Россия

Дмитрий Орешкин и Марк Урнов: о путях России в коридоре возможного и невозможного

Конференция Высшей школы социальных наук
Конференция Высшей школы социальных наук http://www.msses.ru
Михаил Соколов
22 мин

На проходившей в Москве конференции «Пути России» эксперты пытались разобраться в перспективах развития страны на ближайшие 10-15 лет.

Реклама

Известный географ и политолог Дмитрий Орешкин видит происходящее в России в духе противостояния двух сил. С одной стороны, есть бюрократической надстройка. Меняются декорации: от царства Ивана Грозного и империи Петра Великого до Неомосковии Владимира Путина, но раз за разом воспроизводится система всероссийского пылесоса, вытягивающего ресурсы со всей подвластной территории в центр теперь уже только в Москве, порождая кризис, - подчеркивает Дмитрий Орешкин.

Дмитрий Орешкин: Мы не инвестируем деньги в свою территорию. Мы инвестируем деньги в интересы государства. 15 лет назад во время чеченской войны люди, исходя из советской системы идеологических ценностей, говорили «не отдадим не пяди Чеченской республики, это наша земля». Теперь прошло 15 лет, и те же люди так же агрессивно и так же неумно говорят о том, откуда столько кавказцев?

Более того, они говорят нам: «Хватит кормить Кавказ»: 2 млрд. долларов ежегодно – в Чечню. А что вы хотели? Вы думали, присоединяя эту территорию, что в нее не надо инвестировать? Психология: территория наша и мы из нее что-то берем – она сейчас просто не работает.

Сейчас в территорию надо инвестировать для того, чтобы ее держать. И мы инвестируем в Чечню, недоинвестируя при этом в Ивановскую, Псковскую, Брянскую, и все остальные области внутри своей страны. И это постепенно становится достоянием общественного мнения. Люди в Ивановской области начинают думать: «А почему, собственно говоря, Исландия, Кипр, Чечня, еще какие-то страны, которым мы списываем долги, а не мы?».

Мы вступаем в конфликт интересов этой самой системы ценностей, которая направлена на экспансию, а не на интенсификацию своего собственного пространства, объективно вступает в противоречие с интересами людей и территорий. Мы входим в то самое предсказуемое время, когда территории перестают работать потому, что им не интересно работать. Мы живем только на нефти и газе. Это исходит из модели пылесоса, который изымает ресурсы из территорий вместо того, чтобы их туда закачивать.

 

Система эта и пытается расширять пространство сбора дани, не думая о его развитии. Более того, режим впадает в геополитические фантазии и пробует без нужды воссоздавать большую империю. Кремль погружается в проблемы постсоветского пространства, оплачивая немалыми деньгами лишь виртуальные образы общего государства, которые с выгодой для себя генерирует, например, Белоруссия вместо того, чтобы вести политику разумной сосредоточенности на собственных проблемах.

Вечному Кремлю противостоит периодически нарождающаяся цивилизация городов. Она и сейчас заинтересована как раз в пространственном развитии, в преодолении даннического наследия Орды, и создании многоцентричной разнообразной европейской России. Кто побеждает в этом противостоянии сегодня – нетрудно сейчас убедиться. Многие объективные обстоятельства только способствуют воссозданию оккупационного способа освоения России ее элитой.

В обозримой перспективе Дмитрий Орешкин не видит возможности для скорого разрешения конфликта территорий и центра и перехода к нормальному развитию России.

Дмитрий Орешкин: К сожалению, я не вижу решения этого конфликта. Если власть будет рациональна, она будет вынуждена приспосабливаться к требованиям территорий. Но это значит, что она должна отказаться на провозглашенных на знаменах символов могучей державы, могучей армии, стального кулака в лайковой перчатке и прочих мифологических прелестей, на которых она собирает популярность среди населения.

Сможет она решиться от такой победной риторики уйти ради каких-то прагматических интересов развития территорий и страны – для меня вопрос, на который я не вижу ответа. Боюсь, что нет. Во всяком случае, путинская вертикаль все больше и больше жертв приносит на алтарь этой победной риторики и все меньше и меньше внимания и реальных инвестиций уделяет своим собственным территориям.

Да и, в общем-то, как быть? Потому что как перестать кормить Приднестровье, как перестать кормить Южную Осетию, как перестать кормить Чечню? Это будет означать, что все 15 лет ты обманывал население. Поэтому я, скорее, думаю, что они будут пытаться завинчивать гайки, пытаться подавлять рациональные требования территорий и граждан своей собственной страны для того, чтобы сохранить себя.

Потому что единственный смысл существования вертикали заключается в обслуживании этого мифа. И до тех пор, пока большинство населения не поймет, что это сказка о великом прошлом, о великом Сталине, этот процесс будет продолжаться.

А логика, с моей точки зрения, очень простая: если вы хотите великую страну, соглашайтесь жить в коммуналках. При товарище Сталине было в среднем по 6 м² на душу населения, карточки. А легенды, которые сейчас ходят о том, что «жить стало лучше, жить стало веселей» - это все просто рассказы.

RFI: Продолжительность жизни – 40 лет…

Дмитрий Орешкин: Про это вообще не говорим, про пьянство тоже, которое спонсировалось и организовывалось лично товарищем Сталиным. Пафос этой победной риторики и конкретные задачи, с которыми власть сталкивается, они просто в разных пространствах. Давно пора государству заняться конкретным делом: вывозкой мусора, асфальтированием улиц, заменой труб и т. д. Но ведь государство этого не может, государство хочет дать отпор Соединенным Штатам! И выхода из этих двух, никаким образом не пересекающихся пространств я просто не вижу.

RFI: Обычно, если власть была неспособна к преобразованиям, это приводило просто к революции…


Дмитрий Орешкин:
Честно говоря, не вижу ресурса для революции и очень не хотел бы, чтобы она произошла. А что нет законного ресурса смены этой власти, поскольку выборами у нас руководит господин Чуров, который представляет ту же контору, что и господин Путин, а за законностью действий господина Чурова наблюдает господин Зорькин, а за господином Зорькиным наблюдает, опять же господин Путин, то вся эта структура законными методами, по-видимому, несменяема.

А незаконными методами – нет ни ресурсов массовых, ни даже, мне кажется, особого желания. Поэтому боюсь, что мы будем медленно и неизбежно погружаться в трясину. Лучшие люди будут просто уезжать, не видя здесь ничего, или спиваться, или молчать, вместо того, чтобы работать.

Ну и так понемножку будем идти, чавкая болотной жижей и все глубже и глубже погружаясь. Как сказал один поэт: «Мир кончится не с криком, а с хрипом». Во всяком случае, относительно путинского мира, мне кажется, наиболее вероятно, что мы просто утонем в продуктах своей жизнедеятельности, потому что канализация не работает.

 

 

Политолог профессор ВШЭ Марк Урнов также указывает на объективные обстоятельства, препятствующие европейской модернизации. В частности, демография не может радовать: в ближайшие годы население страны не просто не вырастет, а то и уменьшится. В силу объективных причин ни тоталитаризм, ни демократия России не грозят, – уверен Марк Урнов.

Марк Урнов: Альтернатива не между супердержавой и отсутствием вообще таковой, а, скорее, обычной страной, удобной для жизни, либо очень неудобной для жизни. Вторая виртуальная альтернатива – либеральная демократия или тоталитаризм. В ближайшие 40 лет у нас возможна устойчивая либеральная демократия? Да упаси нас бог – нет, конечно!

А почему? А потому, что большинство живет в культуре, которую описывали как «подданническую культуру»: патернализм в сочетании с недоверием к институтам, в том числе, государства. Политическая пассивность и неразвитость гражданского общества из-за того, что доминантное недоверие друг к другу и к коллективным действиям. На сегодняшний день мы самая атомизированная страна северного полушария. Правовой нигилизм.

А меньшинство – в той культуре, которую можно было бы назвать «культурой участия». Это те люди, которые в декабре прошлого года выходили на протесты, но это, в основном, культура меньшинства, сосредоточенная в крупных городах.

А элиты – чудовищного качества. Опрашивая, скажем, депутатов государственной Думы и бомжей московских – тексты неотличимы, причем, не только по идеям, но и по словарю. Это трагедия, потому что нормальная элита за 10 лет не выковывается. Так что насчет либеральной демократии забыть можно.

Тоталитаризм – есть ли угроза. Да нет, потому что ни у населения, ни у элит нет веры в миссию и в свою страну, нет веры в вождя. Более того, коррумпированная элита хочет жить по-человечески, ездить на Запад, учить там детей и не хочет настоящего вождя, потому что боится репрессий – на кой черт он ей нужен? Крестного отца они хотят, но крестного отца по договору.

Можно было бы закрыть границы, можно было бы начать промывать мозги, все это, наверное, можно было бы, но чтобы промывать мозги, нужно сначала, чтобы элита согласилась на это. Закрыть границы – это означает лишить нас вкладов там, там, там и сям. Не пойдет на это.

Условия, таким образом, на сегодняшний день для тоталитаризма в классическом смысле не существуют. Реально это значит либо что-то промежуточное между мягким авторитаризмом и демократией с ведущей ролью ее элиты и с достаточно пассивным населением или господство криминальных групп.

 

Максимум, на что можно надеяться, это на мягкий авторитарный режим, - считает политолог Марк Урнов.

А что ждет Россию в краткосрочной перспективе? О чем говорят попытки осадить оппозицию, обыски в НКО, смещения отдельных чиновников в связи с имитацией борьбы с коррупцией, истерические выкрики из Госдумы, хлынувший оттуда мутный поток запретительных законов? Профессор Марк Урнов дал такой прогноз.

Марк Урнов: В перспективе до ближайших выборов в Думу это безумство будет продолжаться. Для меня совершенно очевидно, что Кремль решил отказаться от «Единой России». Сигналы прошли, и люди начинают из нее выходить.

С другой стороны, им совершенно невыгодно сейчас партию разваливать. У них есть период, когда можно будет что-то подготовить, что-то сформировать, а Дума нынешняя понимает, что ее «кинули», и безумствует. Абсолютно нормальная истерика.

Плюс – я так понимаю, что элиты почувствовали, что слабеет режим. И начинается суетня, начинаются внутренние драки, начинаются утечки информации. Властные элиты интенсивно подыскивают альтернативные фигуры наверх. Но, опять-таки, никто не решится что-то на сегодняшний день ломать.

Так что, где-то года два мы будем жить вот в такой сумасшедшей атмосфере. Я думаю, что еще всплеск будет, когда американцы опубликуют список Магнитского со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это будет еще очередной выброс истерики, хлопанье дверьми, стучание кулаками и проч. И естественно, будет интенсивное старание подавить любые организационные формы сопротивления, потому что власть растеряна и дико боится каких бы то ни было структурированных выступлений.

 

 

Как недавно заметил профессор, член бюро партии «Яблоко» Виктор Шейнис, политическая вакханалия - это еще не повод для уныния, Русской интеллигенции остается уподобиться лягушке из притчи, которая, барахтаясь в крынке с молоком, сбила кусок масла и выбралась на свободу.

Если общество не будет выдвигать свою альтернативу бюрократической системе, властная деградация доведет Россию до полной катастрофы, - с этим выводом были согласны многие эксперты, выступавшие на конференции «Пути России».
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями