Россия/США

Дэвид Саттер: «Может, не Кремль, но кто-то из ФСБ говорил с Эдвардом Сноуденом»

Дэвид Саттер
Дэвид Саттер vdu.lt

Дэвид Саттер (David Satter), старший научный сотрудник Hudson Institute, комментируя ситуацию с Эдвардом Сноуденом, заявил, что российские власти уже получили от бывшего сотрудника Агентства Национальной Безопасности США все нужные для них данные, формулировка «временное политическое убежище» поможет Владимиру Путину сохранить лицо, а все действия Сноудена координировались одним из ведущих прокремлевского телеканала Rrussia Today, директором WikiLeaks.

Реклама

RFI: Какова была вероятность того, что Сноуден все-таки попросит временного политического убежища в России? Вы ожидали такого поворота с самого начала истории?

Дэвид Саттер: Я думаю, что это было почти неизбежно, потому что у него был широкий выбор стран, куда он мог переехать из Гонконга. Он выбрал Россию. Но он сделал это по совету WikiLeaks. Но директор WikiLeaks является одним из ведущих телевизионной станции Russia Today, пропагандистской станции, которая принадлежит Кремлю. Поэтому, я думаю, они ему советовали, что он будет в безопасности в России. И он должен в такой ситуации не ошибиться, потому что, если бы он переместился в страну, где его бы отдали, ему бы грозило пожизненное заключение. Поэтому, я думаю, он довольно осторожно и тщательно изучил, куда он может ехать, и выбрал Россию. Значит, у него были для этого причины.

RFI: Что конкретно означает формулировка, которую мы сегодня слышим, - «временное политическое убежище»?

Дэвид Саттер: Это для меня загадка. Потому что фактически политическое убежище должно быть окончательным решением. Значит, фактически они будут его защищать до того, как он найдет страну, которая может дать ему гарантию, что он может жить там в безопасности и надолго. России это неудобно делать. Поэтому они только способствуют этому. Но суть от этого не изменится – фактически они помогают ему избежать суда в Америке. И они сделают это не менее эффективно, чем если бы они предоставляли ему политическое убежище на постоянной основе.

RFI: Но эта формулировка – «временное политическое убежище» – позволяет Владимиру Путину потом сказать, когда он встретится с Бараком Обамой во время саммита Большой двадцатки в Санкт-Петербурге, что он, в принципе, «не при делах». То есть, имидж России это не портит?

Дэвид Саттер: Да, они хотят создать такое впечатление или сделать вид, что они здесь ни при чем, он приехал без их согласия. Они только реагировали на его запрос, ничего активно не предпринимали. Естественно, это все – для наивных. Они, естественно, договорились заранее, что он будет в безопасности, если он приедет в Москву. Они, естественно, узнали все, что он знает, они просто взяли в свое распоряжение его компьютеры, все, что он имеет. Могли ему угрожать и, фактически, они могли все это организовать в свою пользу.

RFI: То есть, формулировка, которую мы слышали от министра иностранных дел России Лаврова о том, что «власти России не контактируют со Сноуденом» - несколько странна для вас как человека, который работал в Москве корреспондентом и следили за событиями в России и Советском Союзе. Насколько вы допускаете возможность того, что с Эдвардом Сноуденом никто из Кремля никаких контактов не имел, как это неоднократно заявлялось?

Дэвид Саттер: Может быть, никто из Кремля, но кто-то – из ФСБ. Они лукавят, естественно. Может быть, сам Путин с ним не разговаривал, может быть, Лавров тоже с ним не разговаривал, но кто-то с ним обязательно разговаривал. И они узнали все, что им нужно узнать, потому что они бы не отпустили его ни в коем случае до того, как они этого достигли.

RFI: Как ситуация со Сноуденом влияет на имидж США? С одной стороны, мы слышим недовольные крики о том, что «США следят за всем миром», и это совершенно непозволительно. С другой стороны, некоторые эксперты говорят: - Это делает весь мир, и Европа, и ничего нового мы не узнали. Насколько пошатнулся имидж американского президента в связи с этой историей?

Дэвид Саттер: Естественно, есть изменения, потому что у людей были очень нереалистические ожидания. Они видели в нем какого-то мессию. Я думаю, что мы должны отдать ему должное, что он вел себя очень ответственно, когда он стал президентом. Мы видели, насколько эти программы нужны для безопасности страны. Он отказался от прежней риторики (негласно, естественно) и делал все, что нужно, для безопасности страны. И он продолжает это делать. Естественно, те, кто не понимает этих вещей, кто не информирован, кто имел совершенно фантастические, нереалистические ожидания, они разочарованы. Но это было неизбежно. Если бы он их не разочаровывал, Обама бы не выполнил своей основной ответственности – защитить безопасность страны.

RFI: Все следят еще за одной громкой историей, на которой видно, как портятся отношения между Россией и США, - это история погибшего в московском СИЗО юриста Сергея Магнитского. Закон, который вышел в Америке, «антимагнитский» закон, который вышел в России. Может ли Россия использовать историю Сноудена, чтобы попенять, наконец, Америке, что и она якобы тоже «нарушает права человека».

Дэвид Саттер: Они стараются это делать. Это для слабоумных. Они имеют большой пропагандистский аппарат, они могут так это муссировать. Но на самом деле, никакого сравнения здесь нет. Когда вы просто хотите перерабатывать население, которое мало информировано, которое получает новости из государственных каналов телевидения, естественно, они будут стараться им вдолбить эту идею.

 

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями