Россия

Молочная война: «Желание обогатиться у российских чиновников превышает уровень их патриотизма»

Российский завод молочной продукции Danone
Российский завод молочной продукции Danone danone.com
Елена Серветтаз
21 мин

Недавние нападки министра сельского хозяйства Николая Федорова на французскую компанию «Danone» в эфире RFI комментируют российский журналист Олег Кашин и председатель правления Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ) Филипп Пегорье (Philippe Pégorier). Головной офис Danone в Париже, в который мы обратились, не пожелал прокомментировать ситуацию в России.

Реклама

Молочная война: «Желание обогатиться у российских чиновников превышает уровень их патриотизма»

В конце ноября министр сельского хозяйства России Николай Федоров выступил с заявлением, «оскорбившим» французский пищевой концерн Danone. Мировой производитель молока расценил слова российского министра как клевету, наносящую ущерб репутации. По сообщениям российских информационных агентств, Николай Федоров обвинил компании Danone-Юнимилк и PepsiCo (Вимм Билль Данн) в фальсификации продукции и нанесении вреда российским производителям молока. Ссылаясь на министра, агентства сообщили, что мировые компании используют в своем российском производстве дешевое сырье, дешевые заменители и растительные масла (пальмовое масло).

Французская компания Danone ответила на эти слова: «Мы, Danone - Россия, и все наши сотрудники глубоко оскорблены данным заявлением. Мы не только возмущены подобными высказываниями должностного лица, но расцениваем их как прямую клевету, наносящую ущерб нашей репутации как в России, так и во всем мире». Фирма Danone напомнила, что работает в России больше 20 лет, платит в бюджет многомиллиардные налоги, а на 20 ее заводах работает более 12 тысяч россиян.
 

Олег Кашин, российский журналист, автор книги «Горби – дрим», главный редактор kashin.guru

Олег Кашин: Если брать за основу версию, что министр (Николай Федоров министр сельского хозяйства - RFI) оговорился, то нужно в нее включить еще два эпизода, а именно: что следом за министром оговорился начальник департамента животноводства министерства сельского хозяйства (Владимир Лабинов - RFI), а потом еще — губернатор Омской области. То есть, они как бы коллективно оговорились, как бывает коллективное помешательство. Если мы посмотрим сообщения об этом совещании в Омске, то там трое чиновников во главе с министром одними и теми же словами обвиняли Danone и «Вимм-Биль-Данн» вторую компанию, которая принадлежит сейчас PepsiCo в том, что те фальсифицируют молочную продукцию и отбирают работу и деньги у российских фермеров, российских молочников.

Это самый верный признак кампании не вполне информационной, не вполне пропагандистской, а, скорее, аппаратной, когда, общаясь с какой-то госструктурой, ты — бизнесмен, гражданин, журналист, кто угодно — вдруг понимаешь, что теперь ты — враг. И теперь те люди, которые тебе раньше улыбались, от тебя отворачиваются. Очевидно, что когда речь заходит о том, что вдруг две западные компании ведут себя неприемлемо, с точки зрения министерства, очевидно, что это как раз тот же случай. Причем, интересный момент: когда Danone, несмотря на субботу, несмотря на выходной, выпустила такое эмоциональное заявление, что министр их оклеветал, а начальник департамента животноводства минсельхоза сказал, что если оклеветал, то еще, с его слов, министр не упоминал «Danone» (хотя упоминал, насколько я понимаю — в исходном сообщении ИТАР-ТАСС упоминание было). И вот начальник департамента сказал, что если Danonе принимает упреки на свой счет, то министр прав. То есть, еще раз — четвертым гвоздем — подтвердил, что идет именно целенаправленная атака, а не случайная оговорка.

RFI: Пятым гвоздем в таком случае можно было бы назвать заявление Людмилы Маницкой (Молочный союз России) о проверках, которые последуют для заводов, где производят продукцию под маркой Danone. Это похоже на какую-то историю из 90-х годов…

Из 90-х или из этого лета, потому что мы наблюдали, как вдруг Макдоналдс — такая основополагающая структура, которая символизирует открытость экономики — тоже оказалась под проверками, причем, под такими, которые принято называть беспределом. Когда вдруг одновременно в разных городах у нас заинтересовались Макдоналдсом, и в каждом городе обнаруживали в нем какое-нибудь нарушение. Макдоналдс на Пушкинской площади был символом начала свободной России, символом 90-х. Гигантская очередь — все ее помнят. И как раз этот знаковый Макдоналдс закрыли одним из первых и потом долго открывали — три месяца. Но открыли. То есть, на самом деле, история здесь какая? Мне кажется, понятно, что сегодня российское государство перешло на изоляционистскую и антизападную риторику — ни дня не проходит, чтобы кто-то из чиновников не намекнул, что «наши западные друзья», как они это называют, ведут себя плохо по отношению к России. При этом, мы тоже не первый год живем в России и знаем, что уровень желания обогатиться у российских чиновников превышает и уровень их патриотизма, и уровень их даже рационального мышления прагматичного, когда понятно, что если я сделаю заявление, то будет проблема с иностранными инвестициями. Ну и что? Главное все равно для них для всех — деньги. То есть российские чиновники — всегда богатые люди, и как раз, допустим, министр Минсельхоза Николай Федоров летом был в центре маленького блогерского скандала, когда в прессе появилась фотография, на каком самолете он летает — на частном джете. Человек с министерской зарплатой, на которую джет не арендуешь. Я думаю, что здесь идет сочетание этих двух факторов: с одной стороны, о’кей — риторика изоляционистская, с другой стороны — вопрос решаемый, можно договориться, надо договориться. Посмотрим, что будет с Danone — если вдруг претензии к нему исчезнут, то понятно, что мы не прочитаем, как именно они исчезли. При этом, можно предположить, что как-то договорятся. Эта способность «договариваться» (в плохом смысле) у российских чиновников не просто никуда не делась с наступлением таких «новых времен» — антизападных, но и, я думаю, увеличилась и стала гибче и восприимчивее к новым реалиям.

И на этом фоне — исчезновение одного из руководителей завода Coca-Cola выглядит зловеще, не правда ли?

Оно выглядело не просто зловеще, а реально просто как элемент в этой кампании против западных предприятий, потому что произошло в понедельник — через два дня после атаки Федорова на Danone.

Нашли директора петербургской Кока-Колы убитым. Сегодня говорят, что он просто наркоман, который покупал наркотики у каких-то людей, которые его убили. Понятно, что социальные сети в этом случае — не стопроцентный источник, но директор завода Кулакова в Петербурге — человек, в общем, известный. И я наблюдаю по соцсетям реакцию его знакомых, которые удивляются и очень уверенно возражают, что ни с какими наркотиками он не был связан. Ну, всякое бывает, трудно кого-то обвинять, при этом, его убийство подозрительно и такой монеткой в копилку тревожных настроений, которые сейчас есть в России оно, конечно, падает. Вообще же, удивительно, насколько в России все может поменяться.

Есть такая присказка, что в России в течение ста лет ничего не меняется, а в течение двух лет меняется все. Тот же самый Danone, когда он купил «Юнимилк» — а это крупнейшая была российская независимая компания по производству молочных изделий — сделка с «Danone» в 2010 году была важным-важным символом медведевской модернизации. Они объявляли в присутствии (Дмитрия) Медведева, тогдашнего президента России, на Петербургском экономическом форуме, и это был символ того, что в Россию идут большие западные деньги, что российская экономика открыта, и она, в еще большей степени, становится частью мировой экономики. Теперь быть частью мировой экономики — это уже группа риска, зона риска, потому что — как же? — кругом враги, они с помощью украинских «бандеровцев» пытаются расшатать нашу великую страну, поэтому, если компания западнfя, значит, к ней уже есть вопросы по умолчанию. Подозреваемые, как говорится, по улице идут, а вы — уже обвиняемые.

Филипп Пегорье, председатель правления Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ).

RFI: Почему эти обвинения со стороны министра сельского хозяйства России были сделаны сейчас, притом, что Danone уже двадцать лет на российском рынке?

Филипп Пегорье: Есть две-три причины. Во-первых, наше положение в последнее время здесь, в России, политически довольно хрупкое. Каждый здесь пытается заставить себя услышать. Как говорят по-русски, есть большой ажиотаж — каждый пытается высказаться по вопросу санкций, по вопросу присутствия иностранного бизнеса и т. д. Во-вторых, мне кажется, здесь в России — это большая неуклюжесть со стороны министерства сельского хозяйства и его главы. Неуклюжесть, поскольку зарубежные компании здесь, в России, каковы бы они ни были — Danonе, Alstom, любая другая — если мы работаем в России, мы должны придерживаться российских нормативов и российского законодательства. Таким образом, продукция иностранных компаний — это продукция российская, соответствующая требованиям России. Если это не так — наша вина, вина компании. Для этого, в случае сельхозпродукции, существуют контролирующие органы, как Россельхознадзор — контролирующий орган. Если компания не соблюдает его требования — ее вина. Но иностранные компании стараются придерживаться этих требований, и, естественно, все крупные компании их придерживаются.

Может быть, есть в этом влияние санкций. Но есть подозрения, что речь не только об этом. Поскольку, если речь идет о плохом качестве — это одно, а другое — если утверждается, что предприятие лишает доходов бедных российских крестьян. Дальше — была речь Владимира Путина, который говорил, что мы будем поддерживать российского производителя, и при этом идут поиски зарубежных инвесторов. Как могут сочетаться эти две тенденции?

Я считаю, что со стороны министерства сельского хозяйства речь идет о некомпетентности. Что до дискурса президента Российской Федерации Владимира Путина, то тут все ясно: иностранные компании производят в России. То, чего он хочет, это чтобы люди производили в России. Производство иностранных компаний локализовано в России — производство Danonе, производство компаний автопрома, таких как Renault и многих других, таких как Siemens, Alstom. Это то, чего они хотят, и что они делают.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями