Культура

В ожидании чуда: сборы от показа французского фильма пойдут в российский благотворительный фонд

Кадр из фильма "Я объявляю войну"
Кадр из фильма "Я объявляю войну" http://www.allocine.fr/video/player_gen_cmedia=19218337&cfilm=1

«Я объявляю войну» - так называется новый фильм французского режиссера Валери Донзелли, недавно вышедший на экраны Франции. Фильм рассказывает о нелегкой борьбе молодой пары за выживание их ребенка, больного раком. В Москве состоялась премьера киноленты, на которой побывал наш корреспондент Александр Подрабинек.

Реклама

Фильм выходит в российский прокат на необычных условиях – часть сборов от него будет передана фонду «Подари жизнь», который основали актрисы Дина Корзун и Чулпан Хаматова. Кстати, премьерный показ также был устроен этим фондом, и вся выручка от него также пойдет на благотворительные цели. Фонд оказывает помощь детям, больным лейкемией и другими онкологическими заболеваниями.

Премьера фильма состоялась 9 ноября в кинотеатре «КАРО Октябрь» на Новом Арбате в Москве. Название фильма – «Я объявляю войну» - сначала кажется несколько странным для истории о родителях и смертельной болезни их маленького сына, но постепенно выясняется, что борьба за выживание маленького человека сродни противостоянию взрослых на настоящей войне. По крайней мере, накал страстей не меньший и смертельный риск - тоже.

Сюжет фильма прост: у молодой и счастливой французской пары рождается сын, а через полтора года у него обнаруживается рак мозга. Никаких неожиданных сюжетных поворотов, никаких интриг и загадок в фильме нет. Вместо этого - напряженная трагедия двух людей, которые были легки, беспечны и благополучны до того момента, пока на них не свалилась эта беда.

Они не понимают, почему именно на них, не понимают, как с этим бороться, они беспомощны и раздавлены. Однако постепенно паника проходит, и они осознают, что единственное их оружие – надежда и любовь. Надежда на врачей и на счастливый исход, и любовь друг к другу и к своему малышу.

В фильме случается то, что редко происходит в жизни при подобном диагнозе – после успешной операции у мальчика наступает длительная ремиссия и затем полное выздоровление. Фильм – не история болезни, и здесь может случиться то, чего нам так не хватает в жизни – чуда. Собственно, на этом построен весь современный кинематограф.

В основе фильма лежит подлинная история, пережитая режиссером Валерии Донзелли и исполнителем главной мужской роли Джереми Элькеймом. Разумеется, личный опыт наложил свой отпечаток на фильм, но чем бы был этот фильм, если бы у его авторов не было такого опыта?

Герои фильма – Ромео и Джульетта (ее играет сама Донзелли) пытаются как бы заговорить судьбу – не разрешают себе думать о возможных осложнениях, не думают ни о чем плохом, пытаются создать вокруг трагедии позитивный жизненный фон. Таков и режиссерский замысел: в фильме много музыки, драматические сцены перемежаются с жизнерадостными, а финал и вовсе говорит сам за себя.

Возможно, немного переигрывают с эмоциями актеры, исполняющие роли родственников и друзей главных героев. С другой стороны, это вполне компенсируется доброй иронией, которая звучит и в словах персонажей фильма, и в закадровом авторском тексте.

Фильм выходит в российский прокат на необычных условиях – часть сборов от него будет передана фонду «Подари жизнь», который основали актрисы Дина Корзун и Чулпан Хаматова. Кстати, премьерный показ также был устроен этим фондом, и вся выручка от него также пойдет на благотворительные цели. Фонд оказывает помощь детям, больным лейкемией и другими онкологическими заболеваниями.

По данным фонда «Подари жизнь», в России каждый год заболевают раком крови и другими онкологическими болезнями около 5 тысяч детей. Половина из них выздоравливает, благодаря своевременному лечению. Полторы тысячи погибают из-за нехватки мест в клиниках и отсутствия качественного лечения.

Консервативное лечение детей, больных раком крови, обходится в 300-400 тысяч рублей, а стоимость операции по трансплантации костного мозга достигает 3 миллионов рублей. Государственные дотации на лечение покрывают только часть расходов. Другую часть расходов, увы, не всех целиком, покрывает благотворительность.

Здесь надо отметить, что благотворительность не очень популярна в России. Этому есть простое объяснение: на фоне всепоглощающей коррупции, казнокрадства и воровства, люди не очень доверяют искренности намерений благотворительных фондов. Тем более что скандалы, такие как с фондом «Федерация», постоянно напоминают людям, в какой стране мы живем.

Фонд «Подари жизнь» - счастливое исключение, благодаря хорошей репутации популярной актрисы Чулпан Хаматовой и той прозрачности, с которой ведет свои дела этот фонд. За 5 лет работы фонд «Подари жизнь» потратил на больных детей полтора миллиарда рублей.

Так связаны между собой кинематограф и реальная жизнь. После премьеры фильма я попросил поделиться своими впечатлениями директора медицинских программ фонда «Подари жизнь» врача-гематолога Анну Островскую.


RFI: Вы видели этот фильм. Какое он произвел на вас впечатление?

Анна Островская: Мы смотрели этот фильм с коллегами, и хотим сейчас сказать спасибо съемочной группе и людям, которые выбрали эту сложную тему для того, чтобы говорить о ней вслух, методами художественного воспроизведения. Конечно, этот фильм заставил многих плакать в зале. Особенно людей, которые близко касаются темы лечения детей, больных онкологическими заболеваниями.

RFI: Насколько характерна ситуация, описанная в фильме?

Анна Островская: Насколько характерна ситуация, описанная в фильме? Молодая семья, которая сталкивается со страшной, неразрешимой проблемой смертельно больного ребенка, я думаю, что эта тема едина во всех странах, вне зависимости от уровня развития медицинской помощи. Она характерна. Вы спрашиваете, насколько она характерна? Так бывает, это правда.

RFI: Как вы можете сравнить детскую онкологию во Франции со здравоохранением в России?

Анна Островская: Понимаете, я имею счастье работать в одной из лучших российских клиник. Поэтому ситуация в одной из лучших российских клиник близка к той ситуации, которую показали в кино.

RFI: В какой именно?

Анна Островская: В федеральном клиническом центре российской гематологии, онкологии и иммунологии. Другое дело, что это не есть стандарт для всей нашей страны. Поэтому то, что происходит вне стен нашего лечебного учреждения, к сожалению, мне малоизвестно. Я подозреваю, что сильно отличается именно в области взаимодействия родителей и медицинского персонала. Эта проблема, я думаю, стоит в России острее, чем в развитых европейских странах. А это очень важно, когда медицинский персонал и родители вместе и сообща решают проблемы.

RFI: А как вы можете сравнить уровень лечения, уровень здравоохранения, общий уровень того, что вы сказали, во Франции (если судить по этому фильму) и то, что есть у нас в России сегодня?

Анна Островская: Во-первых, мы знаем уровень развития детской онкологии во Франции. Мы живем в едином информационном профессиональном пространстве. Мы стремимся, чтобы в нашем центре уровень был таким же. Но, в целом, конечно, по стране, по России, он ниже, чем уровень онкологической помощи в развитых европейских странах.

RFI: Насколько благотворительность в России способствует вашей работе?

Анна Островская: Безусловно, благотворительность помогает работе врачей. Благодаря нашему благотворительному фонду врачам и детям доступны такие лекарства, которые не покрываются расходами бюджета. Иногда эти лекарства способны спасти ребенку жизнь. Иногда эти лекарства позволяют оказывать медицинскую помощь на уровне, сопоставимом с международными стандартами. К сожалению, этот уровень предполагает очень высокие расходы, материальные расходы. И тут фонд оказывает неоценимую помощь - как медикаментами, так и социальной поддержкой, которую он оказывает родителям, которые попадают, действительно, в такие условия, – мы это и в фильме видим. В России это еще более ярко. Конечно, эти люди сильно страдают в социальном плане потому, что они не могут работать, у них пропадают доходы. И фонд в этом тоже поддерживает родителей, снимая квартиры, предоставляя жилье, билеты на транспорт. Просто какие-то суммы денег на необходимые ежедневные расходы иногда. Иногда, когда люди не могут их себе позволить.

RFI: Ожидаете ли вы, что прокат этого фильма в России положительным образом скажется на работе фонда и, соответственно, на положении больных детей?

Анна Островская: Я очень на это надеюсь. Я, правда, не думаю, что публика, ищущая развлечений, пойдет смотреть этот фильм. Но те, кто этот фильм увидят, может быть, они поймут его не так, как мы, люди, причастные к этой проблеме. Может быть, они увидят в нем что-то другое. Но я думаю, что добрые чувства и желание помочь этот фильм обязательно разбудит во многих людях.

* * * * *

Надежды на то, что фильм пробудет в зрителях сострадание и желание помочь смертельно больным детям, не беспочвенны. И возможности для этого у людей будут. А есть страны, где такое невозможно. Я был на Кубе в отделении детской онкологии и видел ужасное положение больных малышей своими глазами. Это была не специальная демонстрационная больница, не витрина кубинского здравоохранения, а самая обычная провинциальная больница в Пинар-дель-Рио, куда не водят иностранцев смотреть на успехи социализма.

Даже больше, чем отсутствие лекарств (что обычно при социалистическом здравоохранении), меня поразило отсутствие игрушек у умирающих от рака детей. От большинства из них отказались родители, и они доживали свои дни в больничном отделении практически без лекарств, без родительской любви, предоставленные самим себе и никому ненужные. Только больничные медсестры трогательно заботились о них, хотя ничем существенно и не могли помочь.

Наверное, есть места, где еще хуже. Вероятно, фильм «Я объявляю войну» там просто не поняли бы. Сказали бы, что так не бывает. В России, я думаю, все-таки поймут. Россия, конечно, не Франция, но все же и не Куба.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями