Россия

От посадки Навального проиграл Собянин: Орешкин и Пономарёв о приговоре по «Кировлесу»

Алексей Навальный с удостоверением кандидата на выборы мэра Москвы 17/07/2013
Алексей Навальный с удостоверением кандидата на выборы мэра Москвы 17/07/2013 REUTERS/Grigory Dukor

Что стоит за тюремным приговором Алексею Навальному и какую тактику должен выбрать теперь оппозиционер? Политолог Дмитрий Орешкин и политик Илья Пономарев считают, что решение штаба Навального прекратить борьбу перед выборами в московскую мэрию является ошибочным.

Реклама

Дмитрий Орешкин: Было абсолютно предсказуемо, во всяком случае, для меня. Обольщаться не приходилось, потому что в каждом конкретном варианте, в конкретном выборе – как лучше действовать в политике: в рамках технологических изобретений, политтехнологий или в рамках силового режима, верховная власть выбирает силовой режим. Некоторые надежды давала попытка господина Собянина максимально легитимизировать выборы мэра.

Он, посчитав, что у Навального невысокий рейтинг, и посчитав (вполне разумно), что он контролирует электоральную администрацию, решил, что участие Навального в выборах придаст им какую-то осмысленность, драматургию и его прогнозируемой победе (я имею в виду победу господина Собянина), придаст большую легитимность в глазах избирателей. Собянин, таким образом, ориентировался на политтехнологические способы повышения собственного статуса и престижа.

Попытка внесения элемента конкуренции в московские выборы давала надежды на иной исход суда по делу Кировлеса. Однако, как напомнил политик Илья Пономарев, власть не монолитна и тут перевес оказался на стороне так называемых «силовиков».

Илья Пономарев: Я не ожидал, потому что мне показалось, что власть изменила свою траекторию, что она решила допустить Навального к выборам как раз для того, чтобы показать, смотрите, какие мы демократичные. И таким образом, справиться с ним легальными политическими инструментами и в легальном системном поле нанести ему поражение.

Мне казалось, что власть взяла такую стратегию. Но, во-первых, конечно, она не монолитна, поэтому вполне возможно, что какая-то башня Кремля действительно хотела так поступить, а другая сказала: только сидеть, только дубиной по голове, только лагеря, кандалы и т. д. Но, в любом случае, это деструктивно и дестабилизирует ситуацию в стране, подрывает веру в правосудие и подрывает российскую государственность.

Помимо «удара по российской государственности», приговор Навальному повлечет за собой и имиджевые потери для фаворита выборов в московскую мэрию Сергея Собянина. Именно Собянин, пытавшийся легитимизировать выборный процесс, стал главным проигравшим в деле Навального.

Дмитрий Орешкин: Вот как раз самое интересное в том, что у группы Собянина свои интересы, которые оказались менее значимыми, чем интересы группы силовиков, у которых другая задача: посадить Навального, чтобы другим неповадно было. То, что при этом страдает имидж господина Собянина, их интересует мало. А имидж, действительно, сильно пострадал, потому что получается, что вся та помощь, которую от широкого сердца Собянин оказывал Навальному при прохождении так называемого «муниципального фильтра», это все было полным лицемерием, поскольку в конце концов Навального посадили и, соответственно, сняли его кандидатуру с выборов. Так что имидж Собянина пострадал.

Сработал не политтехнологический, а силовой сценарий имени господина Бастрыкина или, условно говоря, силовиков. Пять лет – чтобы все понимали, что за попытки сказать правду про коррупционную основу ныне действующего режима мы будем сажать. Чтоб другим было неповадно, чтобы на улицу не выходили, чтобы расследований не проводили, чтобы лодку, в которой сидят галерные гребцы, не раскачивали. Новость заключается в том, что проигравшим (кроме Навального, само собой), оказался и Собянин тоже. Логика власти (в широком смысле слова) исходит из того, что скоро все забудется, что народ у нас не слишком умный, что через полгода Собянин будет мэром, а как эти выборы прошли – не так уж важно.

Это ошибка, потому что это не забудется, потому что это накапливается. Уже десятки миллионов человек, как минимум, 20-30 миллионов точно, вполне понимают, куда идет путинский режим, что он все дальше оттаскивает Россию от Европы, и все больше людей понимают, что это путь в тупик.

Несмотря на вынесенный приговор, технически Алексей Навальный еще имеет возможность принять участие в выборах. Решение о снятии его кандидатуры является ошибочным:

Илья Пономарев: Я много раз показывал на цифрах просто. С точки зрения процедур, если Алексей захочет принять участие в этих выборах, я считаю, что он должен найти такой способ, и это возможно. Просто все делать в последний момент, с точки зрения апелляции, и немножко потянуть историю в ходе апелляционного суда. Этого должно хватить. Но он может принять и противоположное решение, и сейчас начали поступать сообщения, что штаб думает вообще отказаться от этих выборов. Я считаю, что если это произойдет, то это будет ошибка.

Политолог Дмитрий Орешкин также считает, что Алексей Навальный не должен сейчас уходить из предвыборного процесса – что будет эквивалентно краткосрочному эффекту «разбитого горшка»

Дмитрий Орешкин:Я думаю, что это ошибочное решение, неверное. Потому что оттого, что Навальный снимается с выборов, он не получает ничего, кроме краткосрочного эффекта «разбитого горшка». Вот я разбил горшок – я показал свою непримиримость. Если бы он продолжал вести избирательную кампанию, то на фоне резкого роста его известности, пусть даже для многих негативной, негативного рейтинга (поскольку многие верят, что он – уголовный преступник), все равно такой всплеск его известности, шел бы ему на пользу.

И было бы грамотнее, дальновиднее как раз сейчас наращивать, пока он еще не лишен избирательных прав, наращивать кампанию популярности с тем, чтобы он сел (если он сядет) совершенно с другим электоральным рейтингом. Я думаю, что желание или стремление сняться – это очень эмоционально понятное желание. Но, с точки зрения рациональной политтехнологи, оно ошибочно.

Что будет дальше? Сейчас власть устранила серьезного, талантливого политика-популиста. Но Навальный все же выйдет на свободу – и это будет очень серьезный конкурент, перед которым откроется большое политическое будущее.

Дмитрий Орешкин: Что бы там ни было дальше (я думаю, в апелляционных инстанциях, возможно, срок немножко скостят), все равно Навальный через 3 или через 5 лет будет на свободе. Если его не сломают в тюрьме – а будут, конечно, ломать – то ему будет там, может быть, 40 лет с небольшим, и это будет человек, перед которым серьезное политическое будущее. Вот здесь-то, с таким людьми что делать, власть понимает плохо. Она вообще об этом не думает, так как она не думает о большом будущем, она думает о технических задачах устранения опасных конкурентов.

Вот сейчас опасного талантливого политика, талантливого популиста, активного, агрессивного политического оппонента власть технически на какое-то время устранила. Но при этом она приобрела, я думаю, еще пару-тройку миллионов людей, у которых открылись глаза на сущность этой самой власти. И при этом она продемонстрировала ту самую неоднородность внутри себя, для борьбы с которой как бы и создавалась вертикаль. Вертикаль создавалась для консолидации власти, а мы наблюдаем, как условные «силовики» легко плюют на интересы условного «собянина». И, собственно, теперь становится понятно, кто является истинным хозяином страны.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями