Граждане Турции в России: цена сбитого СУ-24

25 ноября здание турецкого посольства в Москве закидали камнями, бутылками, яйцами и банками с краской.
25 ноября здание турецкого посольства в Москве закидали камнями, бутылками, яйцами и банками с краской. Reuters

Очередной виток напряженности в российско-турецких отношениях продолжает не лучшим образом сказываться на жизни рядовых граждан Турции, работающих в России. По данным Федеральной миграционной службы, за декабрь и первую половину января из России выехало около 10 тысяч турецких граждан.

Реклама

Граждане Турции в России - цена сбитого СУ-24

Это объясняется, в том числе и тем, что условия ведения бизнеса для турецких компаний, которым разрешено работать на территории России, фактически очень усложнились. Рассказывает Ирина Храмцова-Ерджан, которая вот уже 13 лет замужем за гражданином Турции. Седьмой год семья с двумя детьми живет в Москве.

Ирина Храмцова-Ерджан:  «Муж работает в строительстве, в компании, которая попала в список разрешенных. Другое дело, что сейчас этой компании не дают новые контракты. Заказчики, с которыми она работала, с декабря не платят деньги. Потому что они понимают, что особого выбора у этой компании нет, деваться ей некуда. Понимают, что они могут делать все, что угодно, эта фирма никуда не денется, у нее другого выбора нет. Поэтому, если раньше все исправно платили, то сейчас заказчики начинают немного наглеть. Соответственно, из-за этого начинаются перебои с зарплатой. Очень много турок уволили, очень многие уехали сами. Мой муж работает в „Москва-сити“, там много турецких компаний, они все общаются между собой. Так что не только в нашей компании, но и в других начали просто от турок избавляться. Их стало невыгодно держать на работе — если ты держишь хоть одного турка, тебе гарантированы постоянные проверки, приезды ОМОНа. У мужа на работе раза три в месяц стабильно приезжает ОМОН, проверяет все тех же несчастных турок».

По словам Ирины, турки, работающие в компании, где трудится ее муж, а также в соседних компаниях, принадлежащих гражданам Турции, имеют или разрешение на временное проживание, или вид на жительство, но их все равно проверяют раз за разом, причем зачастую задерживают на сутки.

Ирина Храмцова-Ерджан:  «Пытались вытащить оттуда своих друзей, их ребенку 6 месяцев, на месяц младше, чем у нас. Звонит нам наша подруга и говорит: ребята помогите, я не могу сорваться с места, потому что маленький ребенок. А муж вообще неизвестно где. Она знает, что была облава, дозвониться не может, найти его не может, человека ночью нет дома. Это было в январе. Мы пошли разыскивать, узнали, куда их увезли. Пришли туда, но никого не пустили. В итоге, когда его уже выпустили, оказалось, что там он сидел сутки, им не давали ни позвонить, ни поесть, ничего. И они переехали в Турцию, уехали туда с ребенком».

Ирина Храмцова-Ерджан рассказывает, что многих знакомых граждан Турции, которые после обострения двусторонних отношений выезжали из России на родину, обратно уже не пустили, им просто аннулировали визы. У тех, кто имеет разрешение на временное проживание или вид на жительство, тоже нет никаких гарантий, что их не выдворят из страны.

Ирина Храмцова-Ерджан:  «У (тех, у) кого было разрешение на временное проживание и вид на жительство, (визы) просто так не аннулируешь. Но есть такой закон, что если у них более двух административных нарушений — депортация. Например, у „Москва-сити“ ситуация такая: они ставят патрули, как видят, что идет кто-то похожий на турка, останавливают, проверяют документы. Если это турок, они ему пишут административное нарушение, что человек, например, курил в неположенном месте. У меня муж боялся и на метро ездить, и на машине. На метро страшно, потому что у нас много людей, для которых любая команда „фас“ с телеэкранов становится руководством к действию. А на машине — могли остановить ГИБДД и написать административку по вождению. Я понимаю, что это не была какая-то команда сверху, но, видимо, у нас менталитет такой: если кого-то назвали плохим, каждый считает своим долгом его наказать».

Не лучше, чем в Москве, ситуация у граждан Турции складывается и в российской провинции. В частности, жительница Казани Наталья Йылмаз, которая замужем за турком, была вынуждена оставить полуторагодовалого ребенка с супругом и выйти на работу. Фирма, в которой трудился ее муж, принадлежала его соотечественнику и фактически закрылась. Работу он найти не может. Сама Наталья зарабатывает не более 18 тысяч рублей, чего никак не хватает на семью из четырех человек, учитывая еще и выплату ипотечного кредита. Жительница Санкт-Петербурга Алена Онен вместе с мужем, гражданином Турции, работают в строительной компании Renaissance Construction. Она рассказала о ситуации, в которой они сейчас находятся.

Алена Онен:  «Работы стало гораздо меньше даже у самых крупных строительных компаний. Это связано, наверное, больше не с санкциями, а с непосредственным отношением людей к турецким гражданам. Не каждый российский работодатель, заказчик захочет подписывать контракты с турецкими компаниями. Скорее всего, они просто боятся. На данный момент я не работаю, потому что закончился проект, а новых проектов нет. И пока не подписан ни один договор на новый проект в Санкт-Петербурге. Муж продолжает работать. В принципе, никаких увольнений, сокращений не было после всей этой ситуации. Пока еще держится, но видно, что все это затронет работу турецких строительных компаний. Дальше будет хуже, мне кажется, судя по тому, как изменилось отношение населения к турецким гражданам и турецким строительным компаниям. Я думаю, большинство будет возвращаться в Турцию, потому что турецкий мужчина вряд ли здесь сможет находиться без работы. Когда все это обсуждалось, коллеги, которых я спрашивала, женатые на русских, у кого есть дети и они живут здесь больше 10 лет, говорили, что если ситуация накалится, они будут вынуждены возвращаться в Турцию вместе с семьями. Мы тоже в течение года планируем вернуться в Турцию».

В начале февраля риторика российско-турецких взаимоотношений вновь накалилась и оказалась в центре внимания СМИ в России. Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу во время визита в Киев 15 февраля сравнил Россию с террористической организацией и обвинил ее в нанесении ракетных ударов в районе сирийского города Аазаз на границе с Турцией, где в результате этой атаки был разрушен госпиталь и погибли 14 человек. МИД России, между тем, не устает обвинять Турцию в поставках оружия террористам и, в частности, террористической группировке ИГИЛ. Очередное подобное заявление сделал в тот же день, 15 февраля, замглавы российского МИД Геннадий Гатилов в интервью немецкому журналу Spiegel, стенограмму которого опубликовал сайт МИД РФ. 17 февраля президент Турции заявил, что Россия находится на грани того, чтобы начать совершать «военные преступления» в Сирии, представители российского МИДа тут же назвали эти слова «вбросами и ложью». Эксперт по евразийской политике «Международной организации стратегических исследований» в Анкаре Керим Хас считает, что в ближайшее время на улучшение российско-турецких отношений рассчитывать не приходится.

Керим Хас:  «Пока никаких позитивных сигналов я не вижу. Даже, я думаю, можно прогнозировать, что в ближайшие месяцы или недели они будут ухудшаться из-за отличия геополитических интересов обеих стран на Ближнем Востоке и, в частности, в Сирии. Это, конечно, тоже будет влиять на турецких граждан в России. И турецкие компании, и граждане в России стараются адаптироваться к новым условиям. Какие-то компании, например, находят близких к себе русских или российских граждан, чтобы заменить руководство. Стараются сохранить свои прибыли. В любом случае, есть давление и на турецкие банки, и на турецкие компании. Фактически они не могут работать в таком режиме, как раньше, до 24 ноября. Это факт».

9 февраля пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заявил, что отношения России и Турции «сейчас в наихудшем состоянии за последние несколько десятилетий» и подчеркнул, что пока Турция не принесла извинений за сбитый российский самолет, «говорить о каких-то возможных путях нормализации отношений, к сожалению, не приходится». Вскоре телекомпания НТВ опубликовала запись разговора, который якобы состоялся между двумя пранкерами из России и президентом Турции Эрдоганом. Пранкеры выдали себя за премьер-министра Украины Арсения Яценюка и президента этой страны Петра Порошенко. В разговоре с ними, как утверждает телеканал, Эрдоган сказал, что извиняться перед Россией Турция не будет «ни в коем случае».

Керим Хас уверен, что извинения могут ударить по имиджу и рейтингу турецкого президента, а ему это крайне нежелательно, особенно сейчас.

Керим Хас:  «Я считаю, что ни Эрдоган, ни турецкое общество не думают, что надо извиняться. Никакие партии, никакой лидер открыто не призывает к извинениям. Правительство и сам Эрдоган хотят менять политический режим в Турции, и они планируют в октябре или ноябре провести референдум по изменению политической системы с парламентской на президентскую. И я думаю, что извинения будут для имиджа Эрдогана большим ударом. Турецкое общество пока поддерживает его позицию. Я не говорю, что абсолютное большинство, но популярность Эрдогана выросла после того, как сбили российский самолет. Есть такой факт».

И все же некоторые признаки могут указывать на намечающиеся возможные небольшие улучшения во взаимоотношениях России и Турции. Об этом свидетельствует, в частности, законопроект, подготовленный российским Минэкономразвития, согласно которому из-под санкций могут быть выведены сотни российско-турецких контрактов. Кроме того, официальный представитель МИД РФ Мария Захарова 18 февраля заявила, что Москва будет приветствовать участие Турции в VIII Международном экономическом саммите России и стран Организации исламского сотрудничества в Казани, «если у турецкого бизнеса есть такое желание». Саммит назначен на 19–21 мая.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями