – пренебрежительный.

А программа «Вести» второго государственного канала «Россия 1», вообще не скупились: подавали так, что это скандал, и непонятно, что происходит.

Дальше все пошло только хуже для Михаила Прохорова, потому что уже 15 сентября, в четверг, по началу оба государственных канала просто молчали о том, что произошел съезд, что произошел раскол, и что Прохоров отставлен, хотя весь Интернет и все агентства – все просто ломилось от этих сообщений. Но телевидение молчало.

А к вечеру от Михаила Прохорова в эфире не осталось почти ничего – всего лишь несколько секунд .

Его выступления в здании Академии Наук искромсали, взяли лишь несколько фраз, естественно, никаких слов Пугачевой о том, что «Сурков сошел с ума» и что Владислав Сурков давит на «Правое дело»,  о чем говорил Прохоров с трибуны и несколько раз.

Ничего подобного, конечно, в российском эфире не было. А в пятницу на каналеНТВв срочном порядке без объявления в эфире вышел фильм о Евгении Ройзмане – соратнике Михаила Прохорова, как говорят, из-за которого, в числе прочего, разгорелся весь скандал.

Он был «сделан на коленке», по принципу, как делались фильмы о Лужкове и Лукашенко. На мой взгляд, режиссуры было маловато, поэтому так – из пушки по воробьям. Но сам факт, что все телеканалы пока не оставляют Прохорова в покое, и в ближайшие выходные все это будет продолжаться – анти-прохоровская кампания в эфире, так оно и есть.

Единственное, пожалуй, исключение – программа Марианны Максимовской на РЕН ТВ, где пристойно достаточно, сбалансировано дали информацию о расколе, и даже сам Прохоров там выступил, и даже назвал фамилию Суркова. Хотя сами журналисты РЕН ТВ это священное, видимо, для российского телеэфира имя и фамилию Владислава Суркова так и не произнесли.

RFI: Фамилия Суркова круче, чем Волан-де-Морт в «Гарри Поттере». Так получается, что у Прохорова осталось лишь несколько трибун: он был у Тихона Дзядко на «Эхе», он был на «Дожде» и на РЕН ТВ, на BBC. Я правильно понимаю?

Арина Бородина: Я не знаю, может ли быть Прохоров в программе центрального телевидения или на канале НТВ, но думаю, что вряд ли. Да, из общенациональных каналов открытых, эфирных, это только РЕН ТВ, еще РБК, но там Прохоров – владелец. Канал «Дождь» - он был там сразу в день скандала. Радиостанции, разумеется, и не только «Эхо», а еще ряд радиостанций: «КоммерсантЪ FM» и «Свобода», но это все небольшие ниши, которые видит очень небольшое количество людей по сравнению с тем, сколько людей смотрят 1 канал, «Россию» или НТВ.

RFI: Вы думаете, что теперь Прохоров станет персоной нон-грата на российском телевидении?

Арина Бородина: Если все пойдет по тому сценарию, по которому сейчас все развивается, разумеется. Вряд ли даже его бизнес-деятельность, даже если он купит хоть 3 футбольных клуба, об этом будут говорить в ближайшее время.

Но если там есть какая-то более сложная комбинация: если он должен въехать куда-то как рыцарь на белом коне, то так же, но только тоже по отмашке Кремля, он снова появится. Никак иначе это не произойдет. Денег здесь не хватит ему.

RFI: Во Франции в социальных сетях, и даже некоторые политологи, первые два дня говорили, что это все игра, это такой фарс. Но, в принципе, видя то, что изменилась тональность подачи новостей на российских телеканалах, должно быть понятно, что никакой игры, никакого фарса, никакого пиара прохоровского здесь нет.

Арина Бородина: Понимаете, мне эта история вообще не симпатична ни справа, ни слева, ни сверху, ни снизу. Мне тоже в чистоту жанра здесь не особенно верится.

Просто изначально проект Прохорова был создан искусственно, точнее, он сам был создан по договоренности с Кремлем как партийный руководитель.

Поэтому, собственно, он пожинает плоды своего сговора с властью российской.

Меня в этой истории печалит лишь то, что, к сожалению, в очередной раз нам продемонстрировали, что наше телевидение управляется вручную, когда, с разницей в 2-3 часа, радикально меняется подача информации, заведомо искажается и подается Бог знает как, вне всяких профессиональных канонов.

Это, к сожалению, печально, и без согласия власти иначе быть не может.

RFI: В своем блоге Михаил Прохоров сделал обращение к журналистам весьма забавное. Он написал, обращаясь к редакторам и журналистам, с которыми он знаком, которые стали его друзьями, он говорит, что, как никогда, понимает их ситуацию и не обижается на журналистов.

Арина Бородина: А журналисты и их начальники зависят от Кремля. Почитайте речь Леонида Парфенова, которая была год назад на вручении премии Листьева. Мне кажется, там все было исчерпывающе сказано. Нынешние журналисты федеральных каналов работают в альянсе с властью. И они воспринимают власть как своих непосредственных начальников. Он очень точно все это отметил, и на мой взгляд, эти реалии были, есть и, к сожалению, увы – будут.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями