Перейти к основному контенту
Россия

Адвокат Архипов и анархист Солопов: в самоубийстве Долматова виновны власти Нидерландов

RFI
7 мин

Самоубийство активиста Другой России Александра Долматова, которому отказали в политическом убежище в Нидерландах, вызвало шок у его близких и знакомых. Адвокат Долматова Евгений Архипов считает, что после двух попыток суицида власти обязаны были оказать психологическую помощь оппозиционеру. С ним согласен и соратник Долматова политэмигрант Денис Солопов, который также в данный момент находится в Нидерландах.

Реклама

Несмотря на то, что власти Нидерландов официально заявили, что не считают самоубийство Долматова связанным с решением по его делу о предоставлении убежища, адвокат Долматова Евгений Архипов обвиняет голландских чиновников в смерти российского оппозиционера. Смерть человека в заключении не может не налагать ответственность на власть, - считает Архипов.

Евгений Архипов: Мне известно, что у него была девушка, что он собирался устраиваться на работу, причем, все равно какую, в Нидерландах. То есть, у человека было высшее образование, человек работал в военном ведомстве. То есть, у человека не было никаких самоубийственных предпосылок, он был человеком оптимистичным, веселым. И буквально он на две недели пропал из поля зрения. Вот, например, мне с ним было сложно связаться. А оказывается, его просто поместили в тюрьму и в тюрьме начали над ним издеваться. Пришла от него смска, что он находится в Роттердаме, и что там на него оказывается давление. Ему угрожали, что его депортировать будут, его унижали, что он должен убираться. Хотя процедура получения статуса беженца не была завершена. Ему отказали, но дело в том, что его дело держала под контролем международная организация United – это самая крупная международная организация по правам беженцев. При этом сейчас – это только жалкая попытка нидерландских властей хоть как-то оправдать свою позицию. Скажите, какой преступник (а я считаю, что преступление было совершено властями – это не только мое мнение, это мнение и адвокатов голландских, это мнение и президента международной организации United, что это было преступление) – преступник пытается сейчас себя оправдать.

Что надо было сделать за две недели с человеком, чтобы он три раза пытался покончить с собой? Он же не один раз пытался, он три раза пытался покончить с собой. Неужели не было возможности предотвратить третью попытку? Неужели не было возможности работу с психологом провести? Они этого не стали делать. С точки зрения европейского права, с точки зрения европейского суда, власти, допустившие в местах изоляции от общества самоубийство, они подпадают под прямую юридическую ответственность.

Самое главное: он же был представителем гражданского общества России. Власть Голландии, вместо того, чтобы поддержать, заняла линию России. В России решили его ликвидировать как человека с гражданской позицией, как представителя гражданского общества, и Голландия поддержала Россию – с удовольствием начала ликвидировать гражданское общество, гражданского активиста. Это одна линия. И получается в итоге трагедия. Эта политика двойных стандартов привела к трагедии.

RFI: Но ведь Долматов уже не первый из России, кто просил политического убежища в Голландии и, надо сказать, что Голландия ранее давала политическое убежище, скажем, тому же Денису Солопову. Чем вы объясняете такое поведение голландских властей?

Евгений Архипов: Каким образом было принято решение? Я считаю, во-первых, мы знаем «Болотное дело», какие события там были, безусловно, дипломатия России не спит. Безусловно, я считаю, что там были договоренности о каком-то взаимном сотрудничестве – может быть, гласном, может, негласном. Но существенным фактом этого сотрудничества, подтверждением этого сотрудничества было то, что в Голландии в этом году – «Год России в Нидерландах». Конечно, российские власти подсуетились, голландские соблазнились – и всё. Одной ногой мы права человека защищаем, а другой ногой их задвигаем. Проблема там классическая: проблема связана исключительно с тем, что европейские страны, лидеры европейских государств пытаются сохранить нейтралитет по отношению к Путину.

Генеральному прокурору Нидерландов мы собираемся направить письмо, в комиссию европейскую в Европарламенте по правам человека и комиссару Совета Европы по правам человека. Пусть разбираются, это их дело, чтобы было независимое расследование с участием международных организаций. Россия, конечно, будет препятствовать этому, мы прекрасно понимаем, но мы будем все эти факты объявлять и будем их выводить на чистую воду. И еще потребуем по поводу голландских представителей в Еврокомиссии в Европарламенте – их там не должно быть. Или, по крайней мере, должен быть сменен состав. За такую политику, я считаю, надо Голландию наказать, потому что здесь очевидный сговор.

RFI: Вы общаетесь с родственниками Долматова?

Евгений Архипов: Беседовал. Я общаюсь с товарищами и т.д. Товарищи там в шоке, понимаете.

RFI: И родственники каких-то личных причин для самоубийства не видят?

Евгений Архипов: Нет-нет. Ну, что вы! Там в шоке люди. Ну, какие там личные причины? Поймите правильно: какие личные? Девушка, товарищи – все там в шоке.

С адвокатом согласен другой российский политэмигрант, находящийся в Голландии Денис Солопов, который одним из последних видел Долматова перед смертью.

RFI: Как вы можете прокомментировать появившееся сегодня заявление голландских властей о том, что на самоубийство Долматова побудили какие-то личные причины?

Денис Солопов: Да-да. Я это тоже читал, но это, конечно же, абсолютно не так. Потому что это не личные причины. Естественно, власти Голландии сейчас пытаются как-то оправдаться, найти этому оправдания, но фактически ситуация складывается так, что, не могу сказать точно, но, судя по всему, на него пришел запрос со стороны российского Интерпола, где написали какую-то откровенную неправду, что позволило посадить его сразу же в тюрьму.

То есть, это уже, независимо от процедуры, из-за того, что отказали ему в статусе беженца или не отказали, но то, что его посадили в эту тюрьму – это означает, что его воспринимали как какого-то преступника здесь. То есть, он был лишен связи практически месяц, он находился в полной изоляции. Я пытался его найти, и месяц было неизвестно, где он. И только в связи с этим стало известно. И никаких личных мотивов у него не могло быть, потому что я постоянно был с ним в контакте, и он связывался только со мной, со своей мамой и еще с рядом людей, который просто знакомые.

RFI: Когда последний раз вы с ним виделись или общались, лично разговаривали?

Денис Солопов: Примерно месяц назад я с ним говорил. Это была примерно середина декабря, наверное, так.

RFI: Сложно сделать какие-то предположения, но как вы считаете, раз вы с ним одни из последних общались лично, причиной его самоубийства было опасение возвращения в Россию?

Денис Солопов: Вся эта бюрократическая машина очень сильно давит на человека. Это довольно непросто – и психологически непросто, и юридически. Этот процесс может длиться минимум полгода (это супербыстро). Исходя из того, что я знаю на данный момент, думаю, что как раз была серьезная угроза его возвращения в Россию.

А в России, соответственно, в связи с его оборонным предприятием, фсбэшники, которые занимались именно им, постоянно вели с ним какие-то переговоры, говорили о невозможности его участия в определенной деятельности и прочее, уже после его отбытия, начали говорить о том, что ему – всё, он – шпион. И если бы он вернулся, ему уже была уготовлена участь шпиона. Ему сразу придумали бы статью какую-нибудь: «измена родине» и прочее, как у нас делают там.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.