Россия

За узником Болотной следят через ГЛОНАСС

Николай Кавказский и его адвокаты в зале суда
Николай Кавказский и его адвокаты в зале суда /rosuznik.org/arrests/Nikolay

Условия в СИЗО, где содержатся девять обвиняемых по Болотному делу, являются неудовлетворительными. Об этом рассказал Николай Кавказский, один из 12-ти фигурантов Болотного дела, который 2 августа был переведен из следственного изолятора под домашний арест. В частности, в жаркую летнюю погоду подсудимым дают пользоваться душем лишь раз в неделю.

Реклама

Активист правозащитной организации «Комитет за гражданские права», Николай Кавказский провел в тюрьме более года по тем же, что и большинство арестованных по Болотному делу, обвинениям: участие в массовых беспорядках и применение насилия к сотруднику полицию. Теперь же Николая Кавказского отпустили, снабдив электронным ошейником, слежение за которым осуществляется, как ему было сказано, через ГЛОНАСС. Николай Кавказский рассказал в интервью RFI о своих первых днях после выхода из тюрьмы и о том, что ему нельзя делать, находясь под домашним арестом.

Николай Кавказский: Я, честно говоря, про условия еще не знаю, потому что в постановлении достаточно все размыто написано. Но, я так понимаю, это точно: мне нельзя выходить на улицу, мне нельзя общаться с людьми, которые проходят как-то по делу, и мне нельзя комментировать что-то по обстоятельствам дела.

RFI: Я вижу у вас браслет электронный. Как-то следят за вашими передвижениями?

Николай Кавказский: Да-да-да. Там через ГЛОНАСС (хохот на заднем плане). Это такая российская система. Я тоже так смеялся, когда мне так сказали, что через ГЛОНАСС все будет наблюдаться.

RFI: Вы чувствуете какую-то опасность вашему здоровью?

Николай Кавказский: Да, я чувствую опасность своему здоровью, потому что, как только я вышел, у меня жутко болела голова. Сегодня – первый день, когда она у меня не болит. Вчера вызывали врача, она меня осматривала, было повышенное давление у меня, хотя обычно оно у меня заниженное.

RFI: Вы все, проходящие по этому делу – довольно молодые люди. Но мы видим: проблемы со зрением, у вас голова болит, другие тоже жалуются на состояние здоровья. Условия в тюрьме вообще как вы оцениваете?

Николай Кавказский: Условия в тюрьме очень плохие. И хотя это в меньшей степени связано с руководством тюрьмы, а в большей степени с теми нормативно-правовыми актами, которые регулируют нахождение в СИЗО. Это правила внутреннего распорядка, другие нормативно-правовые акты, прогулка в каменном мешке происходит маленьком с крышей. Это невозможно назвать прогулкой.

Душ - один раз в неделю, тем более, летом. Ну, что это такое? 15 минут ограничивают, но, в принципе, если там на 5 минут задержишься, - ничего страшного, но если больше, то… Успеваешь, конечно, за 20 минут помыться, но важно, что один раз в неделю. Это невозможно – так мыться. Приходится иногда в тазике как-то мыться или еще что-то делать.

Еще хочу сказать, что условия содержания в нашем корпусе, где мы содержимся, немного лучше, чем в общих камерах. В общих камерах, я хочу сказать, там вообще невозможно находиться: там в большинстве нет горячей воды, и условия гораздо хуже.

RFI: Перенаселенность?

Николай Кавказский: Да, перенаселенность.

RFI: Вы не сожалеете, что вышли 6 мая тогда на улицу?

Николай Кавказский: Нет, я не сожалею. Мне только жалко, что мирный митинг не получился.

_____________

На вопросы РФИ отвечал Николай Кавказский, один из 12-ти подсудимых по «Болотному делу», который 2 августа был выпущен из следственного изолятора и помещен под домашний арест.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями