Литература

В Москве представили книгу о нобелевском лауреате Патрике Модиано

Нобелевский лауреат по литературе-2014 Патрик Модиано
Нобелевский лауреат по литературе-2014 Патрик Модиано Photo C.Helie. Gallimard
Андрей Жвирблис
14 мин

В Москве, в Библиотеке иностранной литературы, прошла презентация книги о Патрике Модиано — ныне живущем французском писателе, получившим нобелевскую премию по литературе за 2014 год. Наш корреспондент Андрей Жвирблис посетил презентацию и попытался выяснить, в чем кроется секрет успеха Модиано, и как писателю стать классиком еще при жизни.

Реклама

В Москве представили книгу о нобелевском лауреате Патрике Модиано

Премия Патрику Модиано была присуждена — как сказано в решении Нобелевского комитета - «за искусство памяти в литературе». Что, на первый взгляд, вполне объяснимо, так как большинство произведений Модиано в той или иной степени связаны с темой немецкой оккупации во годы Второй мировой войны. Хотя сам он родился уже после войны — в июле 1945 года.

Но, возможно, из-за этого еще в 70-е годы прошлого века, когда Модиано был совсем молодым писателем, журналисты дали ему титул «ретро-писателя», так как он контрастировал с модным тогда стилем «нового романа» или, как его еще называли, «анти-романа». А теперь и вовсе считается классиком.

Кто знает, возможно именно это и сыграло свою роль в том, что книга о ныне здравствующем и не особо старом писателе, которая вышла в парижском издательстве «Herne» стала бестселлером. Говорит Рафаэль Гиде (Raphaëlle Guidée), профессор университета Пуатье, редактор монографии в серии «Cahier de l’Herne» - «Тетради Эрн», посвященной Патрику Модиано:

Рафаэль Гиде: Никто не ожидал, что у этой книги будет такой успех. Ведь это — несколько научное по стилю издание о живущем и поныне авторе. Но то, как его приняли читатели, удивительно. Заслуга этому не моя, это было, действительно, то, что можно назвать «эффект Модиано». Статьи о книге вышли в таких газетах как «El Watan» и «El Pais», то есть в странах, где «Тетрадь Модиано» не была переведена. Я думаю, это связано с тем, что тут Модиано впервые открыл свои архивы и дал нам свои юношеские тексты и фотографии. Поэтому у людей сложилось впечатление, что у них есть доступ к его секретам и тайнам, к тому, как он пишет и готовит свои произведения. То есть, ко всему тому, из-за чего эти книги становятся возможными. Издательство «Эрн», в некотором смысле, посчитало, что Модиано — литературный классик, и поэтому надо создать общедоступную книгу о его творчестве. Я думаю, что да, если в нынешней Франции существует живой классик — это, безусловно, Патрик Модиано. Что, впрочем, немного жаль, потому что в его поколении есть и другие великие писатели. Но книга о Модиано оказалась одной из самых успешных серии «Тетради Эрн».

В России Модиано знают. Но мало знают о нем самом. Впрочем, и во Франции до недавнего времени знали немного, так как Модиано, хоть и живет в центре Парижа, недалеко от Люксембургского сада, человек не очень общительный, можно сказать, замкнутый. Поэтому у Центра франко-российских исследований в Москве возникло желание донести работу, проделанную Рафаэлем Гидэ до россйских поклонников творчества Модиано. Говорит директор центра Элен Мела (Hélène Mélat).

Элен Мела: Рафаэль Гиде приехала в Москву по приглашению Центра франко-российских исследований и при поддержке посольства Франции в России и Французского института. Мы вышли на издательство «Текст», которое уже опубликовало два его романа, и решили с ними, что будет неплохо провести совместную презентацию. И, конечно, овальный зал Библиотеки иностранных языков — это место, которое мы очень любим. Но до этого выступления Рафаэль Гиде прочла в Российском государственном гуманитарном университете лекцию по истории современной французской литературы, отталкиваясь от своей работы о Модиано. Она хорошо знакома с современной французской литературой, но лучше всего — с Модиано.

Несмотря на то, что книги Модиано издаются в России уже давно, его творчество знает не очень большое число любителей. Но законы книгоиздания гласят, что Нобелевская премия должны сыграть свою роль в том, чтобы ситуация изменилась. Говорит директор издательства «Текст» Ольгерт Либкин.

Ольгерт Либкин: В России Модиано известен и непопулярен. Его начали издавать еще в советские времена, его издавал «Прогресс», его издавала «Радуга». Потом в пост-советские времена его понемножку издавали. Может быть, в первую очередь, потому что его любили переводить переводчики. Он хорошо и интересно пишет, и мне кажется, что он достаточно доступен для перевода. Насколько я, почти не зная французского, могу судить об этом — по русскому тексту и по их более-менее идентичности. Это свидетельствует о том, что это автор моностилистический. Он, с моей точки зрения, легко читается, и когда мне были предложены две его книги (я уже знал предыдущие его издания), я сказал, что это, пожалуй, то, что нужно. Мы издали только две его книги, но это уже второй случай с французами, когда мы угадываем нобелевского лауреата до того, как они ими становятся. Это значит, я думаю, что имеет смысл меня пригласить в Нобелевский комитет, я буду им там что-то предсказывать довольно разумное.

Вот как раз насчет Нобелевской премии... Если взять Францию, там Prix Goncourt сразу означает огромные тиражи. В России это играет или нет?

Нобелевская премия — да. Не так существенно, как если бы это был русский автор, но это очень странная история, это очень от многого зависит. Я хотел бы надеяться, что с Модиано это сыграет. Потому что он, как бы это сказать?.. Он лёгок в чтении. Он на самом деле умница большая, но в восприятии он лёгок. И сейчас мы ведем переговоры, чтобы ещё два романа его перевести. Может быть, два-три романа.

Организаторы вечера в библиотеке иностранной литературы назвали его «Анатомия странной Нобелевской премии». Хотели подчеркнуть, что, несмотря на его популярность во Франции, а теперь и за рубежом, Модиано никак не назовешь мейнстримным писателем.

Даже его дебютный роман «Площадь Звезды», который накануне французских студенческих выступлений 68-го года, когда все общество бурлило, никак не пересекался с тем временем, но был принят на ура, чему сам автор немало удивлялся.

Литературная Нобелевская премия уходящего года также – свидетельствуют многие – не была, как это с ней иногда бывает, продиктована ни модной, ни текущей конъюнктурой. 69-летний писатель продолжает держать планку и, несмотря на огромное число изданных книг, писать, как он сам признается, свой «один и тот же роман».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями