Перейти к основному контенту
Дело Pussy Riot

Зара Муртазалиева: «В Мордовии, если Надя Толоконникова сломается, ее затопчут сами заключенные»

REUTERS / Andrey Smirnov
Елена Серветтаз
18 мин

В ИК-13 отбывала наказание Зара Муртазалиева, обвиненная в подготовке теракта в Москве. Несмотря на многочисленные заявления правозащитников о том, что дело было сфабриковано, Зара Муртазалиева провела в мордовской колонии восемь с половиной лет. В интервью RFI Зара Муртазалиева рассказала о внутренних правилах колонии, о заключенных, работающих на администрацию, и о том, с чем придется столкнуться Надежде Толоконниковой, которую этапировали в Мордовию для отбывания наказания.

Реклама

RFI: Когда мы последний раз разговаривали в студии RFI, ты сказала, что когда приехала в колонию, нужно было пройти ряд каких-то тестов, испытаний. Если ты их проходишь, тебе можно более или менее легко там находиться. «Легко» - если,конечно, мы можем такой термин употребить.

Зара Муртазалиева: Облегчает условия содержания.

RFI: Когда ты говоришь об испытаниях, что это за испытания?

Зара Муртазалиева: Когда человек попадает в места лишения свободы, он, даже если он дерзко ведет себя в тюрьме, на суде, зона – это совершенно другое. Зона – это место, где тебя каждый божий день и администрация, и осужденные проверяют на прочность. И здесь моменты могут быть самые разные. Это и промзона, где ты должна отшиваться, и очень много конфликтных ситуаций, где впервой, в связи с тем, что ты многого не знаешь – не знаешь, как общаться с зеками, не знаешь многих терминов, жаргона, который складывается внутри колонии, правил, которые установлены не только администрацией, но и зеками, не знаешь каст среди осужденных, с которыми тоже надо в каждой касте определенное общение, свой подход – в связи с этим, у человека, который туда приезжает в первый раз, появляется очень много конфликтов.

RFI: Когда ты говоришь «отшиваются», что это значит?

Зара Муртазалиева: Там есть промзона, на этой промзоне – швейная фабрика, где все осужденные разделены на бригады, в этих бригадах по 40 человек. На эту бригаду выставляется норма продукции, которая должны быть отшита. Это могут быть вещи – это камуфляж и т.д.

RFI: До последнего часа непонятно, в какую колонию в Мордовии отправят Надю Толоконникову. В одной колонии в Мордовии находится Евгения Хасис. Ты говоришь, что часто не сажают в одну колонию двух «известных» заключенных.

Зара Муртазалиева: Да, потому что администрации придется очень тяжко.

RFI: И ты полагаешь, что Надя, исходя из этого, попадет в ту колонию, где была ты?

Зара Муртазалиева: Я более чем уверена, что она будет в 13-й колонии. Потому что с Хасис в одну колонию ее не посадят. Это будет очень жестко для 14-й колонии. Именно из-за того, что Хасис наводит какие-то движухи, и к ней приезжают, а тут Надя Толоконнкова, к которой сейчас просто толпа ринется – журналистов, СМИ, узнавать, как она там проживает, что она делает. В принципе, их разделили именно за этим. Хотя они могли условно перевести на территорию Мордовии, и одну поселить в 14-ю, другую – в 13-ю колонию. Но, видишь, что они делают? Одну отправляют в Пермь, другую – в Мордовию. В две противоположных.

RFI: Ты думаешь,что их специально послали в противоположные точки, чтобы усложнить приезд родственников и друзей?

Зара Муртазалиева: Нет, не то, чтобы даже усложнить их жизнь или создать трудности родственникам, а, скорее, чтобы раскидать средства массовой информации на две части. Они же умрут сейчас ездить в Пермь, потом в Мордовию и собирать о двоих девочках. Они вынуждены будут поехать либо в Мордовию, а потом в Пермь. Либо – либо. Они просто физически не справятся с тем, чтобы поехать сначала в один конец – в Пермь, потом из этого конца поехать в Мордовию. Первое время – да, а потом?

RFI: В СМИ проходит информация, что мордовские колонии самые тяжелые, самые жесткие условия, которые можно только себе представить.

Зара Муртазалиева: Мордовские колонии считаются самыми жесткими еще со времен наших пра-пра-прадедов, которые там отбывали наказание. Если дали какую-то информацию Надю Толоконникову поломать в колонии и сообщили администрации… я, конечно, надеюсь, что этого не будет, потому что это в случае со мной было. Но, так как она мне очень нравится – она такая дерзкая девочка, не исключаю возможности, что, скорее всего, на нее дадут ЦУ заткнуть ей рот, чтобы она замолчала, поломать ее. И, возможно, у нее возникнет очень много конфликтов в среде тех осужденных, которые работают на администрацию. Поэтому морально, психологически ей нужно быть готовой к тому, что это точно те же зеки, не лучше, не хуже, им надо просто давать отпор.

RFI: Но каким образом Надя сможет давать отпор тем зекам, которые работают на администрацию?

Зара Муртазалиева: Как? Очень просто. Если они попробуют применить физическую силу или устроить драки, просто отвечать. Ей придется отвечать – драться с ними, ругаться, учиться говорить с ними. Потому что от этого зависит ее спокойное положение в местах лишения свободы. Отношение многих нормальных осужденных к ней – если она сломается, ее просто затопчут сами осужденные, и условия содержания для нее будут вполне невыносимыми.

RFI: То есть, ты считаешь, что Наде придется применять физическую силу?

Зара Муртазалиева: Ну, там драться приходится, элементарно применять физическую силу более или менее нормальным людям. Адекватным. Тем, кто хочет как-то нормально жить в этой колонии, им приходится отвечать. Не факт, что ей придется сразу же, по приезде. Это может быть словесно: попытаются как-то оскорблять, задевать, провоцировать.

Основная форма обращения тех осужденных, которые работают на администрацию – это провоцировать. Очень часто проводится просто специальная провокация, чтобы человек сорвался, устроил скандал, конфликт, подрался для того, чтобы его упаковать в ШИЗО. Поэтому это такая грань, на которой нужно научиться балансировать. Естественно, первое время ей это не удастся, потому что она многих заключенных не знает. И будут сделаны ошибки. С первых дней у нее это не получится.

RFI: Еще ты говорила, что в мордовской колонии к политзаключенным было несколько другое отношение. Быть может, Наде тоже будет легче?

Зара Муртазалиева: Почему вы думаете, что если это политзаключенная, то администрация ее должна как-то любить?

RFI: Не администрация, я имею в виду других зеков.

Зара Муртазалиева: Да заключенным плевать, кто она на самом деле. Естественно, там будут люди, которые слышали об этом процессе, смотрели. Это будет, чаще всего, категория лиц постарше, которые нам годятся в матери, которые интересуются политикой, которые сами из Москвы. Естественно, они смотрели, наблюдали и знают и будут знать, кто такая Надя Толоконникова, но ровесники Нади Толоконниковой, которые там находятся, им глубоко плевать. Даже многие не поймут, кто к ним приехал, Надя Толоконникова это или нет.

Если кто-то из блатных заключенных, которые там отбывают наказание, расчухают, что приехала Надя Толоконникова, то только благодаря определенному кругу общения заключенных в колонии разнесется весть, что это Надя Толоконникова из Pussy Riot. Но это будет какие-то первые два дня, и какого-то ажиотажа вокруг нее не возникнет.

Ажиотаж вокруг нее в колонии возникнет только тогда, когда она себя правильно поставит. Но если с первых же дней она поведет себя неправильно, то в принципе осужденным она не будет нужна. И если у нее возникнут какие-то трудности, никто ей не пойдет навстречу.

RFI: А как часто можно получить визиты для родственников?

Зара Муртазалиева: В этом плане намного ей будет легче, потому что каждые 3 месяца она имеет право встречаться со своими родственниками – это два взрослых человека и один маленький. Плюс ко всему у нее есть каждые 2 месяца краткосрочные свидания, куда они могут приезжать на 3 часа. Она может в течение недели по 15 минут несколько раз в неделю позвонить домой, рассказать о том, что происходит. Учитывая, что Надя Толоконникова, по крайней мере, со стороны кажется, очень общительной, нормальным человеком, я очень надеюсь, что со стороны заключенных у нее не возникнет никаких проблем.

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.