Россия/НАТО

Павел Фельгенауэр об отношениях НАТО и России: «Не совсем война, но достаточно близко к ней»

Военный обозреватель Павел Фельгенауэр
Военный обозреватель Павел Фельгенауэр http://mozgovoyshturm.ru

Ежегодные двухнедельные военные тренировки НАТО в балтийском регионе начались 9 июня одновременно с российскими военными маневрами в Калининградской области. Независимый военный обозреватель Павел Фельгенауэр в интервью RFI рассказал о том, почему на стороне НАТО в этих учениях приняли участие нейтральные Швеция и Финляндия, почему российские маневры оказались для Запада неожиданностью, а ситуация на Украине изменила представления о безопасности в Европе.

Реклама

RFI: Являются ли параллельные маневры, которые ведут Россия и НАТО в странах Балтии ответом на российскую внешнюю политику России в Украине?

Павел Фельгенауэр: Западные маневры были объявлены раньше, они ежегодные. Но они проводятся в усиленном формате, и в них участвуют, в том числе, нейтральный страны: Финляндия – в одних маневрах, Швеция – в других. Это ответ на российские действия. Ну а Россия маневры начала без всяких предупреждений. Они не были заранее объявлены, они проводятся как ответная реакция. То есть обе стороны готовятся отражать агрессию друг друга. Страны Запада (это уже не НАТО, потому что участвуют Швеция и Финляндия) готовятся к возможной агрессии в балтийском регионе, чтобы помогать слабым в военном отношении прибалтийским странам. А Россия традиционно боится вторжения НАТО, нападения на Калининградскую область. И проводят операцию по защите Калининградской области от блокады и от западного вторжения.

RFI: Вы отметили, что в учениях участвуют нейтральные страны. Значит ли это, что Европа, которая всегда старается избегать радикальных заявлений, встает на более жесткие позиции?

Павел Фельгенауэр: В Швеции и в Финляндии возможность вступления в НАТО дискутируется давно, с начала 90-х годов. Я там был не раз, присутствовал при таких дискуссиях. Но сейчас это становится намного серьезнее. В принципе, скандинавские страны не любят, когда их блок разделен. А там так сложилось, что есть нейтральные скандинавские страны и есть страны-члены НАТО. А они предпочитают жить одним блоком. И поэтому Норвегия и Дания не то, что оказывали давления, но просили Швецию и Финляндию присоединиться к ним.

Сейчас это стало гораздо более актуально внутри самих этих стран, особенно в Финляндии, которая граничит с Россией. И в Швеции, которая много раз воевала с Россией, и шведские военные традиционно считают Россию своим основным противником, и считали в течении более ста лет. Там всегда была поддержка того, чтобы вступить в НАТО. Тем более, что в Европейском союзе они уже состоят, и это значит, что они уже не совсем нейтральны, не так, как Швейцария. Сейчас идет серьезная дискуссия. Так об этом мне говорят мои финские источники. А если ситуация с Украиной и дальше будет идти в сторону эскалации, то это может стать неизбежным.

RFI: По вашим ощущениям, на Западе считают ситуацию в Украине единичным прецедентом, временным явлением?

Павел Фельгенауэр: Так не считает практически никто. Такое отношение было к конфликту с Грузией в 2008 году. Но это было далеко, не очень важно, Европу Грузия в стратегическом смысле мало чем интересует. А сейчас все гораздо серьезнее. Одно дело – признание самопровозглашенных республик Южной Осетии и Абхазии, которые к тому же существовали довольно давно после начала 90-х годов.

Другое дело – неожиданная, скоропалительная аннексия Крыма. Это уже серьезное нарушения порядка, сложившегося в Европе после Второй мировой войны. Другое дело, что там есть мнение, что не надо сильно давить на Россию. Но может, действительно не надо. С другой стороны, от России ждут серьезной деэскалации, которой пока не очень видно.

RFI: Недавно глава Пентагона Чак Хэйгел призвал европейские страны увеличить свои военные бюджеты. Какого поведения можно сейчас ждать от Европы?

Павел Фельгенауэр: Есть разные европейские страны. Есть те, кто ощущают серьезную угрозу: прибалтийские страны, Польша, Румыния. Они ощущают непосредственную угрозу, они граничат с Российской Федерацией. Существенную угрозу видят Швеция и Финляндия, не столько, может быть, себе, сколько странам Прибалтики, с которыми они очень близко связаны разными узами. Финляндия – с Эстонией, Швеция – с Латвией. Возможно, Португалия, не чувствует угрозу. Или Венгрия. Они не хотят увеличивать военные расходы. Увеличивать или не увеличивать (военный бюджет – RFI) решает парламент каждой страны. Есть, конечно, трансатлантическая солидарность, но степень солидарности определяется степенью реальной угрозы.

RFI: Чего ждать от российской стороны? В МИДе назвали маневры НАТО в балтийских странах – «проявлением враждебности».

Павел Фельгенауэр: Наши маневры, возможно, в большей степени проявление враждебности. Не было никакого предупреждения. В НАТО узнали об этом только из сообщений в СМИ. Но это в общем отражает то, насколько сейчас ухудшились отношения. В Москве официально говорят: «в агрессивном блоке НАТО», «противник». То есть это не совсем война, но достаточно близко к ней. И это не только риторика, но уже и действия. «Противник» - это вещь серьезная, это не просто риторика. Когда об этом говорят военные, они имеют в виду конкретную вещь. Противник – это тот, с кем ты воюешь.

RFI: Действительно ли в военных кругах НАТО называют «противником»?

Павел Фельгенауэр: Сейчас и в официальных документах НАТО называют «противником». И министр обороны говорит о «противнике». Даже не о «вероятном противнике», а просто о «противнике».
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями