Общество защиты прав потребителей: Pussy Riot молились не на территории РПЦ

Wikipedia
RFI
19 мин

Мария Алехина, Екатерина Самуцевич и Надежда Толоконникова, которым в Хамовническом суде вменяют ст.213 ч.2, свой панк-молебен исполнили в той части Храма Христа Спасителя, которая не принадлежит РПЦ, но находится в собственности г. Москвы, - об этом сообщается на сайте Общества защиты прав потребителей.

Реклама

Общество защиты прав потребителей «Общественный Контроль» публикует документы (в ходе рассмотрения Хамовническим районным судом города Москвы иска к Религиозной организации «Подворье Патриарха Московского и всея Руси Кафедральный соборный Храм Христа Спасителя Русской Православной Церкви»), из которых следует, что место в храме, на котором девушки из панк-группы Pussy Riot пытались спеть «Богородица, Путина прогони!», находится под управлением светской организации Фонд Храма Христа Спасителя.

Документы здесь.

ОЗПП направили документы, свидетельствующие о том, что помещение Верхнего храма находится в собственности города Москвы, адвокатам подсудимых по делу Pussy Riot. А также ОЗПП подало заявление в Прокуратуру г. Москвы с требованием привлечь должностных лиц Подворья Патриарха к уголовной ответственности «за самоуправство и самовольное распоряжение помещениями».

Мы связались по телефону с представителем «Общества защиты прав потребителей» Михаилом Аншаковым.

RFI: Появились документы, опубликованные на сайте «Общества защиты прав потребителей», первый вопрос, чтобы все поняли: эти документы были обнародованы не в связи с процессом Pussy Riot, а потому, что есть другой иск. В чем суть дела?

Михаил Аншаков: «Общество защиты прав потребителей» обращалось с иском к Подворью Патриарха Московского и Всея Руси о нарушении прав потребителей при торговле в церковных лавках товарами народного потребления – золотыми, серебряными изделиями, сувенирами, ширпотребом и др.

Торговля осуществляется без применения кассовых аппаратов, отсутствуют вывески, ценники, отсутствует информация о продавце, обязательная информация о товарах. То есть, вообще никаких документов нет.

К нам стали обращаться потребители с жалобами. В частности, жалобы касались того, что они приобретали в лавках дорогие золотые изделия – не только нательные крестики: цепочки, колечки, кулончики – приносили их домой, начинали рассматривать, а там отсутствует клеймо Пробирной Палаты, что является грубым нарушением закона. А вместо клейма Пробирной Палаты – некая арабская вязь.

Потом проводили экспертизу этого золота, и оказывалось, что проба совершенно не та. Не 586, например, проба. При этом, когда потребители пытались вернуть эти товары из церковной лавки продавцам, им заявляли, что эти изделия золотые окроплены святой водой и, соответственно, по церковным правилам, возврату и обмену не подлежат.

Естественно, когда таких жалоб у нас набралось некоторое количество, мы провели проверку в Храме: направили туда своих специалистов со скрытой видеокамерой. Они обошли там всю территорию храма, сняли там видеофильм, также составили акт о нарушениях и, действительно, установили, что на территории Храма фактически функционирует бизнес-центр.

Только небольшая его часть используется под религиозные нужды, а большая часть Храма, общей площадью 55 тыс. м² используется для размещения офисов полутора десятков коммерческих фирм, для размещения шиномонтажа, автомойки, автосервиса, столовой, прачечной, химчистки, торговых предприятий. То есть, фактически, это многофункциональный бизнес-центр. Религиозная часть там лишь небольшая.

RFI: А кто занимается управлением той нерелигиозной части?

Михаил Аншаков: Объясню – помещение Храма, в целом все здание, все помещение находится в собственности города Москвы. В доверительное управление в 2004 году эти помещения переданы Фонду Храма Христа-Спасителя. Это светская организация и по уставу она не занимается религиозной деятельностью. Этот фонд получает дотации из городского бюджета на содержание Храма.

RFI: Плюс то, что зарабатывает, продавая вот эти кулончики…

Михаил Аншаков: Да. Плюс зарабатывает небольшую выручку, продавая ювелирные изделия, ведя другую коммерческую деятельность, получая арендные платежи. Но зарабатывает очень мало. Они опубликовали статистику: в прошлом году они заработали 44 млн. рублей, извиняюсь – не заработали, а всего выручка у них была от ведения коммерческой деятельности. Это где-то 120 000 рублей в день.

Любой сувенирный ларек, находящийся в столь бойком месте, приносит большую выручку. Поэтому мы обращались в прокуратуру с заявлением проверить деятельность этого фонда по использованию этого помещения не по целевому назначению, по использованию бюджетных средств – а в этом году московский бюджет выделил 372 млн. рублей на содержание Храма – и по занижению своей фактической выручки. То есть, искажение налоговой отчетности. Пока ответа из прокуратуры не получали.

Что касается иска: суд – это тоже был Хамовнический районный суд, где сейчас слушается дело Pussy Riot, нам отказал в удовлетворении иска. Сослались на то, что якобы продажа товаров в церковной лавке является не торговлей, а «безвозмездным взаимным одариванием по рекомедованной цене».

Такую формулировку мы встречаем впервые. Никаким законом Российской Федерации не установлена такая форма правоотношений как «безвозмездное взаимное одаривание». Мы сейчас готовим апелляционную жалобу на решение суда, и обязательно будем его обжаловать.

RFI: А что касается девушек?

Михаил Аншаков: В ходе судебного разбирательства, еще раз подчеркиваю – это было в том же районном суде Хамовническом – мы получили от Подворья официальным путем документы. Правоустанавливающие документы на помещение: договор между Подворьем и Фондом Храма Христа-Спасителя для передачи помещений. Из них следует следующее: фактически, Подворью передано юридически чуть более 3000 м², то есть, менее 7% территории Храма. И среди этих 3000 м² нет помещения Верхнего Храма, где выступали Pussy Riot. То есть, помещение Верхнего Храма Подворью никогда не передавалось.

RFI: То есть, это какое-то общественное место тоже?

Михаил Аншаков: Да. Помещение Верхнего Храма юридически принадлежит городу Москве, а распоряжается юридически светский фонд. То есть, это общественное место, как любое другое общественное место – библиотека, концертный зал, музей. И в праве это общественное место посещать любые граждане. Собственно, Храм во время отсутствия служб как раз и посещают много туристов, много граждан, не имеющих никакого отношения к Русской Православной Церкви. Для того, чтобы купить сувениры или полюбоваться на внутреннее убранство Храма.

RFI: А когда в этом Верхнем Храме проводились какие-то службы, получается, что это тоже незаконно использовалось это помещение?

Михаил Аншаков: Знаете, да. В Верхнем Храме религиозная организация Подворье Патриарха Московского и Всея Руси периодически проводит службы. В том числе, службы проводит и сам Патриарх Московский и Всея Руси. Но юридически эти правоотношения между городом Москвой, фондом и Русской Православной Церковью на это помещение не оформлены.

Скорее всего, здесь периодически возникают какие-то устные договоренности: «сегодня проведем службу, завтра проведем службу или в такой-то день проведем службу».

Почему не передавались Подворью эти помещения? Прежде всего, потому, что Русская Православная Церковь не желает – я так предполагаю - нести затраты на содержание этого помещения. Если бы помещения были переданы, то уже Русская Православная Церковь обязана была оплачивать коммунальные услуги и нести все затраты по содержанию. А сейчас оплачивают все услуги и несут все затраты по содержанию московские власти из городского бюджета.

RFI: То есть, налоги?

Михаил Аншаков: Да. Поэтому им было невыгодно получать это помещение, где проходят эти службы. Соответственно, возникает тогда такой юридический казус: получается, что группа Pussy Riot выступала в общественном месте. А поскольку Российская Федерация, согласно Конституции, - светское государство, то выступление музыкального коллектива в светском, в общественном месте не нарушает никаких законов Российской Федерации.

RFI: Вспомним: секретарь Хамовнического суда говорила, что Данилкина заставили писать приговор, и мы все ждали, что начнутся тотальные проверки, как это случилось бы в любой нормальной стране. Сегодня вы публикуете эти документы. Опять же, девочек, которых называют «кощунницами», которые «наплевали в душу православным верующим», по идее, процесс должен остановиться. Как вы считаете, что произойдет сейчас?

Михаил Аншаков: На самом деле, это процесс политический. И судьи лишь выполняют некую формальную функцию – они люди подневольные. А решение будет приниматься не в Хамовническом суде, а, судя по всему, оно уже принято давно. И приговор, скорее всего, будет обвинительным.

Хотя это будет определенным достаточно серьезным вызовом и всему обществу, независимо от его религиозных пристрастий и убеждений, и всему юридическому сообществу. Потому что абсурдность этого процесса и абсурдность обвинений, которые основаны на правилах церковных соборов, там VI-VII века нашей эры – просто вопиющая.

RFI: Вызов обществу – вернемся опять к процессу Ходорковского – было заявлено, что Данилкин не сам писал приговор, что его писали в Мосгорсуде и возили – тоже это вызов, и ничего! И ничего дальше не было.

Михаил Аншаков: Да. Таких позорных процессов в Российской Федерации было много. Процесс над Pussy Riot отличается тем, что здесь формально даже нет не то что никакого состава преступления – здесь все юридические нормы, которые только было возможно, попраны судом. И сторона обвинения совершенно несостоятельна.

Если в процессе над Ходорковских можно было хотя бы говорить о том, что суд неправильно оценивает доказательства и проявляет некую предвзятость, либо нарушает процессуальные нормы, то в этом процессе над группой Pussy Riot, людей обвиняют в том деянии, которое заведомо не является преступлением. Оно совершенно несостоятельно. Это инквизиторский процесс.

RFI: Вы сейчас подаете апелляцию, и как долго следует ожидать, чтобы она была рассмотрена?

Михаил Аншаков: Апелляция будет рассмотрена, скорее всего, после подачи в течение месяца-полутора. Мы на этой неделе подадим апелляцию.
 

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями