Россия

Репортаж пикетчиков из ОВД «Басманная»

ОВД "Басманная"
ОВД "Басманная" http://www.youtube.com/screenshot RFI
Ярослав Горбаневский | Александр Подрабинек (Москва)
15 мин

В среду 13 июня журналисты российской радиостанции «Эхо Москвы» провели пикет в поддержку журналиста «Новой Газеты» Сергея Соколова, который был вынужден покинуть Россию из-за угроз со стороны председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина. К участникам пикетов присоединился наш московский корреспондент Александр Подрабинек. СМИ сообщили, что у здания Следственного комитета их задержал ОМОН и доставил в отделение полиции «Басманная». Мы дозвонились до нашего корреспондента и спросили Александра Подрабинека, правда ли, что их задержали?

Реклама

Александр Подрабинек: Да, точно так. Мы сейчас здесь в хорошей компании впятером сидим в ОВД «Басманная».

RFI: Что произошло перед зданием Следственного комитета России? И почему вы оказались задержанным?

Александр Подрабинек: В связи с историей, которая случилась с заместителем главного редактора «Новой Газеты» Сергеем Соколовым, которого начальник Следственного комитета России господин Бастрыкин вывез в лес и угрожал убийством, коллеги Соколова решили устроить одиночные пикеты, серию одиночных пикетов перед зданием Следственного комитета в Москве.

Я лично услышал это по Радио «Эхо Москвы» сегодня, когда ехал в машине, и приехал к Следственному комитету. Тут как раз мои коллеги рисовали плакаты, я им тоже помогал. Не успели мы эти плакаты дорисовать, как появился ОМОН и, без объяснения причин, без предъявления своих документов, не называясь, нас задержали. Вот, в данный момент среди задержанных – Владимир Варфоломеев, Нателла Болтянская, Оля Бычкова, Алина Гребнева – это все сотрудники «Эха Москвы» - и я, сотрудник RFI.

RFI: Передайте ваш телефон вашим соседям, чтобы они сказали каждый по паре слов о том, зачем они выходили на пикеты. И как они себя чувствуют?

Александр Подрабинек: Конечно, я думаю, они не откажутся.

Владимир Варфоломеев: Я – заместитель главного редактора радио «Эхо Москвы». Сейчас мы все, 5 задержанных журналистов, находимся в отделе внутренних дел, в отделе «Басманная» в центре города, сейчас ждем разбирательства, видимо, с дознавателем. С нами все в порядке, физически с нами все в порядке.

К зданию Следственного комитета на пикет мы вышли потому, что нас возмутила эта история о том, что, оказывается, руководитель этой силовой структуры лично угрожал расправой одному из журналистов, нашему коллеге из другого издания. Мы оперативно договорились в Фейсбуке, что приедем к зданию Следственного комитета, сами сделаем, нарисуем плакаты.

Приехали, начали эти плакаты рисовать. И уже в этот момент подошла полиция, которая сказала, что наши действия незаконны, и начала забирать людей. Кто-то не успел с плакатом встать, я успел развернуть плакат в стороне от всех. Простоял, наверное, секунд 30, ко мне подошли полицейские, в нарушение порядка закона «О полиции», не представились, не сказали, в чем я виноват, и отвели меня в автозак, который и доставил меня в отделение полиции.

RFI: Как вы себя чувствуете там, в отделении полиции?

Владимир Варфоломеев: Ну, в отделении полиции, я не думаю, что кто-то из людей вообще может испытывать душевный подъем. Физически с нами все в порядке. И сейчас только вот ждем, пока проведут какое-то дознание. Видимо, возьмут с нас объяснения, как все это было.

Нателла Болтянская: Нателла Болтянская, журналист «Эха Москвы».

RFI: Как вы себя чувствуете и на что надеетесь в результате ваших действий, в результате этого пикета, который уже был вашими товарищами описан?

Нателла Болтянская: Во всяком случае, мы надеемся, что закон будет, все-таки, соблюдаться. Хотя, на настоящий момент сложно на это рассчитывать, поскольку мы уже около часа находимся в полицейском отделении, и нам еще до сих пор никто не представился, вопреки всем существующим законам. Один человек представился, но он к нам не имел никакого отношения. Причины задержания нам не объяснены.

Нам сложно рассчитывать на то, что господин Бастрыкин, которому адресованы плакаты одиночного пикета, сразу же покается. Но у меня есть надежда, во всяком случае, на то, что общество как-то отреагирует на это, потому что то, что сегодня могут проделать с журналистом, завтра могут проделать с кем угодно. И не только угрожать, но и убить. Собственно, вся история Сергея Соколова раскрутилась из-за событий в Кущевской. Уже слово «кущевка» стало нарицательным.

RFI: А не пугает ли вас то, что главный полицейский страны ведет себя, как главный бандит?

Нателла Болтянская: Пугаемся. Именно оттого и выходим на одиночные пикеты.

Ольга Бычкова: Я работаю ведущей программ на радио «Эхо Москвы».

RFI: Как вы оказались за решеткой, почему и на что вы рассчитываете?

Ольга Бычкова: Одну секунду. Просто ко мне подошел сотрудник. (полицейскому: - Вы хотите переписать мой плакат? Пожалуйста.) Да, мы планировали, каждый из нас планировал провести одиночный пикет в поддержку… А, вот Алина Гребнева сейчас переписывает плакаты, Алина Гребнева расставляет знаки препинания. У меня написано: «Бастрыкин, руки прочь от «Новой Газеты». Три восклицательных знака.

RFI: Что написано вообще на ваших плакатах?

Ольга Бычкова: Плакат, который был у меня и который я не успела продемонстрировать, на нем написано: «Бастрыкин, руки прочь от «Новой Газеты». У тебя что было написано, Алина? У Алины Гребневой было написано «Позор Бастрыкину». Она простояла с этим плакатом несколько секунд. Ну, полминуты, она утверждает. А у тебя что было, Нателла? У Нателлы ничего не было, она в этот момент пыталась что-то написать. Вот, собственно, все.

RFI: Как вы себя чувствуете? С одной стороны – ужасающая ситуация, когда глава Следственного комитета страны угрожает журналисту…

Ольга Бычкова: Да, это выглядит неприятно.

RFI: С другой стороны, вы – журналисты, вас задержали, и вы продолжаете давать интервью самым разнообразным средствам массовой информации. То есть какая-то смесь дикости и невероятной свободы. Может быть, благодаря технологическим средствам, но и благодаря тому, что у вас у всех не отобрали мобильников.

Ольга Бычкова: Мы сейчас находимся в каком-то коридоре перед кабинетом одного из полицейских, где оформляют протоколы вообще совершенно другим людям. И мы находимся просто в состоянии ожидания, когда до нас дойдет очередь. Рядом тут то, что, по-моему, называется «обезьянник» - за решеткой тут еще какие-то молодые люди, пара находится.

Пока нам не было объяснено вообще ничего: за что нас задержали, что мы сделали не так, кто нас задерживает. У людей, которые нас задерживали, не было никаких опознавательных жетонов. (полицейскому: - Здравствуйте.). Пришел еще один сотрудник в штатском. (Да, да, пожалуйста, перепишите: Бастрыкин, запятая, руки прочь от «Новой Газеты», три восклицательных знака.).

И поэтому пока, кроме того, что у нас переписали имена и фамилии, и паспортные данные, пока вообще ничего не объяснено, что мы здесь делаем, и что будет происходить дальше. Поэтому мы стоим пока в таком вопросительном для себя состоянии. Говорим по телефонам. Разговариваем между собой. Вот уже подошел второй человек, второй сотрудник ОВД, который переписывает содержание наших плакатов.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями