Перейти к основному контенту
Россия

Михаил Силин о поправках в закон «О рекламе»: «Это лоббирование финансовых интересов основных вещателей и это ошибка»

Михаил Силин, вице-президент Ассоциации кабельного телевидения России
Михаил Силин, вице-президент Ассоциации кабельного телевидения России aktr.ru

Комитет Госдумы по экономической политике в четверг 3 июля отложил рассмотрение поправок в закон «О рекламе» о запрете рекламы на платных кабельных и спутниковых телеканалах. Ранее, 1 июля, несмотря на критику со стороны «Справедливой России», ЛДПР и КПРФ, Госдума приняла в первом чтении поправки, предложенные лидером Российской партии пенсионеров Игорем Зотовым. Вице-президент Ассоциации кабельного телевидения России Михаил Силин в интервью RFI объяснил, почему от этих поправок никто, в том числе и федеральные каналы, не окажется в выигрыше.

Реклама

RFI: Для начала, хочется понять что такое «платный канал». Если ли такое определение в законодательстве? По каким критериям можно сказать, что этот канал платный, а другой – бесплатный?

Михаил Силин: Нет, в российском законодательстве ни понятие «платный канал», ни понятие «общедоступный канал» не определены. У нас есть единственное определение «общероссийского обязательного общедоступного телеканала». Больше никакие виды каналов никак не определены.

RFI: То есть можно сказать, что «Первый канал» или «Россия-1» могут быть платными?

Михаил Силин: Как раз «Первый» или «Россия-1» не могут быть платными, потому что закон определяет эти каналы как «обязательные общедоступные». Это каналы бесплатные.

RFI: То есть в новых поправках речь идет скорее о неэфирных – кабельных и спутниковых каналах?

Михаил Силин: Тоже неправильно. У нас закон определяет «обязательные» каналы. То, что за рубежом называется must-carry. Таких каналов у нас десять. Эфирных каналов гораздо больше, чем десять. Те десять каналов, которые являются обязательными, под эти поправки явно не попадают. А все остальные под большим вопросом.

RFI: Теоретически, все остальные, кроме этих десяти, могут попасть под эти поправки?

Михаил Силин: Если все останется как есть, при определенных условиях – да.

RFI: Тогда к чему это приведет? Означает ли это конец неэфирного ТВ в России? Или рынок просто перестоится, и ничего страшного не произойдет?

Михаил Силин: Это трудно предсказать. Поправки начнут действовать не прямо сейчас, а где-то с Нового года, насколько я знаю, как это собираются ввести. Для того, чтобы это действовало, мы должны будем понять, что такое платные каналы. Возможно, каналы жестко разделятся на платные и бесплатные. А какие-то каналы, которые сейчас живут по смешанной модели, начнут жить по какой-то конкретной модели: либо той, либо другой.

Тем не менее, сейчас это понять невозможно, потому что все признаки, которые законодателю кажутся понятными, непонятны. Например, не является понятным признаком, что сигнал шифруется, потому что одни операторы шифруют канал, другие – нет. То есть не сами каналы шифруют, а кабельные компании. На спутнике зашифровано все, в том числе и обязательные каналы. В аналоговых сетях, где много каналов, которые мы понятийно считаем каналами платного телевидения, они не шифруются. Каналы бесплатного и платного телевидения предоставляются в общих пакетах, и деньги за них платятся фактически единые. Как на это отреагирует отрасль и как регулятор сможет исполнять этот закон, мне совершенно непонятно. Они смогут прийти и сказать: «Вот этот канал платный, а вот этот бесплатный», и это будет совершенно понятийно, это не будет следовать ни из чего.

RFI: А те телеканалы, которые вещают только в интернете (я имею в виду в первую очередь, наверное, телеканал «Дождь») смогут изменить свой статус? Сказать: «Мы не телеканал, а сетевое СМИ, которое использует видеоконтент»?

Михаил Силин: Тут я совсем не буду гадать. Потому что сказать про себя можно что угодно. Но если они захотят присутствовать в кабельной сети, то по этому поводу закон очень четко говорит, что они смогут присутствовать в кабельных сетях, IPTV (Internet Protocol Television – новое поколение телевидения, технология цифрового ТВ в сетях передачи данных по протоколу IP - RFI), спутниковых сетях только при наличии вещательной лицензии. Просто сказать, что «мы сетевое издание, нам не нужна вещательная лицензия» можно, ради бога, можно при этом присутствовать в интернете, но нельзя присутствовать в кабельных и спутниковых сетях.

RFI: Можно ли сказать, что от этих поправок выиграют десять «обязательных» федеральных телеканалов?

Михаил Силин: Нет, нельзя. По очень многим причинам. Доля рекламы, которая сейчас приходится на весь неэфирный рынок, абсолютно мизерная. Эфирные каналы постепенно теряют долю телесмотрения в основном, потому что эти доли перераспределяются между ними. Сейчас существенно поднимаются такие каналы, как ТНТ, СТС, РЕН-ТВ и многие другие. Раньше они имели относительно низкие рейтинги на уровне 3-5%. Сейчас их рейтинги сопоставимы с рейтингами «Первого канала» и «России-1». Федеральная целевая программа будет этому способствовать, потому что все эти каналы получат практически идентичное распространение. А раньше это было не так.

А что касается того, что они все вместе теряют некие доли, это связано с тем, что на смену традиционным технологиями телевещания приходят новые: интернет-вещание, ОТТ-сервисы (технология ОТТ (Over the Top) доставляет видеоконтент через интернет без прямого контакта с оператором связи – RFI). Это никто остановить не сможет, потому что это идет «мимо» главных станций кабельных операторов, это непосредственно идет в интернет. Этот сервис будет в ближайшие пять лет активно развиваться. Абонент, включая телевизор, не будет особо понимать, откуда он получает контент: то ли от головной станции в виде вещательного канала, то ли это вещание сети интернет.

Я думаю, что эти поправки очень навредят российскому рынку. Они фактически поставят некие преграды для российского производителя, российских вещателей, тематических, малых каналов. Они приведут к тому, что в дом придут гораздо больше каналов зарубежного производства, международных сетей, для которых реклама на российском рынке – малая составляющая в их совокупном доходе, и для них эта потеря будет не так существенна. А для малых российских каналов это будет очень проблемно.

RFI: Видите ли вы политическую подоплеку в желании лишить платные, независимые каналы доходов от рекламы?

Михаил Силин: В этом стопроцентно нет никакой политики. Это чистая экономика. Если политика – это концентрированное выражение экономики, то да. Но это не политика, это экономика. 99% всех тематических телеканалов вне всякой политики. Это детские, спортивные, каналы о путешествиях, развлечениях, музыке. Там каналов хоть с каким-нибудь политическим содержанием очень-очень мало. У нас был и есть телеканал «Дождь», в котором немало новостных программ. В нашей стране лицензированы и CNN International, и BBC World, и Deutsche Welle, Euronews – много каналов, которые показывают всякую информацию. Они есть и остаются, и я не очень знаю, чтобы по этому поводу кто-то тревожился или их как-то ограничивали. И они останутся, потому что они абсолютно бесплатные, эти каналы никогда не получали здесь никаких денег. У них, впрочем, и рекламы никакой не было, кроме Euronews.

Это вопрос чисто экономический. Я думаю, что это, скорее всего, лоббирование чисто финансовых интересов основных вещателей. И думаю, что это ошибка. Они создают скорее проблемы, чем что-то полезное. Всесильные тематические каналы останутся, они легко выживут и без рекламы на абонентских платежах. Плохо будет слабым каналам. Это означает, что просто ставится определенная преграда на пути развития российского, русскоязычного сегмента тематического вещания. И это нам кажется неправильным.

RFI: Вы отметили, что имело место лоббирование финансовых интересов основных вещателей. Что это значит?

Михаил Силин: Я думаю, что предполагается, что именно они могут на этом что-то получить. Но я думаю, что это неправильно. Мне неизвестна подоплека всего этого: кто это сделал и почему. Но если думать о результатах, то кажется, что кто-то испугался, что этот рекламный пирог как-то неправильно делится. Здесь нужно иметь в виду, что на тематические каналы приходит абсолютно другой рекламодатель. Туда приходит малый рекламодатель, который не в состоянии оплачивать очень дорогую рекламу на федеральных каналах. Тематические каналы не отнимают эту рекламу у основных каналов. Они влияют на то, что отнимают долю телесмотрения. Учитывая, что все основные, самые привлекательные тематические каналы в сетях останутся, это ничего не изменит. Их доля по-прежнему останется такая же.

RFI: Тогда непонятно, если федеральные каналы от этого не выигрывают, малые телеканалы от этого проигрывают, от этих поправок вообще нет выигрышной стороны. Зачем они тогда вообще нужны?

Михаил Силин: Нам так и кажется, что от этих поправок есть только негативная сторона, и нет позитивной ни для кого. Непонятно, кто от этого в выигрыше. Мы, Ассоциация кабельного телевидения, свое мнение по этому поводу высказали. Мы написали письмо во все профильные комитеты в Думу. Мы написали, что мы здесь видим только проблему и для малого и среднего вещателя, и для малого и среднего кабельного оператора, и для малого и среднего рекламодателя. Мы видим, что возникает проблема вообще для развития русскоязычного сегмента телевизионного вещания, в том числе, которое распространяется в соседних странах. Есть много популярных интересных каналов. Пример, который мы часто приводим, это Russian Travel Guide, очень интересный канал путешествий по России. Кому вдруг может не понравиться такой канал, я не знаю, но у него возникнут серьезные проблемы.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.