Павел Фельгенгауэр о гибели А321: правду будет очень сложно скрывать

Военный обозреватель Павел Фельгенгауэр
Военный обозреватель Павел Фельгенгауэр DR

Международное сообщество все более склоняется к гипотезе теракта на борту самолета авиакомпании «Когалымавиа», следовавшего из Египта в Санкт-Петербург. Об этом в четверг сказал и премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон.

Реклама

Павел Фельгенгауэр о гибели А321: правду будет очень сложно скрывать

Хотя и оговорившись, что на данный момент в этом нет полной уверенности, британский премьер все же произнес, что версия взрыва российского самолета «кажется все более вероятной». Ранее британская и американская разведки указывали на то, что перед падением самолета в воздухе была зафиксирована вспышка. В связи с этим многие авиакомпании прекратили свои полеты над Синайским полуостровом.

В то же время в России пытаются всячески отклонить эту гипотезу. Так, в четверг пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков назвал «спекуляцией» предположения британского руководства. А глава международного комитета Совета Федерации Константин Косачев пошел еще дальше, прокомментировав решение Великобритании о приостановке полетов в Шарм-эль-Шейх «геополитическим сопротивлением действиям России в Сирии».

О вероятности гипотезы теракта на борту самолета компании «Когалымавиа», а также о возможных последствиях этого у микрофона RFI рассказал военный эксперт «Новой газеты» Павел Фельгенгауэр.

RFI: Британская и американская разведки говорят, что вполне возможно, что был взрыв на борту самолета, то есть теракт. Россия довольно нервно на это отреагировала. Скажите, насколько вероятна такая гипотеза? Почему Кремль так реагирует, и если действительно, не дай бог, эта версия подтвердится, какими могут быть дальнейшие действия России в Сирии?

Павел Фельгенгауэр: Для России, конечно, как и для Египта, не очень приемлемо признать, что это был теракт, связанный с ИГИЛ и Сирией. Для Египта это мощный удар по его туристической индустрии, которая жизненно важна для страны. А для России важно поддержать Египет, потому что Египет – крупнейшая суннитская страна арабского мира, которая, в общем, дружественно к нам относится, что сейчас очень важно.

Кроме того, поддержка (россиянами – ред.) операции в Сирии есть, это как раз показывают опросы общественного мнения, в том числе и прокремлевскими опросниками и ВЦИОМом. Но есть серьезные опасения, что будут ответные теракты, и признание ответных терактов может оказать отрицательное воздействие на поддержку российской операции в Сирии. Так что нам по ряду причин не хотелось бы этого признавать.

С другой стороны, скрыть правду будет очень сложно, поскольку в расследовании принимают участие не только российские и египетские специалисты, но также представители компании Airbus, которая построила этот самолет, сертифицировала его, Ирландии, которая тоже дала ему международную сертификацию. Потому что альтернативой террористическому акту является то, что международно сертифицированный самолет Airbus, прошедший все необходимые процедуры и осмотры, вдруг без предупреждения развалился в воздухе, что ставит под сомнение все действующие международные процедуры безопасности пассажирских перевозок и людей, которые летают на Airbus по всему миру. Так что там есть разные интересы. Ну да, и сама, конечно, маленькая авиакомпания отчаянно бьется за то, что это не они виноваты. Так что поэтому там утечки идут со всех сторон, идет перетягивание каната, поэтому скрыть ничего не удастся.

Вероятность того, что это было какое-то враждебное вмешательство, велика, потому что так просто самолеты вдруг ни с того, ни с сего в воздухе не рассыпаются. Вполне возможно, что там, на земле было нарушение режима безопасности. В Египте, на Синае, по сути, идет гражданская война. По всем опросам президент Сиси пользуется огромной поддержкой, но есть серьезная оппозиция. Есть инициированные люди, которые могли быть, в том числе на земле, среди обслуживающего персонала аэропорта Шарм-эль-Шейха, которые могли пронести на борт взрывное устройство. То есть это вполне возможная вещь. Судя по тому, как самолет рассыпался – без всякого предупреждения, взорвался и рассыпался, это возможная вещь.

Конечно, сейчас и египтяне, и российские власти, даже если это так, будут отрицать до последнего, будут говорить, что надо провести тщательное расследование — такие расследования длятся иногда годами, и будут оттягивать до официального оглашения результатов расследования, а официальное оглашением может быть через год-два.

А что делать в Сирии – я не думаю, что сейчас там можно что-то особенно сделать. Наша группировка воюет на пределе своих возможностей. Я не думаю, что будет какой-то удар возмездия в настоящее время. Но в общем, как я и объяснил, по ряду причин России нежелательно, чтобы это был террористический акт, поэтому признавать это в ближайшее время не будут, даже если на это что-то указывает.

А то, что очень многие крупные европейские компании, даже украинская, прервали свои полеты в Шарм-эль-Шейх, в Египет, означает, что в мире это рассматривается как наиболее вероятная версия?

Это понятно. Я тоже с самого начала полагал, что это очень даже возможно. Пока те данные, которые известны, на это, скорее всего, и указывают.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями