Россия

Московский гость Михаил Касьянов в Санкт-Петербурге

Михаиль Касьянов сопредседатель РПР-Парнас
Михаиль Касьянов сопредседатель РПР-Парнас http://www.kasyanov.ru/screenshot RFI

Сопредседатель партии РПР-Парнас Михаил Касьянов провёл два дня в Санкт-Петербурге, чтобы пообщаться с местными однопартийцами, а также провести встречи с демократической общественностью, с гуманитарной интеллигенцией и с журналистами.

Реклама

Михаил Касьянов – менее публичная фигура, чем, например, его коллега по триумвирату сопредседателей РПР-Парнас Борис Немцов. И в Санкт-Петербург он тоже приезжает несколько реже.

В то же время, вниманием официальной, провластной прессы он, (в отличие от трёх с половиной лет своего премьерства), явно не избалован. Впрочем, как и другие несистемные оппозиционные лидеры. Поэтому на вопросы отвечал охотно и довольно пространно.

Площадок для публичного общения Михаила Касьянова со всеми желающими было выбрано две – Российская Национальная Библиотека, куда экс-премьера пригласили для участия в заседании исторического клуба «Вчера и сегодня». И Институт Региональной Прессы, где проходил круглый стол на тему «Ситуация в демократической оппозиции и её перспективы».

Аудитория этих дискуссий была, преимущественно, разная, и Касьянов, изложив оба раза программную часть довольно схожим образом, в ходе свободного обмена мнениями, не повторялся.

Проанализировав изменения в протестных настроениях россиян, начиная с 4 декабря прошлого года – от подъёма и завышенных ожиданий по скорой смене власти к спаду митинговой активности и готовности к долгой ежедневной работе – Михаил Касьянов подытожил:

«Общество изменилось кардинальным образом за этот год, и люди все уверены, что перемены неизбежны.

Как мы будем к ним приближаться? Я настаиваю на том, что мы должны ставить главной целью смену власти, только – конституционным способом, без вакуума власти.

Пытаться сейчас помогать власти и воздействовать на неё – это не может являться политической целью».

По словам сопредседателя РПР-Парнас, власть, которую в результате прошедших 4 марта президентских выборов получил Владимир Путин, имеет явный изъян:


«Легитимности нет. И теперь с нашей помощью и Запад это понимает и отказывает Путину в источнике легитимности.

Первое – прекратили с ним обниматься и целоваться. Второе – в Америке приняли «Закон Магнитского», Европарламент принял решение рекомендовать подавляющим большинством голосов своим правительствам принять аналогичные законы. Правительства Европы боятся, потому что – большие экономические связи (установлены с режимом Путина).

И бояться, что Путин вообще может уйти в неадекват, что называется – перекроет весь газ, или что-нибудь ещё, и так далее, и так далее.
Но это всё зреет. И поэтому тучи сгущаются, и Путин должен это понимать.

И, фактически, он идёт в самоизоляцию дальше. Он уходит в тоннель. И скоро мы все, во главе с ним, пойдём по этому тёмному тоннелю. А впереди там – света нет. Или – встречный поезд» (смеётся).

В экспертном сообществе бытует мнение, что если бы в России были проведены по-настоящему свободные выборы, то победу на них неизбежно одержали бы крайне-левые, либо ультра-националисты. Но и в том, и в другом случае либералам, вроде членов Республиканской партии России – Партии народной свободы, не поздоровилось бы куда серьёзнее, чем при Путине.

Корреспондент RFI попросил Михаила Касьянова прокомментировать эту точку зрения:

«Безусловно, националистически настроенные граждане имеют право на создание своей организации. Если они не нарушают своей деятельностью те ценности и те рамки, которые описаны в Конституции, они имеют право на высказывание своих мнений, на участие в выборах.

Уверен, если будут свободные выборы (так, как мы и говорим, с учётом той реформы, которую мы предлагаем), то националисты будут участвовать и - не власть возьмут, но - процентов десять наберут. Может быть, в этом случае, уже больше, чем коммунисты наберут. Поскольку уже будут разные точки притяжения, поэтому то, что и парламент, и правительство будут коалиционными на какой-то период времени, это – факт.

И, поскольку страна наша – многообразная и многоликая, поэтому разные политические силы все должны иметь возможность участвовать в выборах. И практически все получат своих представителей в новой Думе. И тогда уже нужно достигать консенсуса там, в настоящем, избранном прямыми, честными выборами парламенте.

Поэтому, конечно, нельзя говорить, что либералы, или, там, националисты возьмут власть – это не так! Но консенсус будет».

В ответ экс-премьеру было высказано сомнение в жизнеспособности и в практической целесообразности такого разнородного состава Госдумы, где найдётся место всем в примерно равных долях. Но Михаил Касьянов настаивал:

«Этому есть примеры: вся протестная коалиция, де-факто сложившаяся на улице. Так проработали год – и националисты, и крайне левые, и крайне правые, и либералы – все работали, зная, что мы требуем одно: наших конституционных прав. Как только это будет сделано, начнётся конкуренция, в парламенте всё это будет решено».

В Институте Региональной Прессы экс-премьеру был задан вопрос, как он расценивает военные угрозы России практически со всех сторон света, включая Арктику. Особенно интересовало автора вопроса мнение гостя из Москвы по поводу включения в состав НАТО бывших членов Варшавского Договора и даже некоторых бывших республик СССР.

Однако со стороны так называемого «коллективного Брюсселя» Михаил Касьянов никаких подвохов не ожидает:

«Мы – часть этой цивилизации, и угроз не существует. Угрозы существуют: да – международный терроризм, да – отдельные вещи, связанные с нетерпимостью в некоторых восточных странах, и какие-то вещи, не связанные с общим развитием общеевропейской цивилизации.

И мы как евразийская страна – часть этой исторической европейской цивилизации. И мы должны восстановить эти связи, а не расширять зазор, который существует, или сегодня создан нынешней властью. Поэтому, если говорить вообще о доверии и будущей безопасности, то Россия должна быть членом НАТО. И, практически, мы уже к этому двигались в 2002 – 2003 годах.

Но в 2005 году Путин повернул всё вспять, потому, что Запад не принял его режим, и поэтому, если вы вспомните, его последующие речи резко изменились, и началась антизападная пропаганда и мобилизационный дух насаждался, и насаждается в стране и по сей день.

Поэтому угрозы есть, и они растут, но они из других мест идут.

И НАТО – это, прежде всего политическая организация, а потом вторично уже военная организация. Она решает вопросы глобальной безопасности. И, созданный ещё в те времена, когда я в правительстве был, Комитет Россия-НАТО, это был шаг к большей интеграции с этой организацией.

Казалось, что растёт доверие между Россией и странами НАТО, и тогда это сближение было дальше. Потом доверие это исчезло в связи с известными событиями, о которых я сказал, что Путин повернул эту политику. Он остался с тем пониманием, и с тем мировоззрением работника КГБ, как мы это сегодня видим. А в то время он это не демонстрировал публично. Вы, наверно, в Питере это знаете, но мы в Москве заблуждались».

На обеих встречах присутствовало довольно много петербургских общественных деятелей и демократических политиков. Но больше всего вопросов было задано, конечно же, Михаилу Касьянову. Это и понятно – местные лидеры всегда под рукой, а когда ещё должёшься сопредседателя РПР-Парнас?

Сам Касьянов неоднократно подчёркивал, что он – против вождизма в политике и считает главной задачей своей партии «стать точкой притяжения для всех людей, исповедующих либеральные ценности», с тем, чтобы быть готовой «дать серьёзный бой власти уже на ближайших муниципальных выборах».
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями