Перейти к основному контенту
Франция/Россия

Французский производитель фруктов о российских санкциях: «Будем искать другие рынки сбыта»

Президент Ассоциации французских производителей по сотрудничеству с Россией в области сельского хозяйства и продовольствия (АФРАА) и коммерческий директор агрокомпании Comimpex
Президент Ассоциации французских производителей по сотрудничеству с Россией в области сельского хозяйства и продовольствия (АФРАА) и коммерческий директор агрокомпании Comimpex http://www.comimpexfruits.com

Решение российского правительства о полном запрете импорта сельскохозяйственных товаров из Европы, США и других западных стран ставит под угрозу французских производителей фруктов и овощей. В прошлом году Франция напрямую поставила 50 тысяч тонн фруктов и овощей в Россию, 54% из которых – яблоки. О рисках для французского сельского хозяйства от российских санкций в интервью RFI рассказал Эрик Гюаш, президент Ассоциации французских производителей по сотрудничеству с Россией в области сельского хозяйства и продовольствия (АФРАА) и коммерческий директор Comimpex. Эта агрокомпания поставляет 80% своих фруктов в Россию.

Реклама

RFI: Какие продукты питания Франция экспортирует в Россию, кроме шампанского и товаров класса люкс, которые не попали под санкции?

Эрик Гюаш: Все виды продуктов. Все, что производит сельскохозяйственная промышленность: мясо, фрукты и овощи, молочные продукты, обработанные и фасованные овощи и фрукты. В целом российский рынок представляет 5% от экспорта французских продуктов питания.

Какие секторы сельскохозяйственной промышленности Франции могут быть наиболее затронуты российскими санкциями?

Априори, все секторы затронуты, кроме алкогольных напитков. Но особенно яблоки и груши, которые Франция больше всего экспортирует в Россию.

Французские агропроизводители получают госдотации. Значит ли это, что финансовые потери от непроданных в Россию или в другие страны яблок, груш и других продуктов будут частично возмещены государством?

Нет. На сегодняшний день ни один производитель яблок и груш не получает возмещения ущерба от непроданных продуктов. Никаких дотаций.

Каковы их финансовые риски?

Риски абсолютные. Предприятие, которое экспортировало большую часть своих товаров на российский рынок и которое перестанет их экспортировать, рискует закрыться.

Какое настроение сейчас у французских агропроизводителей, которые экспортировали свои товары в Россию? Есть ли страх перед санкциями? Говорят ли они, что это может привести к закрытию их компаний?

Они очень шокированы. Особенно потому что они крайне далеки от политических вопросов. Они просто не понимают, что происходит. Они производят качественные продукты, которые полностью соответствуют нормам и запросам российского рынка. Они все делают, чтобы соответствовать высоким показателям. И неожиданно им говорят, что они больше не могут продавать продукты на российском рынке. Они этого не понимают. Они шокированы. И надеются, что европейское правительство в скором времени найдет решение.

Можно представить, что санкции создают и логистические проблемы. Ведь овощи и фрукты были уже готовы к отправке в Россию. Грубо говоря, на них уже были наклеены этикетки на русском языке.

Все было готово к отправке на российский рынок. Действительно, были подготовлены этикетки, штрих-коды, документы на русском языке. Эти товары сейчас блокированы. Они находятся в холодильных камерах.

И что будет с этими партиями товаров? Их выбросят?

Часть товаров выбросят, другую часть продадут на других рынках. Но сегодня мы ни в чем не уверены.

Хотелось бы понять, сколько французских компаний могут пострадать, и о каких рисках идет речь?

Сегодня 6 тысяч французских предприятий экспортируют товары в Россию. Из-за эмбарго под угрозой могут оказаться более 550 тысяч работников.

Какие стратегические меры могут предпринять французские производители? Поставлять овощи и фрукты на другие европейские рынки, которые уже довольно насыщены этими продуктами? Или ждать помощи от государства?

Несколько лет назад господдержка сельхозпроизводителям сократилась до нуля. У Евросоюза нет лишних средств для перераспределения. Производители, конечно, попросят финансовой помощи. Но сколько, когда – это неизвестно. Сегодня нужно найти решения, не уповая на госдотации. И нужно найти решения очень быстро, потому что фрукты и овощи портятся. Мы не можем ждать дотаций месяцами. Необходимо найти другие рынки сбыта.

Как коммерческий директор компании, которая производит яблоки, груши и другие фрукты, что вы намереваетесь предпринять?

Я надеюсь, что европейские лидеры сядут за стол переговоров с российским правительством и будет найдено политическое решение. Но на данный момент нужно искать другие рынки сбыта.

Например?

Пока я не знаю. Мы будем искать.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.