Перейти к основному контенту
Олимпиада в Сочи

Эрве Гекьер: «Сочи – это Игры во славу президента Путина»

Эрве Гекьер
Эрве Гекьер © AFP
Елена Серветтаз
34 мин

Французский журналист Эрве Гекьер, экс-заложник в Афганистане, снял специальный репортаж о подготовке Зимней Олимпиады в Сочи. О коррупции, искусственном снеге, дороге стоимостью в 100 млн. евро за километр, правах человека, и о том, что думает председатель Международного Олимпийского Комитета Жан-Клод Килли об Играх в России.

Реклама

RFI: Данные последних международных отчетов свидетельствуют, что предстоящие Олимпийские игры стали самыми дорогими за всю историю, об этом еще поговорим, но для начала – о хорошем. Если, я правильно помню - первое, что вас потрясло на месте, это Черное море…

Эрве Гекьер: Это то, что меня удивило. Потому что это одно из самых теплых мест в России, может быть, самое теплое, и именно там проводятся зимние Олимпийские игры. В то же время, в России особенно нет выбора: там, где холодно, обычно нет гор, за исключением российского Дальнего Востока, Камчатки и т. д., либо есть горы, но климата нет соответствующего. Но у меня впечатление, что организаторам, россиянам и президенту Путину повезло, потому что в этом году в это время снег выпал, чего не было в прошлом году, почему они и сделали огромные запасы снега на случай, если снега не будет в достатке.

Вы знаете, как были сделаны эти запасы снега?

Это очень просто. В конце сезона были большие снегопады – в марте-апреле. Они побоялись повторения сценария в этом году – слишком поздно для Олимпийских игр. И они собрали, сгребли этот снег, сделали огромные ямы в горах, куда сложили этот снег и накрыли его. По поводу стоимости этой операции у меня много цифр – одни мне говорили о четырех миллионах евро, другие – о восьми миллионах евро. Но в сравнении с 38 миллиардами евро (50 миллиардами долларов) - общей стоимостью Олимпийских игр, это капля в Черном море.

Были даже сообщения о том, что они даже заказали машины в Израиле по производству снега (что само по себе удивительно) на случай, если этот снег растает.

В наше время, надо понимать, что технически больше не существует лыжных соревнований на естественном снегу. Сейчас лыжный спорт использует только искусственный снег. Я недавно говорил с производителями снега во Франции – это распыленная вода, из которой образуется искусственный снег. Это нужно, чтобы спуск был чрезвычайно жестким.

30-40 лет назад мы катались по натуральному снегу, и для первых слаломистов все проходило очень хорошо, но для последних спуск был полностью разрушен. Для того чтобы у всех были примерно одинаковые шансы, стали делать так называемый «искусственный снег».

Но все равно, для этого нужно, чтобы было холодно, потому что для производства искусственного снега распыляется вода в воздухе, если температура -1, -2, -3, -4, -5°, это работает, потому что образуется лед, при положительных температурах вода распыляется, но это не действует. В любом случае, нужны отрицательные температуры, что, к сожалению, не всегда бывает, в частности, в Красной Поляне, потому что это юг России. Поэтому в этом году, я считаю, им повезло.

Вы ехали в Сочи с какими представлениями?

С представлениями о самом крупном в мире строительстве. Надо понимать, что Олимпийские игры в Сочи – 38 миллиардов – это практически стоимость 2,5 туннелей под Ла Маншем. Туннель под Ла Маншем стоил 15 миллиардов евро, а здесь – 38 миллиардов евро. Так что, даже при учете инфляции за 20 лет, это цифра безумная. Например, Ванкувер – это 3 миллиарда евро. Правда, в Ванкувере почти все инфраструктуры уже существовали. Здесь начиналось с нуля, и, как сказал один из управляющих альпийской компании, у которого концессия на 25 лет на базе Красная Поляна, русские за пять лет сделали то, что мы в Западной Европе сделали за 40-50 лет.

Значит, они эффективны?

Очень эффективны. Мы, во всяком случае, журналисты и критики, никогда не ставили под сомнение эффективность русских при строительстве гигантских объектов. Мы это видим на севере Сибири, как, например, в случае города Норильска и т. д. Но что, на мой взгляд, проблематично – это условия. Во-первых, это коррупция.

Для примера – автострада в 50 км между побережьем, городом Адлером возле Сочи и Красной Поляной. Стоимость километра по цифрам, которых не отрицают российские власти, это от 100 до 110 миллионов за километр. А известно, что самые дорогие дороги в Западной Европе – это Швейцария и Австрия из-за присутствия Альп. И там это обходится в 12 миллионов евро. Куда ушли 80 миллионов евро за километр?

По этой цене эту дорогу можно было сделать из черной икры толщиной в сантиметр, - сообщает нам журнал Esquire…

И что еще говорят оппозиционеры, это огромное количество халтурно сделанных объектов в России и даже в Москве, которая является одним из самых забитых транспортом городов в мире. Там необходимы подземные паркинги, необходимы эффективные объездные дороги, большие эффективные магистрали, которых нет в самом большом городе России. Я уже не говорю об отдаленных городах Сибири или Урала, где инфраструктуры полностью разрушены.

При этом все было брошено на Сочи. Не надо обманываться – это игры президента Путина, во славу президента Путина, который желает позолотить герб России, который, со времени разрушения Советского Союза, очень пострадал от имиджа относительно бедной страны. А это была вторая сверхдержава мира еще в 80-е годы.

Когда речь заходит о стоимости Олимпиады в Сочи, все это, конечно, удивляет, но еще более впечатляют человеческие истории. Вы встречались с разными семьями там на месте. Вы рассказывали о семье молодой женщины Людмилы, которая потеряла жилье.

Да, очень много споров, потому что некоторые семьи, которые жили на берегу моря – много сотен семей, а также совхоз немного дальше – были выселены. В нормальных условиях, при проведении игр при выселении им выплачивается компенсация. Некоторые семьи получили 70-80 тысяч евро. В основном, меньше, чем стоимость эквивалентного жилья и участка. Они получили деньги.

Но проблема (это проблема Людмилы и Галины – ее свекрови) в том, что они отдают себе отчет, что их выселили, как и многие другие семьи, не для того, чтобы построить олимпийскую деревню, не для строительства олимпийских объектов, а для строительства роскошных отелей, которые будут служить после Олимпийских игр.

Они понимают, чувствуют, что это очень сложно доказать в России, поскольку правосудие полностью отсутствует, оно полностью на услужении у государства. Такого типа проблемы ежедневно можно наблюдать в Москве.

Вам говорят, что это нужно для Олимпийских игр, а в результате вы понимаете, что участок использован вовсе не под олимпийские объекты, а для получения сверхприбылей в отельном бизнесе. И это люди на месте не считают логичным и возмущаются.

Когда, как вы говорите, правосудие не действует в России, какие у этой семьи есть еще возможности, что они могут предпринять?

Например, семья Людмилы и Галины, после подачи иска, после того, как они дошли до высших судебных инстанций в Москве, они подали жалобу в Страсбург – в Европейский суд по правам человека, который оказался некомпетентен, он заявил, что некомпетентен в такого рода делах. В результате – никаких возможностей. В этом проблема.

Сейчас они живут в приспособленном гараже – внизу гараж, перестроенный под спальни, а над ним – крошечная комната на пять человек. И поскольку эта семья, как многие другие, пытается переехать, а у них только 75 тысяч евро, при огромном росте цен на недвижимость в регионе Сочи найти эквивалентное жилье совершенно нереально. И по последним сведениям (поскольку этот сюжет был отснят несколько месяцев назад), эта семья по-прежнему ничего не нашла – ни жилья, ни участка, которые могли бы заменить их прежнее жилье.

В ходе подготовке вашего репортажа вы встречались с представителями российской оппозиции, в частности, с Борисом Немцовым, который часто говорит о Сочи. А легко ли было получить комментарий от представителей власти?

Нам удалось встретиться только с одним человеком – это вице премьер-министр, ответственный за Олимпийские игры, Дмитрий Козак. Мы хотели, чтобы он съездил с нами на место и показал эти инфраструктуры, хотя бы Адлер, где мы организовали интервью. Он категорически отказался от посещения объектов, и мы получили только очень регламентированное интервью в 20 или 25 минут.

В этом интервью все проблемы, которые мы перед ним ставили, совершенно отрицались: коррупция абсолютно отрицалась, незаконные выселения отрицались, завышенная стоимость, например, автострады, отрицалась. Отрицалось все. В общем, речь господина Козака, который является голосом президента Путина на тему Олимпийских игр в Сочи, это «все хорошо, прекрасная маркиза! Спите спокойно, все идет хорошо, и Олимпийские игры будут настоящим триумфом».

Я не ставлю под сомнение, что все СМИ, в частности, спортивные СМИ, будут воспевать организацию, президента Путина и т. д. Некоторые уже сделали заготовки, разоблачающие ограничения свободы, освещающие манифестации ЛГБТ, манифестации за свободу прессы и т. д. Но я, честно говоря, думаю, что они будут маргинальными.

К вопросу об ЛГБТ. Многие главы государств – президент Франции, Германии, Барак Обама не приедут на открытие Игр. Путин, поскольку это его игры, как вам кажется, желал бы быть в окружении этих лидеров?

Конечно, он был бы рад видеть рядом с собой президента Обаму, Ангелу Меркель, господина Кэмерона от Великобритании, Франсуа Олланда. Никого, по-видимому, из этих людей не будет. Конечно, речь не шла о бойкоте Олимпиады, поскольку не было бойкота игр в Пекине, а Китай – не демократия. Поэтому не было логичным бойкотировать Сочи, если не было бойкота Пекина.

В конечном итоге, руководители западных стран нашли полумеру: мы не бойкотируем, не призываем наших спортсменов не ехать, но мы не почтим президента Путина присутствием на высшем уровне. Это род полумеры.

Я не думаю, что это результат исключительно полемики на тему ЛГБТ, это и вопрос постоянно нарушающихся прав человека, которые мы наблюдаем в России. Были, впрочем, со стороны Путина жесты доброй воли – освобождение Ходорковского, Pussy Riot и т. д. Но это лишь символические жесты. Тысячи и тысячи людей в России находятся в тюрьмах по мутным, иногда совершенно неизвестным причинам. Сведение счетов, правосудие на услужении у власти, правосудие абсолютно зависимое от Кремля. Это очевидность. И огромное число людей это утверждает и с очевидными доказательствами.

Последний отчет организации ACAT во Франции…

Таких отчетов было множество с тех пор, как господин Путин пришел к власти, и ничего не меняется.

Еще по поводу свободы прессы. Совсем недавно мы стали свидетелями того, как впервые после окончания холодной войны американский журналист был выдворен из Москвы. Американский журналист Дэвид Саттер. Власти четко сказали, что его присутствие на территории РФ нежелательно. Вы, Эрве, почувствовали на себе, что какие-то меры, были приняты по отношению к иностранным журналистам в Сочи?

Конкретно не могу сказать – я не делал запроса на визу для освещения Олимпийских игр просто потому, что я не спортивный обозреватель. Кажется, что на самом деле журналисты, которые могут сказать что-то отрицательное о России, не очень желанны и, возможно, не получат виз. У меня нет никакой возможности это проверить, я не знаю, правда это или нет. Мы это увидим после открытия Олимпийских игр. Будут ли там журналисты, говорящие что-то неприятное Кремлю, президенту Путину, посмотрим. Это слухи, которые пока невозможно проверить. Посмотрим, подождем 7 февраля, там увидим.

Важный вопрос обо всех этих рабочих, приезжающих из Средней Азии – казахах, узбеках, которые никогда не получили оплаты. Что с ними происходит?

Это еще сложнее на самом деле. Это своего рода западня. На строительствах в разгар работ было более 70 000 рабочих – на обоих объектах: в Адлере на берегу моря и в горах в Красной Поляне. Наверху 4 лыжных базы были возведены. До этого была одна маленькая – Альпика, очень маленькая база. А три были построены с нуля. То есть, были леса, горы, горные потоки – и ничего больше.

Правда, что за пять лет русские построили все это, что потребовало огромное количество рабочей силы. Из этих 70 000 рабочих – нет точных оценок, поскольку никто не вел подсчетов, 25-30 тысяч были нерусскими, многие – выходцы из Средней Азии.

И западня была организована таким образом: вначале они приезжали, два-три первых месяца им платили зарплату – примерно 500-600 долларов в месяц, что для Средней Азии очень хорошая зарплата и даже для России вполне приличная. Работа тяжелая. Но через два-три месяца этим рабочим переставали платить. И им обещали заплатить через месяц, через два, через три.

И поскольку у этих рабочих нет никаких контрактов, поскольку вся работа производится по-черному, у них нет никаких средств защиты. К тому же, как мы говорили в нашем репортаже, часто у них отобраны документы. То есть, при въезде под предлогом того, что нужно сделать визы, регистрацию и т. д., у них отбирают паспорта, они оказываются без контракта, без документов, которые бы им позволили вернуться к себе, и к тому же в итоге - со штрафом на таможне их собственной страны.

Мне кажется, для этого есть специальное слово – «рабство». Разве нет?

Да. Это не единственная страна. Нужно не забывать, что сейчас Катар готовится к Чемпионату мира по футболу и где, к тому же, это привело к смертным случаям – люди, в основном пакистанцы и индусы, умерли под палящим летним солнцем (больше +50° в тени, проблема – в Катаре нет тени). Прошлым летом десятки рабочих умерли. Я о таком не слышал в России. Но это, тем не менее, проблема эксплуатации людей.

Были также иностранные предприниматели – в нашем репортаже это пример узбека и турка – которые, помимо того, что являлись поставщиками рабочей силы (поначалу вполне честными) и материалов, каждому из них их начальник был должен по 125 000 евро, что представляет немалую сумму. И против их начальника было возбуждено дело благодаря Human Rights Watch, которая работает в тесном сотрудничестве с Мемориалом. Есть молодой юрист в Адлере, который занимается такого рода делами, это очень застенчивый молодой человек, но очень-очень-очень упорный, который не отступается. Открыто судебное дело, но в России известно, когда открыто дело, и совершенно неизвестно, когда оно завершится и чем оно завершится.

Недавно был опубликован отчет Human Rights Watch по поводу Сочи. Несколько дней назад было заявление от представителей Олимпийского комитета, и впервые мы услышали, что эти Олимпийские игры в России – «это позор». Что бюджет страшно завышен, это самые дорогие игры, и что всем известно, что происходит. Но МОК мог сделать что-то?

Я лично встречался с Жан-Клодом Килли, который появляется в репортаже, который согласился на интервью после уговоров, которые длились примерно месяц, поскольку изначально он, кажется, не хотел – он не любит интервью, не любит журналистов, и думаю, что после этого интервью он будет их любить еще меньше. Поскольку он был очень смущен.

Я ему задавал вопросы о коррупции, задавал ему вопросы об этих среднеазиатских рабочих, которых эксплуатируют. По поводу коррупции он мне ответил: «Знаете, коррупция присутствует на каждой Олимпиаде, это не ново. Может быть, в России несколько больше, чем в других местах, но вообще, мы привычны к этому». То есть, по большому счету, Международный олимпийский комитет закрывает на это глаза.

Вы мне скажете, что, может быть, они себя чувствуют обязанными, поскольку председатель МОК – гость России, как он является гостем Канады, когда это в Канаде, или Китая, когда это – Китай. И у приглашенного нет всех прав, он должен приспосабливаться к нации, которая организует эти игры. Но, тем не менее, я уверен, что господин Килли не приложил больших усилий в этом направлении, а просто принял факт коррупции.

А по поводу эксплуатации людей он очень напрягся, его это очень смутило – что, впрочем, хорошо видно в фильме, но ответил: «Я займусь этими случаями лично». Да, но только он не спросил ни адресов этих людей, ни их телефонов, ни их фамилий. Это слова, брошенные на ветер. И русская журналистка, с которой мы работали на месте, несколько дней назад мне сообщила, что ничего не решилось, и что председатель ничего не предпринял. Навязчивая идея председателя – чтобы все было готово к 7 февраля. Остальное – излишне.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.