Россия

Леонид Гозман: «Разворот на Восток – стратегическое поражение России»

Директор гуманитарных программ «Роснано», президент движения «Союз правых сил», руководитель фонда «Перспектива» Леонид Гозман
Директор гуманитарных программ «Роснано», президент движения «Союз правых сил», руководитель фонда «Перспектива» Леонид Гозман Vladimir Bondarev/RFI

Среди главных тем, обсуждаемых сейчас в российском обществе – выборы нового президента Украины, наметившийся «поворот» России в сторону Китая и продолжающаяся «утечка мозгов» из страны. Своими оценками по данным проблемам с корреспондентом RFI поделился директор гуманитарных программ «Роснано», президент Общероссийского общественного движения «Союз правых сил», руководитель фонда «Перспектива» Леонид Гозман.

Реклама

RFI: Леонид Яковлевич, во всех биографических справках о Вас в Рунете написано, что Вы, в частности, ещё и политик. Вот, в настоящее время в России реально ли заниматься политикой? Существует ли она в России?

Леонид Гозман: Ну, смотря что под ней понимать. Если понимать под ней участие в процедурах по легальной смене власти, то надо понимать, что в нынешней ситуации эти процедуры сменой власти закончиться не могут.

Не может быть ситуации, при которой, например, кандидат в президенты от власти (будет это сам Владимир Владимирович Путин на следующих выборах, или это будет кто-то другой, им поддержанный) не может быть ситуации, при которой – ну, я не знаю – условно, вместо Путина победит Навальный. Не может быть! Не потому, что люди не проголосуют – люди, может, и проголосуют, хотя тоже маловероятно. Но, в общем, не будет этого. Всё равно президентом будет тот, кого назначит власть.

Так что, в этом смысле – политики нет. Но политика – дело долгосрочное, на самом деле. И жизнь, вообще, долгая. И в этом смысле любые действия, которые готовят возможность легальной смены власти, они – тоже политика, они тоже осмысленны. Просто надо понимать: когда ты участвуешь (если ты участвуешь) в выборах – условно – 2014 года, ты участвуешь не столько для того, чтобы, допустим, Московская городская дума стала принадлежать не «Единой России», а оппозиции, а работаешь ты для того, чтобы на выборах 2019 или 2024 года это могло случиться.

RFI: Вы думаете, это – реально?

Леонид Гозман: Да, когда-нибудь, конечно, реально.

RFI: То есть, не раньше, чем сменится поколение ныне властвующих президента, губернаторов, сенаторов?

Леонид Гозман: Нет, Вы знаете, на самом деле сценарии ведь есть разные. Мы – не первая и не последняя страна – может, последняя, но точно не первая – которая находится в такой ситуации. Ну, скажите, пожалуйста: кто мог подумать, когда в Чили у власти был Пиночет, что там будет нормальная демократическая процедура, нормальная демократическая страна?

Кто мог подумать при Франко, или при Муссолини, да? Ну, уж я не привожу такой совсем экстремальный пример, как Гитлер. Но разные есть схемы – бывает уход лидера, бывает резкое изменение ситуации, бывает, не дай Бог, война… Ну, всякое бывает, из-за чего меняется ситуация.

RFI: Мы не будем брать всякие экзотические примеры, возьмём пример более близкий нам и территориально, и с общей историей – пример Чаушеску. Тоже казалось, что «гений Карпат» вечен. Однако, сейчас, по крайней мере в Румынии, – свободные выборы. Во многих странах бывшего соцлагеря - СЭВа и Варшавского договора – выборы свободные. В Балтии – тоже. Да в Украине – более близкой нам стране тоже политика есть, а в России – нет. Вот, Вам не завидно, как российскому политику, что в Украине она есть, а в России – нет?

Леонид Гозман: Мне завидно как российскому гражданину. Как российскому гражданину, как русскому интеллигенту мне, разумеется, завидно. Вы привели пример Чаушеску – очень хотелось бы, чтобы у нас это происходило по другой схеме.

RFI: А как российский гражданин и как российский политик, который думает о выборах, хотя бы 2024 года, чего Вы ожидаете и чего Вы, может быть, опасаетесь от результата выборов в «братской стране»?

Леонид Гозман: Вы знаете, мне кажется, что есть один хороший вариант: что президент (Порошенко) объявит выборы Верховной Рады. Они выберут Верховную Раду, у них появится органы власти, легитимность которых уже ни у кого не вызывает сомнений. И постепенно – за год-два-три-четыре – там всё успокоится и войдёт в нормальную совершенно колею.

Рая на земле там не будет (там накопилось дикое количество проблем совершенно, в Украине) но самое хорошее это – выборы. Кого выберут – не так важно, как то, чтобы эти выборы прошли и чтобы люди признали, что – ну, да, вот избрали этого. Я его, может быть, не люблю, но его избрали, давайте ждать следующих выборов.

Ну, как в Америке это происходит: понимаете, масса есть людей, которым не нравится Обама, ну и что? Они понимают, что Обама – президент, и давай подождём, и следующим мы, конечно, выберем нормального, крутого республиканца, а не этих «вялых» демократов. Ну, допустим, да? Нормальная ситуация.

RFI: Вы, как человек, который занимается не только политикой, но и экономикой, и бизнесом, замечаете, что происходит разворот – не только политический, но и экономический, и бизнес-интересов – России с Запада на Восток?

Леонид Гозман: Ну, как это можно не заметить, когда об этом из каждого утюга уже говорят! Конечно, происходит. Ну, да – происходит, и это очень печально. Очень печально! Стратегически это, конечно, поражение нашей страны.

RFI: Почему? Ведь, как раз говорят, что за Юго-Восточной Азией, и, в частности, за «великим Китаем» - будущее.

Леонид Гозман: Понимаете, в чём дело? За кем будущее – этого не знает никто, пока никто не выиграл и никто не проиграл. Но Россия – европейская страна. Ну, конечно, у нас есть министр культуры Мединский, который говорит, что России – это не Европа. Но до него были не менее уважаемые, чем он люди – допустим, государыня-императрица Екатерина II, которая говорила: «Россия – европейская страна», и многие-многие другие. Там, Владимир Соловьёв – такой был философ у нас, тоже, наверно, не глупее Мединского, наверно…

Так вот, Россия, это - безусловно, европейская страна. Мы – часть европейской культуры, мы – часть христианской культуры, если хотите. Не христианской религии – я, например, атеист, и, вообще, у нас многоконфессиональная страна. Но, безусловно, мы – страна христианской культуры. И, как страна христианской культуры мы должны быть частью вот этого христианского, европейского мира, мне так кажется.

И уход туда, на восток, нам ничего не добавит. Ну, не говоря уже о том, что, конечно, какое у нас может быть равноправное сотрудничество с Китаем, ну что за ерунда? Они нас съедят и не заметят.

RFI: А власти этого не понимают?

Леонид Гозман: Вы знаете, по моему глубокому убеждению, Владимир Владимирович Путин – исключительно умный человек. Мне не нравится то, что он делает, но ему надо куда-то продавать газ, например. Ему надо как-то, вообще, балансировать. Вот, он балансирует так. Мне не нравится, как он балансирует. Но я думаю, что он понимает опасность.

RFI: Не теряет ли Россия таланты в связи с той внутри- и внешнеполитической ситуацией, о которой мы говорили выше?

Леонид Гозман: Ну, конечно, теряет. Талантливые молодые люди смотрят на сторону и готовы уезжать, и уезжают. Понимаете, когда имеет место такая борьба за то, чтобы не было «бородатых женщин» (имеется в виду победительница «Евровидения - 2014» Кончита Вурст), то тогда нет инноваций.

Я – человек достаточно консервативный, традиционной сексуальной ориентации, консервативных вкусов в искусстве, и так далее. Но я понимаю, что когда подавляется что-то другое, когда подавляются “minorities” («меньшинства»), то ничего хорошего не будет, абсолютно. В этом смысле вся эта истерика, которая развёрнута на наших телеканалах она, конечно, приводит к эмиграции самых талантливых людей.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями