Правое дело

Сесиль Вессье: Это какой-то театр

Михаил Прохоров рядом с Аллой Пугачевой во время съезда «Правого дела» 15/09/2011
Михаил Прохоров рядом с Аллой Пугачевой во время съезда «Правого дела» 15/09/2011 REUTERS/Denis Sinyakov

Политолог, специалист по России, профессор университета Ренн-2 о том, как история со свержением Михаила Прохорова с поста лидера партии «Правое дело» видится из Франции.

Реклама

RFI: Вы до этого слышали о Михаиле Прохорове?

Сесиль Вессье: Да, конечно.

RFI: Вам, наверное, сейчас на память приходит история с Куршевелем?

Сесиль Вессье: Да, для меня это был тот олигарх, который создал тот скандал в Куршевеле. Поэтому было очень удивительно, когда вдруг он стал во главе партии «Правое дело». И было понятно, что на эту должность его выбрал Кремль.

RFI: А знали ли вы, что у Михаила Прохорова был орден Почетного Легиона?

Сесиль Вессье: Да, я знала. Мне кажется, что это было после этого скандала. Во-первых, люди, у которых есть магазины в Куршевеле, очень боялись, что все богатые русские уедут когда-нибудь из Куршевеля, и требовали, чтобы со стороны французских властей были какие-то извинения. Но мне кажется, что здесь это не самое важное. Нужно сказать, что у Прохорова есть очень, как мне кажется, интересная сестра, которая развивает интеллектуальные проекты. Если не ошибаюсь, она руководит журналом «НЛО». То есть, речь не о прошлом.

Я слушаю и читаю о том, что происходит сейчас с Прохоровым и задаю себе вопрос: «Сколько времени это может продолжаться?». В смысле, здесь какой-то театр: все понимают, что, в принципе, все решается в Кремле, очень умные люди, очень умные профессиональные журналисты делают все, что хочет Кремль. И политики делают именно то, что хочет Кремль, и все об этом знают, все это понимают.

Как Белковский сказал, не может быть ни одной свободной партии, которая не зависела бы от Кремля. Мы даже не знаем, кто решает в Кремле: насколько это Путин, насколько это Сурков, о котором все говорят. Кто-то сказал, не помню, кажется, Немцов, что он только менеджер и делает то, что ему говорят. Все это понимают, все это осуждают более или менее, и это продолжается. Зато протест все-таки растет, демонстрации достаточно часто происходят в России, чего не было года 3-4 назад. И куда все это приведет?

RFI: А из Франции как эта ситуация видится? Как дикость?

Сесиль Вессье: Честно говоря, да. Значит, видимо, нет никаких институтов политических и демократических. Но, с другой стороны, во время Советского Союза тоже не было никаких демократических институтов, но люди, общество, делали вид, что есть.

Когда, скажем, ты принимаешь участие в международных встречах, удивителен цинизм тех, кто достаточно близок к власти. Они ни во что не верят. Как это может продолжаться?

Прохоров, о нем можно думать, что угодно, но его поддерживали достаточно известные умные люди. Они открыто заявляли, что он им очень нравится. И Макаревич, и Павел Лунгин, и Пугачева... Я бы очень хотела, чтобы эти умные люди просто заявляли о том, как они реагируют на это, и насколько их взгляды поменялись по отношению к Прохорову.

Если они были за него неделю назад, значит, они должны были что-то предпринять, заявить: нет, этого не может быть, чтобы решали, что во главе партии будет не он, а кто-то другой. Когда я смотрю на эту ситуацию, мне кажется, что надеяться можно только на общество.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями