итоги года

13 номинаций Андрея Илларионова по итогам 2012 года

Андрей Илларионов
Андрей Илларионов Wikipedia

Андрей Илларионов - в прошлом помощник президента России, президент Института экономического анализа ежегодно со своими коллегами уже 10 лет подводит итоги года в 13 номинациях.

Реклама

«Событие 2012 года» по Андрею Илларионову - создание координационного совета оппозиции;
«Главный результат года» - появление в России новой политической реальности: есть авторитарный режим, но есть и реакция на его действия, массовое ему сопротивление под шуточным лозунгом «Спасибо, Вова!»;
«Идея года» - «Менять власть в России»;
«Антиидея года» – переход властей от точечных репрессий к массовым;
«Закон года» - «антисиротский закон имени Ирода»;
«Решение года во внутренней политике» - признания Лаврова, Медведева, Путина о заблаговременной подготовке агрессии против Грузии;
«Решение года во внешней политике» - открытие транзитной базы НАТО около Ульяновска;
«Антирешение года» - провокации властей России 6 мая 2012 года на оппозиционной манифестации;
«Афера года» - похищение 61 млрд. долларов госсредств для покупки Роснефтью ТНК-BP;
«Вопрос года»: «Зачем был уволен Сердюков?»;
«Событие года на постсоветском пространстве» - реванш «мечтателей» в Грузии;
«Событие года в мире» - принятие Конгрессом США «Акта Магнитского»;
Одну номинацию я пропустил – это любимая Андреем Илларионовым 13–я - «шутка года».

Андрей Илларионов: Шутка года – полет со стерхами в белом халате с красным клювом.

Михаил Соколов: Почему это вас так потрясло?

Андрей Илларионов: Оригинальность идеи всегда вызывает удивление, а иногда даже восхищение. Прямо скажем, это нерядовой подход.

Михаил Соколов: А если без шуток, что самое серьезное в этих номинациях? Что, действительно, имеет очень большое значение для российских граждан?

Андрей Илларионов: Если серьезно, то мне очень нравится идея года. Потому что то, что становится идеей в сознании граждан в этом году, превращается в действие через некоторое время. Это такой опережающий индикатор политического развития страны. Поэтому чрезвычайно интересно наблюдать за тем, как меняется массовое сознание российских граждан. Сейчас - тем более, когда у нас есть данные о номинациях последних 10 лет, видно, как эволюционируют, как быстро меняются темы и идеи, которые находятся в центре обсуждения активной части российских граждан.

Михаил Соколов: А почему идея прошлого года об Учредительном собрании не реализовалась?

Андрей Илларионов: Ни одна из идей не может реализоваться прямо вот сразу. Скажем, в экономической сфере у нас есть такая фраза: «В экономической политике осуществляются действия, которым учили профессора нынешних министров, премьер-министров, руководителей Центрального банка три десятилетия тому назад». Те студенты, которые получают образование в ВУЗах, через 20-30 лет оказываются на вершине бюрократических структур, которые затем осуществляют экономическую политику. Я надеюсь, что в нашей ситуации не придется ждать 20-30 лет.

Ни одна из идей не превращается в действие в течение короткого времени. Для этого требуется распространение этой идеи. И каждая идея проходит традиционные этапы в своем развитии от того, что это – «абсолютное безумие», до того, что «в этом что-то есть» и, наконец, «всем это хорошо известно». Вот, когда идеи становятся банальностями, тогда они претворяются в жизнь. И даже масса людей, кто их осуществляет, даже не задумываются, что они осуществляют какую-то революцию, какое-то радикальное действие, потому что это совершенно очевидно.

Вот, например, идея об изменении российской власти, идея, которые еще год назад, даже еще несколько месяцев тому назад выглядела совершенно радикальной, экстремистской, неприемлемой, сейчас разделяется абсолютным большинством российских граждан. Такое, конечно, происходит не всегда, такое происходит не так быстро, как правило, но это пример того, как некоторые идеи захватывают, как лесной пожар, общество и затем они уже будут реализовываться.

Такая же история или подобная же история случится и с Учредительным собранием. Да, идея Учредительного собрания не была реализована в этом году, может быть реализована в следующем, не в следующем – так через год. Но дело в том, что она никуда не делась. Она сохраняется в сознании российских граждан и она будет реализована, когда для этого сложатся необходимые политические условия.

Михаил Соколов: Ну, а идея изменения Конституции тоже овладевает массами, на ваш взгляд?

Андрей Илларионов: Я думаю, что это следующий этап, потому что после того, как значительная часть российского общества пришла к выводу о смене власти, стоит естественный вопрос: «А на что менять?». Что именно – какая модель, какая идея государственного и политического устройства является более приемлемой, более привлекательной? И здесь, по крайней мере, в настоящее время, такого консенсуса, как по предшествующему вопросу, нет. И, соответственно, требуется дискуссия, требуется обсуждение и требуются различные варианты действий. Но через какое-то время у нас ответ на этот вопрос будет.

Михаил Соколов: Вы в своих номинациях подчеркиваете важную роль, которую сыграл «закон Магнитского». Почему?

Андрей Илларионов: Конечно, сам по себе «акт Магнитского» важен. Потому что впервые предложен некоторый механизм санкций за криминальные действия российских властей. До этого такого механизма, предложенного кем бы то ни было, просто не было. Он появился.

Понятно, что ни сама американская власть, ни даже Конгресс Соединенных Штатов Америки не готовы применять тот же самый «акт Магнитского» в практической деятельности, по крайней мере, сейчас. И здесь надо прямо сказать, что помощь пришла оттуда, откуда не ждали. Никто не оказал такую помощь российскому гражданскому движению в понимании значимости «акта Магнитского», чем сама власть. Российская власть.

Совершенно неадекватная реакция на этот «акт Магнитского», точнее, попытка использовать этот «акт Магнитского» для удара непосредственно против российского гражданского общества, вдруг выдвинула этот закон, этот акт, который, честно говоря, остался бы на периферии общественного внимания, в центр политической повестки дня, в центр политических обсуждений. Таким образом, власть вызвала на себя не ожидавшийся ею огонь со всех сторон российского общества.

По сути дела, она сыграла по правилу Николае Чаушеску, по-моему, 17 декабря 1989 года собиравшего в свою поддержку митинг, который закончился фактически его свержением. Это, с одной стороны, конечно, свидетельство просто растущей неадекватности российской власти, а, с другой стороны, радикального изменения политического настроя российских граждан. То, что мы назвали в нашей номинации «новой политической реальностью».

Михаил Соколов: Но ведь власть показывает, что она готова использовать буквально в качестве заложников, «живого щита» от этих санкций просто-напросто несчастных детей.

Андрей Илларионов: Вот именно соответствующий подход российской власти, нынешней власти к нашим собственным детям разбудил тех, кто еще дремал в нашем обществе, тех, кто относился к этому либо несерьезно, либо отталкивал все эти крайне неприятные истории с политической жизнью.

Но именно тогда, когда власть протянула свои ручищи к детям и показала, что она готова сделать с детьми (не только в Беслане, когда они оказались заложниками, но уже к детям во всей стране), в ее попытке взять в заложники всех детей – de facto это так – все общество или, по крайней мере, его существенно более значимая часть, действительно пробудилось и сказало: «Этого терпеть дальше нельзя».

Михаил Соколов: Это пробудившееся общество не попадет под топор репрессий? Те, кто заседает сегодня в координационном совете, могут оказаться заседающими в Бутырках или в Лефортово.

Андрей Илларионов: Такой риск всегда существует, и те, кто избирался, отдавал себе отчет в том, что такой поворот в их судьбе не исключен. Но дело в том, что другого выхода нет. И это понимание, что другого выхода нет, распространяется сейчас не только на членов координационного совета, но и на тысячи, десятки тысяч и сотни тысяч российских граждан. Это качественное изменение ситуации.

Михаил Соколов: Вы как-то можете предсказать, спрогнозировать, как все-таки будет действовать в краткосрочной перспективе российская власть в своих отношениях с оппозицией? Пока она пытается «заморозить» Россию. Насколько глубоко может пойти эта «заморозка»?

Андрей Илларионов: Мне кажется, принципиальное решение властью, Владимиром Путиным, в данном случае, пока еще не принято. Решение о том, чтобы усиливать репрессии – это решение принято. Решение о том, чтобы создать инфраструктуру террора в виде тех новых законов, которые были приняты в этом году, да, это решение принято. Решение принято о применении этой инфраструктуры террора против отдельных членов оппозиции и массово – против активистов оппозиции. Да, это решение принято.

Но вот следующий качественный шаг пока еще не принят, по крайней мере, на мой взгляд. Мне кажется, власти, и именно Владимир Путин, были готовы к принятию решения о следующем шаге накануне 15 декабря. И мне кажется, 15 декабря рассматривалось ими в качестве повода для того, чтобы обрушить на оппозицию такие же или подобного рода репрессии, как это сделал режим Лукашенко против оппозиции 19 декабря 2010 года. Мне кажется, власть не отказалась от этой идеи, и я не исключаю, что она попробует осуществить ее от 13 января 2013 года.

Михаил Соколов: Что тогда надо сделать, чтобы этого не случилось?

Андрей Илларионов: Сейчас я бы предложил тем людям, кто имеет отношение к принятию решений о 13 января и, прежде всего, членам координационного совета, серьезно продумать возможные последствия, возможные варианты действий 13 января. И не торопиться совать голову в петлю, заботливо подготавливаемую российской властью.

* * * * *

 

На 13 января намечается манифестация против подписанного Владимиром Путиным закона, запрещающего усыновление сирот американцами, и финансирование НКО гражданами США.

Член Координационного Совета оппозиции Андрей Илларионов уверен в том, что противники режима Владимира Путина имеют возможность в 2013 году остановить наступление реакции, чье крайнее крыло мечтает о превращении России православный Иран, изолированный от Запада.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями