Перейти к основному контенту
Россия / Нижний Новгород

Дмитриевский - все подробности о нижегородских событиях

Задержанные активисты в здании нижегородского суда 11/03/2012
Задержанные активисты в здании нижегородского суда 11/03/2012 DR
Ярослав Горбаневский
8 мин

В Нижнем Новгороде под давлением общественности были освобождены незаконно удерживавшиеся там активисты. Станислав Дмитриевский рассказывает о задержаниях, суровых условиях содержания, бессудном лишении свободы, о чувстве достоинства у спецназовцов и о том, как из Нижегородского районного суда бежали все представители власти.

Реклама

Минувшей ночью в Нижнем Новгороде под давлением общественности из здания суда были освобождены незаконно удерживавшиеся там гражданские активисты. Одновременно из отделения полиции были освобождены три гражданских активиста, которых ранее еще вывезли туда – Петр Типаков, Станислав Дмитриевский и Илья Шамазов. С нами нижегородский гражданский активист Станислав Дмитриевский, один из руководителей «Нижегородского гражданского совета».

RFI: Что вы можете сказать об освобождении гражданских активистов, в частности, о вашем, которое произошло в ночь с воскресенья 11 на понедельник 12 марта?

Станислав Дмитриевский
Станислав Дмитриевский www.kommersant.ru

Станислав Дмитриевский: Дело в том, что этому освобождению предшествовала обстановка, которая постоянно накалялась. Во-первых, мы были задержаны накануне сотрудниками полиции – порядка 85 человек – на шествии.

RFI: Накануне – речь идет о субботе 10 марта.

Станислав Дмитриевский: Да, 10 марта. Через некоторое время сроки нашего задержания – через 3 часа – истекли, тем не менее, не составив протокол, нас продолжали насильственно, противозаконно удерживать в двух отделениях полиции.

И дальше нам просто не давали выходить сотрудники полиции, которые отказывались представляться, которые силовым образом просто не выпускали нас из помещения отделения полиции.

Батальон спецназначения просто валял нас там по полу, хотя никаких законных оснований удерживать нас они не имели. Даже предъявить нам не могли, да и не пытались. В общем, смеялись просто в лицо и говорили: «Мы здесь власть, и что хотим, то и делаем».

Таким образом, протоколы были составлены только к ночи, когда истекли все отведенные законом сроки. После чего нас, тем не менее, - 20 человек – в двух отделениях полиции оставили ночевать…

RFI: В ночь с субботы на воскресенье.

Станислав Дмитриевский: С субботы на воскресенье. Причем, в условиях, которые я бы охарактеризовал как условия, унижающие человеческое достоинство и бесчеловечные. По крайней мере, спать там было невозможно: это маленькие переполненные камеры.

А утром нас таких вот невыспавшихся, холодных – единственное: нас покормили немного и напоили чаем (не могу это не отметить) – нас повезли на суд в 8 часов утра. Но суд так и не состоялся до вечера, и все это время мы удерживались в холодных автобусах.

Да, еще очень важный момент: впервые за время работы общественной наблюдательной комиссии в Нижнем Новгороде, общественную наблюдательную комиссию не пустили ни в один из отделов полиции, хотя до этого она беспрепятственно всегда проходила в любую колонию, в любое самое закрытое учреждение, потому что это требование федерального закона.

И вот, наконец, мы оказались перед судом, но суд не мог состояться еще практически 12 часов. Я и мои товарищи сидели в холодном автобусе. Первое время нас даже отказывались выводить в туалет. И кормили нас: все, что нам потом передавали из еды – это были передачки гражданских активистов, правозащитников и просто наших друзей и родственников.

И, наконец, к вечеру уже – это было около 8 часов – нас, наконец-то, запустили в здание суда, где мы могли хотя бы согреться.

RFI: Вечером воскресенья 11 марта.

Станислав Дмитриевский: Да, это было вчера. В это время обстановка вокруг этого здания накалялась, туда начали прибывать правозащитники, журналисты, гражданские активисты и просто неравнодушные граждане. Их количество становилось все больше, и в какой-то момент, когда мы уже были введены в здание суда, и когда началось, наконец-то, рассмотрение хоть каких-то дел, опять же непредставляющиеся сотрудники полиции отказывались, во-первых, выпускать граждан.

Напомню, никто не был задержан, более того, потом выяснилось, что протоколы были сфальсифицированы, многие лица, которых удерживали в автобусах, числились уже освобожденными. Тем не менее, им не давали выходить из зала суда, а представителям прессы, представителям общественности не давали туда входить.

Уже к ночи, наверное, часов в 10, в какой-то момент эта блокада была просто физическим образом прервана большим количеством людей, представителей прессы, которые просто передавили сотрудников батальона спецназначения и вошли на территорию судебного участка, которая была просто заполнена уставшими, неспавшими людьми.

Туда были принесены спальные мешки, даже раскладушки. В общем, мы как-то там… кто-то спал, кто-то готовился к судебному заседанию. После этого нас изолировали – меня, Илью Шамазова и Типакова.

Ой, извините, к нам в офис сейчас пришли сотрудники полиции. (вошедшим) Я сейчас в прямом эфире по парижскому радио нахожусь.

RFI: Рассказывайте, что происходит.

Станислав Дмитриевский: Сейчас мне вручают повестку, наверное, на завтрашнее судебное заседание. (полицейским) Правильно? Ага.

Два сотрудника полиции, один – подполковник аж целый, другой – сотрудник полиции в штатском. Они пришли, чтобы вручить нам повестку, я уже знаю, что это будет завтра. Сейчас посмотрим, что написано в повестке.

(полицейским) Вам расписаться?

Извините, это я – с сотрудниками полиции говорю. Подождите секундочку. Мне вручают вот экземпляр повесточки на завтрашнее судебное заседание.

(полиции) Я где-то должен расписаться?

(голос):  Повестку получил лично, подпись…

Станислав Дмитриевский: (полиции) Повестку получил лично. Дмитриевский С.Д., подпись. Сегодня 12/03/2012. Все? Я больше вам не нужен? Хорошо, до свидания.

Так. Мне вручена повестка, поэтому я могу вернуться. Я, извините, немножко сбивчиво говорю. Как раз, когда я рассказывал, Илья Шамазов открывал дверь. В дверь кто-то продолжал стучать. Все, запираемся и можем продолжать разговор.

RFI: Мы остановились на том, что в здании суда появились граждане – правозащитники, активисты и просто граждане, которые неравнодушны. Они вошли в здание суда, «продавив» спецназ. Но это удивительно: как можно спецназ продавить?

Станислав Дмитриевский: Я понимаю вас. Это, конечно, здоровые мужчины. Но не нужно забывать, что это еще и моральное давление. Представьте себе, что полтора часа под несколько камер у них и у их руководителя полковника спрашивают: «На каком основании вы не впускаете и не выпускаете людей?».

И показывают им журналистские корочки, говорят, что вы просто совершаете уголовное преступление – или вы должны завтра сесть в тюрьму, или Конституции в России не существует. Говорят им: «Как вам не стыдно?».

Они сначала смеялись, потом они начали опускать глаза. Это еще и моральное давление. И, в конце концов, при очередном напоре у них просто не было, насколько я понял, моральных сил удерживать это. Они же тоже живые люди. Наверное, у кого-то из них есть все-таки представление хотя бы о некоем своем достоинстве, наверное, все-таки, сохранилось.

Они, в общем, морально ослабли, и блокада была прервана. Это было, наверное, когда люди более или менее сумели войти, около пол-одиннадцатого вечера, 22:30. И судья после этого явно занервничала, и практически дальше уже шло рассмотрение последнего дела.

А дальше, последнее, чему я был свидетелем, люди начали уже раскладывать спальные мешки, раскладушки, потому что около суда на лестничной клетке появились плакаты «Свободу политзаключенным».

Это не было каким-то фарсом – много сейчас фотографий есть, видно – люди чуть ли не колбасу там, на полу сидя, режут, сидят на полу, кто-то спит на раскладушке. Просто люди устали, действительно. 20 человек уставших, без сна, которые провели 2 дня и ночь в достаточно бесчеловечных условиях.

Дальше, нас решили удалить, посчитав, видимо, что мы самые буйные тут заводилы. Меня, Шамазова и Типакова спецназовцы заявили…

Да, кстати, в суде не было никаких судебных приставов, никаких служащих суда – была судья, а все распорядительные функции выполняла там сторона обвинения, то есть, сотрудники МВД. Они определяли очередность вызова к суду, они пытались поддерживать порядок, вернее, как раз беспорядок в суде. Они там, что называется, «рулили». Кому входить, кому не входить.

Они в тот момент сказали: «Так, рассмотрение дел Шамазова, Дмитриевского и Типакова будет завтра, соответственно, в 8, в 9 и в 10 часов, а остальные дела будут рассматриваться ночью, так что Шамазов, Дмитриевский и Типаков, просьба пройти в машину».

И нас увезли в отдел полиции №5 – бывший нижегородский отдел внутренних дел, где мы разместились на ночевку в камере. Нам выдали сухой паек, и мы там на этих узеньких шконках легли спать. В общем, после всего этого уснули, я – во всяком случае, довольно крепким сном.

RFI: По сообщению российского сайта Грани.ру, задержанных из здания суда стали отпускать в ночь с воскресенья на понедельник, где-то в 00:30. И тогда же, сообщает сайт Грани.ру, были освобождены и вы – Петр Типаков, Илья Шамазов и Станислав Дмитриевский. Это так?

Станислав Дмитриевский: Да. Все так и было. Это было достаточно неожиданно. Когда я услышал стук в эту дверь, в решетку, лязг замка, и нам коридорный сотрудник полиции говорит: «Так, вставайте, вы свободны, мы отпускаем вас». Он сам был обескуражен.

Там еще появился, видимо, сотрудник Центра по борьбе с экстремизмом, тоже не смог ничего объяснить. Кстати, именно он сейчас вручал мне повестку – в гражданском. Он ничего не смог объяснить, сказал: «Мы отпускаем вас». А почему? Не почему. Просто так. Загадка.

RFI: Так что же за повестку вам принесли в ходе нашей беседы?

Станислав Дмитриевский: Такая типовая повестка. «В производстве судебного участка №6 нижегородского района судьи Китаевой находится дело об административном правонарушении по статье 19.3 части 1.- поясню: это неповиновение сотрудникам полиции – вам необходимо явиться в качестве привлекаемого лица в судебное заседание, которое назначено на 13 марта на 09:20. Состоится по адресу...».

Далее указан адрес и некоторые процессуальные требования, документы, которые я должен иметь с собой. Так что завтра – на том же месте, в тот же час все это будет продолжено.

Кстати, хочу пояснить: немножко неправильно на Гранях.ру написано: не «стали отпускать», а наоборот, все задержанные вчера остались на участке, оттуда просто ушла вся полиция. А судья заперлась, и участок остался просто в распоряжении гражданских активистов.

Это был шок, потому что, когда мы были отпущены, мы не пошли домой, мы пошли назад – в суд и увидели, что суд находится полностью под контролем оппозиции. Судья заперта, один-единственный майор полиции, жмущийся к стене, с белым лицом. Он не понимает, что происходит. И абсолютно чистый коридор – они просто оттуда сбежали. Непонятно, что произошло – ночью откуда-то поступило указание, и все изменилось.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.