Россия

Филипп Дзядко рассказывает об уходе из «Большого города»

Филипп Дзядко
Филипп Дзядко http://tvrain.ru/people/inform/filipp_dzaydko/?page=9

Филипп Дзядко: «Внутри издания остается очень сильная редакция, которая так же, как и прежде, будет внимательно смотреть по сторонам и интересоваться тем, что действительно происходит на улицах городов». «В какой-то степени, в последний год «Большой город» мы делали именно так, чтобы он и был самостоятельным событием - каждый номер. Это было уже на грани журналистики и акционизма. (…) Это было сделано намеренно, мы хотели сделать журнал странным и отражающим то, что нам кажется важным в городе». 

Реклама

Российские онлайновые СМИ сообщают, что Филипп Дзядко уходит из «Большого города». Верен ли факт, что вы уходите из «Большого города», который вы возглавляли с 2007 года?

Филипп Дзядко: Да, совершенно верно.

RFI: Онлайновые СМИ среди причин вашего ухода сообщают две, одна – это то, что направление журнала было какое-то «не то». А другая – это то, что там не было достаточно рекламы и поэтому он не был достаточно прибыльным. Это как-то странно: в принципе – или одно, или другое. Что стало причиной того, что вы уходите или того, что вас устранили?

Филипп Дзядко: Я бы сформулировал этот процесс как историю про расставание. Причин тому множество - и объективные, и субъективные - в частности, по мнению издателей, журнал следует делать более, что называется, «lifestyl’ным», и подальше отходить от жанра общественно-политического журнала. Рекламные проблемы в журнале существовали всегда за все время его существования, заниматься ими, то есть заниматься рекламными продажами, на мой взгляд, должен, прежде всего, издатель. Я в качестве главного редактора всегда шел навстречу пожеланиям рекламного отдела. Разумеется, только в тех случаях, когда не было вмешательства в контент.

RFI: Что значит сделать «Большой город» более «lifestyl’ным» и менее общественно-политическим? Какие именно общественно-политические направления, которые вы вносили в этот журнал, не нравятся хозяевам журнала?

Филипп Дзядко: Не знаю, об этом речь не шла. Я не до конца понимаю, о каких именно изменениях идет речь, поскольку в журнале хватало тем, посвященных жизни города. 1/3 журнала всегда включает в себя рубрику объявлений, которая посвящена тем событиям, которые произошли или произойдут в городе в ближайшее время. В нем довольно много историй про людей, живущих в городе и что-то для него делающих, что-то в нем меняющих. Но в последнее время, поскольку важнейшей, по моему мнению, ситуацией в городе стала история протестов, мне казалось важным рассказывать именно эти истории как основные. Скажем так.

RFI: История протеста, истории протеста, несомненно, - истории, которые происходят в Москве и в России. Неужели рассказ об этих историях, повествование о которых можно найти в самых разнообразных средствах массовой информации, неужели такой рассказ сегодня в России серьезно может кому-то помешать?

Филипп Дзядко: Надеюсь, что нет. Потому что, если – да, то это совсем глупости. Но, с другой стороны, ни для кого не секрет, что сейчас, все, что касается источников независимой информации или источников независимой позиции, их в России осталось довольно мало. Самые разные приметы того, что поле объективной или, наоборот, субъективной, но не прокремлевской журналистики и публицистики сжимается, - примет этому довольно много.

RFI: Прежде всего, сужение этого поля всегда было заметно на телевидении. Первые средства массовой информации, которые перешли на очевидно прокремлевскую позицию, были телеканалы. Вы, с двумя вашими братьями, делаете телепередачу «Дзядко-3» на телеканале «Дождь», который принадлежит тем же людям, которым принадлежит и «Большой город». Вы не опасаетесь того, что по тем же причинам может быть закрыта и передача «Дзядко-3»?

Филипп Дзядко: Не знаю… Спасибо за вопрос. Естественно, я совершенно ничего не опасаюсь. У меня нет планов прекращать этот проект по собственной инициативе, если условия нашего сотрудничества не будут меняться каким-нибудь кардинальным образом. Если инвесторы и главный редактор телеканала решат иначе, это будет другая история. Короче говоря, посмотрим.

RFI: Все же эта ситуация с вашим редакторством журнала «Большой город» и окончанием этого редакторства выглядит как некая самоцензура, цензура, которая не обязательно навязана прямым действием власти, но, возможно, вдохновлена тем, что власть может дать почувствовать окружающему миру в России. Так ли это или это обман зрения издалека при взгляде на события в Москве из Парижа?

Филипп Дзядко: Я беглым глазом посмотрел на реакцию по поводу этой новости. Некоторые из людей склоняются к той же версии, которую предлагаете вы, некоторые называют другие причины. Могу только сказать, что в июне 2012 года, все связано со всем, все так или иначе связано с политикой, и поскольку мы все живем при третьем сроке дряхлеющего режима (то есть, четвертом сроке, но третьем сроке Путина), то, я думаю, что здесь не возникает никаких вопросов о существовании цензуры или самоцензуры в России. В моем случае, в случае ухода из «Большого города», это не стало определяющей идеей издателей и инвесторов. Вопрос к ним.

RFI: Вы уходите из «Большого города». Означает ли это, что протестные митинги, намеченные на 12 июня, уже не найдут отражения в следующем номере журнала?

Филипп Дзядко: Не знаю. Внутри издания остается очень сильная редакция, которая так же, как и прежде, будет внимательно смотреть по сторонам и интересоваться тем, что действительно происходит на улицах городов. Поэтому я надеюсь, что освещение важнейших событий в стране никуда не денется.

RFI: Действительно, ведь, естественно, журнал вы делали не один, вы работали с целой редакцией, которая, конечно, пока что остается на месте. И все эти люди, видимо, тоже будут делать свою работу на совесть. То есть, возможно, что просто ваша персона оказалась нежелательной? Почему? Потому что вы являетесь каким-то символом наследника долгой диссидентской традиции? Потому что вы являетесь олицетворением несогласия с существующим режимом? Или нет?

Филипп Дзядко: Не знаю. Честно говоря, не мне об этом судить. Я надеюсь, что для читателей, которые последние 5 лет этот журнал читали, когда я им руководил, мой уход не станет сигналом для чего бы то ни было. Журнал «Большой город» будет выходить, как и прежде, надеюсь, что он сохранит свою интонацию, социальные материалы в нем останутся. Каждый не пойдет в свою сторону.

RFI: Но для вас этот уход стал совсем неожиданным?

Филипп Дзядко: В какой-то степени я предполагал, что всему свое время. И разговоры о том, что я буду уходить я вел последние две-три недели.

RFI: Если разговоры эти уже шли, и уже вы думали об этом, есть ли у вас какой-то отходной плацдарм, куда вы собрались отходить, чтобы заниматься чем-то другим? Или это все слишком свежо?

Филипп Дзядко: Для начала я бы хотел оглядеться, посмотреть по сторонам, выдохнуть и пойти дальше.

RFI: Вы - журналист, то есть, вы, скорее, смотрите на события и описываете их. Вас не привлекает другая сфера общественной жизни, скажем, общественно-политическая, в которой человек начинает действовать сам как автор событий?

Филипп Дзядко: На этот вопрос сложно ответить. Я даже не журналист, я, скорее, редактор, придумщик. В какой-то степени, в последний год «Большой город» мы делали именно так, чтобы он и был самостоятельным событием - каждый номер. Это было уже на грани журналистики и акционизма. И были номера, которые очень далеки в профессиональном смысле слова от стандартов объективной журналистики.

Это было сделано намеренно, мы хотели сделать журнал странным и отражающим то, что нам кажется важным в городе. Если вы говорите про мои политические намерения, то я плохо себя представляю членом какой-нибудь партии или народным трибуном. Но в стране происходят самые удивительные события, поэтому может быть по-всякому. Но это – это очень сомнительно.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями