Интервью

Евгения Чирикова о жалобе против Vinci: «Я очень рассчитываю на французское правосудие»

Евгения Чирикова в Нацсобрании Франции, 24 июня 2013
Евгения Чирикова в Нацсобрании Франции, 24 июня 2013 RFI

24 июня несколько французских и российских НКО подали жалобу в прокуратуру французского города Нантер против компании Vinci с требованием начать расследование по делу о строительстве трассы Москва-Санкт-Петербург. В интервью RFI лидер движения в защиту Химкинского леса Евгения Чирикова объяснила, почему подача такой жалобы - прецедент для российской истории.

Реклама

RFI : Деятельность компании Vinci в России мы обсуждаем на протяжении последних нескольких лет. Почему именно сейчас было принято решение подать такую жалобу?

Евгения Чирикова: Прежде всего, мне хотелось бы поблагодарить французскую правозащитную компанию Sherpa, мне хотелось бы поблагодарить тех людей, которые на протяжении многих лет мне помогают и лично Алексея Прокопьева (президент ассоциации Russie Libertés – RFI), который первым обратил внимание на защитников Химкинского леса. Он - первый человек из другой страны, который лично протянул нам руку помощи. Это было три года назад. И мне хотелось бы поблагодарить Bankwatch, который помогал нам в расследовании коррупционной схемы.

Впервые в истории России grassroots-движению, такому небольшому движению в защиту Химкинского леса удалось продолжить кампанию в защиту своей территории и начать преследование компании, которую мы подозреваем в коррупции. Мы подозреваем, что компания Vinci не просто так вошла в этот проект. У нас на руках есть схема – это коррупционная схема, – в соответствии с которой эта компания открыла офшоры на Кипре и на Британских Виргинских островах. Один из этих офшоров принадлежит Аркадию Роттенбергу. Это близкий друг Путина, его тренер по дзюдо. Мы считаем, что это не просто так. Скорее всего, за этим стоит коррупция.

Впервые в истории России мы преследуем транснациональную компанию на территории, где она существует. В России невозможно подать в суд на Vinci, вы, конечно же, проиграете.

То, что мы получили такую солидарность... Это настоящая международная солидарность. Ребят, сегодня праздник. Это и есть настоящая поддержка. Российским экологам не нужны никакие деньги. Нам нужна такая поддержка. Это прекрасный пример. Я надеюсь, что наше сотрудничество продолжится.

RFI : Насколько вероятны шансы того, что следствие все же будет начато? Обсуждалось ли на это на сегодняшней совместной пресс-конференции с правозащитниками в Париже?

Евгения Чирикова: Мы это не обсуждали. Мы просто объясняли собравшимся журналистам эту ситуацию. Многие вещи надо объяснять. Им надо, например, объяснять, что этот проект производился с огромным насилием над активистами, что у нас каждую неделю были избиения, что люди в больницу попадали.
Мы объясняли, что, когда у нас была останока проекта – ведь были огромные демонстрации в Москве и президент остановил проект (тоже эксклюзивная совершенно для России ситуация), - представители французской компании Vinci потребовали от российской стороны 5,5 млрд рублей для того, чтобы проект не был изменен. Совершенно дикая ситуация, потому что денег они не платят, они не являются инвесторами этого проекта, они не проектируют, они не строят. Что они вообще делают? Объяснить это ни французам, ни русским мне не удается.

Какие шансы? Знаете, я с такой надеждой смотрю на французские суды...Я сужусь семь лет в России, потому что проект трассы Москва-Санкт-Петербург полностью противоречит российскому законодательству. Он нарушает и Земельный кодекс, и Лесной кодекс, и федеральное законодательство, но мы не можем добиться правды в наших судах. Мне так и хочется сказать: неужели во Франции мы не добьемся правды?! Неужели и здесь суд коррумпирован? Мне очень бы хотелось надеяться, что это не так.

Все факты на руках. Sherpa очень серьезно подошла к делу. Они год изучали эту ситуацию. Они бы не стали просто так подавать в суд. Они очень дорожат своей репутацией. Я очень рассчитываю на то, что во Франции честное правосудие. Посмотрим.

RFI : Несколько месяцев назад Франсуа Олланд, президент-социалист, заявил о том, что он собирается искоренить офшоры. Это намерение французского президента было подхвачено другими странами ЕС, на саммите «Большой восьмерке» проблема офшорных зон была заявлена в качестве одной из приоритетных тем. Насколько эта волна борьбы с офшорами может способствовать конкретно в деле строительства трассы Москва-Санкт-Петербург?

Евгения Чирикова: Наше дело – сохранение российской природы. Я считаю, что борьба с офшорами поможет не только нам. Она поможет всем странам с нестабильной экономикой, куда приходят транснациональные корпорации, такие как известная вам французская компания, которые входят в коррупционный сговор с местными чиновниками и начинают хищническое разграбление природы для того, чтобы набить свои карманы. Эти деньги уходят в офшоры.

Борьба с офшорными зонами – это борьба за природу, за права человека, потому что такие проекты всегда реализуются с применением насилия. Местные чувствуют, что их просто колонизировали и им некуда идти, потому что кругом коррупция. Вы не можете в суд пойти, вы приходите в полицию – вас там избивают.

Это и есть настоящая рука помощи. Нужны не гранты, нужна работа с офшорными зонами. Нужно какое-то законодательство общеевропейское, мне хотелось бы, чтобы и Америка это поддержала. Чтобы счета таких компаний, которые начинают разрушать природу других государств, арестовывались: что-то вроде «закона Магнитского» для транснациональных корпораций. Это бы всем нам очень помогло.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями