Наука и техника

Французские бизнес-инкубаторы для России и 10 лет катастрофы AZF

Аудио 12:34
Монпелье
Монпелье

Технополис Монпелье (Лангедок-Русcийон) поможет российскому Обнинску создавать наукоемкие предприятия. Специальное соглашение о франко-российском сотрудничестве было подписано в июне в рамках визита в Монпелье делегации из Калужской области. Вторая тема программы — 10 лет со дня техногенной катастрофы на заводе AZF в Тулузе.  

Реклама

В первой части программы речь пойдет о бизнес-инкубаторах и франко-российском сотрудничестве. Интересное соглашение в области наукоемких предприятий было заключено во Франции между администрацией Обнинска, города в 100 км к югу от Москвы, и агломерацией средиземноморского Монпелье.

Двусторонние контакты ведутся уже не один год. Интерес французов к региону объясняется его промышленным потенциалом и историей. Обнинск, где была создана первая в мире атомная электростанция, сегодня насчитывает множество предприятий, специализирующихся в области атомной энергетики, радиационной химии и геофизики и т.п.

Подписанное в июне в Монпелье соглашение о сотрудничестве с Россией, по мнению вице-президента Монпелье Жильбера Пастора, взаимовыгодное:

«Россияне в развитии своих инновационных предприятий хотят опереться на опыт Монпелье. Не забывайте, что наш Международный бизнес-инкубатор был отмечен в 2007 году как лучший в мире (классификация NBIA — RFI). До сих пор международная ассоциация NBIA отмечала только бизнес-инкубаторы англо-саксонских стран – американские или, например, австралийские. Мы стали первыми европейцами, удостоенными такого отличия».

Что же предлагает Обнинску и калужской области Монпелье? Что называют «инкубатором»?

«Инкубатор необходим, когда у вас есть какой-нибудь проект, разработанный исследователями вашего региона, который может получить промышленную реализацию. Роль нашего инкубатора как раз и состоит в том, чтобы создать предприятие, которое будет эксплуатировать эту инновацию. Одновременно мы помогаем в административных демаршах при оформлении предприятия. Мы помогаем также структурировать, рационализировать проект. Поэтому мы пропускаем проект через рассмотрение университетских, промышленных и банковских экспертов. Помогаем найти финансирование – через государственные фонды поддержки инноваций и в поиске частных вложений».

«Центр в Монпелье, — напоминает Жильбер Пастор, — располагает всей сетью необходимых контактов. За 15 лет в Монпелье было создано 400 предприятий и 4000 рабочих мест. Такой инкубатор оказывает услуги в течение двух лет, минимально необходимого срока, позволяющего предприятиям стать жизнеспособными и независимыми. В Монпелье создана целая сеть поддержки для новых фирм».

Инициатором контактов между Монпелье и Обнинском стал Евросоюз, объясняет Жильбер Пастор:

«Мы предлагаем наш опыт на международном уровне. Работаем с Китаем, Бразилией, другими странами. Россияне обратились в Евросоюз с просьбой найти экспертов. Так Евросоюз порекомендовал Обнинску Монпелье как обладателя наилучшей экспертизы... У России, страны из числа быстро развивающихся, большой коммерческий потенциал. Наши инновационные предприятия, которые захотят открыть свои предприятия в Калужской области, получат специальную помощь. Этот регион понял, что размещение иностранных предприятий позитивно скажется на его экономическом развитии и поэтому оказывает зарубежным предприятиям (и не только инновационным!) разнообразную поддержку. Обнинск готов принять у себя самые разные предприятия, научные центры. Мы в Обнинске посетили лабораторию химического синтеза, готовую сотрудничать с французскими предприятиями. Россию интересуют любые предложения. В ответ, регион Монпелье тоже открыт для инновационных предприятий России. Мы их тоже принимаем на льготных условиях».

Предполагается также, что сотрудничество с Монпелье даст российским фирмам возможность участвовать в инновационных программах, финансируемых Евросоюзом.

В агломерацию Монпелье входит 31 город с населением 450 тысяч человек. В регионе действует сегодня 26 тысяч предприятий. Они работают в области медицинских исследований (онкологии, диагностики, лечения неврологических заболеваний), а также агрономии, информатики и защиты окружающей среды.

Проблематика защиты окружающей среды открывает для нас вторую тему нашей программы. Название ломбардийского города Севезо сегодня стало в Европе именем нарицательным. После техногенной катастрофы в Севезо в 1976 году в Европе была введена система классификации предприятий по степени опасности. Сегодня, когда исполняется 10 лет со дня смертоносного взрыва на французском заводе AZF в Тулузе, во Франции подводят итоги политики, направленной на обеспечение безопасности населения в контексте потенциальной техногенной угрозы.

В интервью RFI представитель министерства экологии, руководитель дирекции по предупреждению рисков Лоран Мишель объяснил, как проводится эта работа:

«Параметры риска, связанного с промышленной деятельностью, должны отслеживаться, и безопасность должна гарантироваться предприятиями в ходе их ежедневной работы. В соответствии с нормами безопасности предприятия берут на себя обязательство гарантировать безопасный процесс работы. Нормы во Франции разработаны под контролем госструктур. Эти меры раскладываются по нескольким векторам. Во-первых, предупреждение риска при концепции процесса производства. Во-вторых, соблюдение норм в ежедневной работе. В-третьих, учет параметров риска в процессе урбанизации зоны, прилежащей к промышленному объекту. И, наконец, и это очень важно, комплекс организационных мер и информационные кампании, которые разрабатываются в рамках специальных комитетов».

Принятое после катастрофы AZF законодательство предусматривает переселение людей, проживающих слишком близко к потенциально опасным предприятиям. А на менее опасной периферии предполагается провести специальные работы для обеспечения большей безопасности жителям таких кварталов. Однако пути финансирования этих работ сегодня продуманы плохо, считает мэр одного из таких городов. Ив Блэн, мэр города Фезен (Feyzin) близ Лиона, где в 1966 году 18 человек погибли и 80 получили ранения в результате утечки и взрыва сжиженного газа:

«Помощь, выделенная населению на обязательное по регламенту обустройство, абсолютно не достаточна. В результате – сотни людей живут сегодня поблизости от потенциально опасных промышленных объектов, государство не дает средства, чтобы должным образом защитить их имущество, дома и, главное, их жизнь».

Статистика показывает, что сегодня во Франции существует 620 объектов SEVESO высокого уровня опасности, 500 низкого уровня, (представляющих, тем не менее, значительную опасность) и еще порядка 45 000 объектов, чья работа связана с соблюдением специальных мер безопасности и обязанностью получить специальное разрешение.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями