Перейти к основному контенту
Россия

Лев Пономарев: Марина Салье была политиком от Бога

Лев Пономарев на митинге на Пушкинской пл.
Лев Пономарев на митинге на Пушкинской пл. Ivan Afanassiev / http://www.echo.msk.ru/blog/ivandaf/737186-ech
Екатерина Агафонова
5 мин

Правозащитник Лев Пономарев о Марине Салье, радикальной, талантливой и до конца жизни сохранившей надежду на демократизацию российской власти.

Реклама

В ночь на 21 марта в деревне под Псковом скончалась известная правозащитница, журналист и политик Марина Евгеньевна Салье. В свое время Марина Салье стояла у истоков «Демократической партии России» а позже – «Свободной демократической партии».

Она также была автором книг о коррупции в правящих кругах и разоблачающего «доклада Салье». В своих выступлениях и статьях (Марина Салье вела блог на радио «Свобода») она смело критиковала Владимира Путина.

Однако в 2000 году неожиданно для всех Марина Евгеньевна переехала в деревню под Псковом. Десять лет она не давала интервью и не выступала публично. В 2010 году журналистам радио «Свобода» удалось взять интервью у Марины Салье. Это большое интервью стало последним в жизни известного политика.

4 февраля 2012 года она также выступила на митинге «За честные выборы» в Санкт-Петербурге.

Лев Александрович Пономарев - правозащитник, член партии «Солидарность» и лидер движения «За права человека» - был знаком с Мариной Салье лично. В 1990 году они вместе работали над созданием Демократической партии России.

В интервью RFI Лев Александрович рассказал о том, какой была Марина Салье и о надеждах на демократизацию российской власти, которые она испытывала до последних дней.

RFI: В ночь на 21 марта умерла Марина Салье. Какой она запомнилась вам?

Лев Пономарев: Первые слова, которые я вспоминаю: очень талантливый политик. Я вспоминаю Галину Старовойтову и тут же вспоминаю Марину Салье. Они даже чем-то были похожи друг на друга. Обе были политиками «от Бога». Обе занимали радикальную позицию.

В частности, они выступали за недопуск бывших сотрудников КГБ к государственным должностям, за принятие соответствующего закона.
Когда Путин стал выдвигаться на федеральный уровень, именно Марина Салье первой поняла, что этого нельзя допустить. Она позвонила мне и сказала, что Владимир Путин – человек, связанный с коррупционными скандалами в Санкт-Петербурге.

Мы были с ней соратниками по созданию движения «Демократическая Россия», потом созданию некой партии, которая так и не состоялась. Я глубоко сожалею, что она ушла из жизни.

RFI: Почему вы тогда ощутили такую необходимость в демократической партии в России? И почему в 2000 году она перестала существовать?

Лев Пономарев: Многое было связано с внутренними течениями и проблемами в демократическом движении. Главное, чем я занимался в то время (и она, если бы у нее спросить, думаю, тоже это понимала) - это было широкое демократическое движение, которое называлось «Демократическая Россия».

В какой-то момент некоторые известные демократы стали создавать свои партии внутри этого движения. То есть, было ощущение, что, может быть, возникает новый период в развитии демократии в стране и внутри самого демократического движения, потому что в самом демократическом движении широком были разные взгляды.

В какой-то момент возникла идея создания демократической партии. Был создан оргкомитет «Демократической партии России», в который мы вошли. Наиболее известным человеком в этом оргкомитете был Николай Травкин. Он был депутатом от партии «Справедливая Россия».

Произошел внутренний конфликт, потому что Травкин считал, что в партии обязательно должен быть председатель, и все понимали, что если председатель, то – именно он.

У нас была другая позиция, мы не были готовы к такому развитию событий и считали, что такая «вождистская» партия не будет иметь перспективы, что надо иметь сопредседателей. На учредительной конференции было голосование, и когда победила позиция, что должен быть председатель, то мы покинули оргкомитет. И она, и я.

RFI: Незадолго до смерти Марина Салье написала письмо Михаилу Прохорову, на которого сейчас возлагаются большие надежды. Верите ли вы, что возможны какие-то изменения?

Лев Пономарев: Если говорить о партии Прохорова, я думаю, ей дадут зарегистрироваться так же, как ему дали зарегистрироваться кандидатом в президенты.

Возникает вопрос, насколько он независим. Я не думаю, что он является таким уж крутым оппонентом Владимира Владимировича Путина, каким является, допустим, Борис Немцов.

При этом, я не считаю, что такая партия не может быть полезна для современного развития страны. Наверное, она полезна, потому что, наверное, будет более демократичной, в ее руководстве не будет коррупционеров, и, я надеюсь, на будет соответствовать стандартам демократической партии.

То есть, я вполне приветствую создание этой партии, но, меня смущает, что, таким образом, она выступает оппонентом партии ПАРНАС, которую я поддерживаю, являюсь ее членом.

Мне хотелось бы, чтобы существовала на политическом поле страны более оппозиционная партия. Так как это нереально, то пусть, по крайней мере, будет партия Прохорова. Какая-то польза от нее будет. Какая-то польза на какой-то период.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.