Владелец «Домодедова» станет Ходорковским или Гусинским?

18 февраля СК сообщил о задержании владельца аэропорта "Домодедово" Дмитрия Каменщика, Москва, Басманный суд
18 февраля СК сообщил о задержании владельца аэропорта "Домодедово" Дмитрия Каменщика, Москва, Басманный суд REUTERS/Maxim Shemetov

18 февраля Следственный комитет сообщил о задержании председателя совета директоров аэропорта «Домодедово», миллиардера Дмитрия Каменщика. Ему предъявили обвинения по делу о теракте в 2011 году, когда в результате самоподрыва смертника в аэропорту погибли 37 и были ранены 172 человека. Каменщика подозревают в том, что он не обеспечил меры безопасности аэропорта. Экономист Сергей Алексашенко в интервью RFI, рассказал, станет ли дело Каменщика новым делом Ходорковского или скорее делом Гусинского, и кто станет бенефициаром отъема «Домодедова».

Реклама

RFI: Арест председателя совета директоров «Домодедова» — это классическая история отношений власти и бизнеса в России?

Сергей Алексашенко: Для меня история с арестом Дмитрия Каменщика не является чем-то из ряда вон выходящим. Потому что таких историй за 15 лет правления Владимира Путина мы видели уже не один десяток на федеральном уровне и сотни и тысячи на региональном и местном уровне. Поэтому ничего удивительно здесь нет.

Удивительно то, что ареста Дмитрия Камещика ждали очень долго. Силовые намеки на то, что неплохо бы поделиться бизнесом, начали поступать сразу после взрыва в «Домодедове» в 2011 году. Четыре года велась подготовительная операция. И в конечном итоге все случилось.

Как сообщает «Коммерсанъ», следователи спрашивали Каменщика, почему он за это время не уехал из России. А на допрос он пришел с сумкой с вещами и предметами гигиены. О чем это говорит? Будет повторение дела ЮКОСа или все-таки дела Евтушенкова?

Следователь, наивный, простодушный человек, видимо, честно рассказал, о чем они между собой говорили в СК: ожидали, что Каменщик уедет из страны, и в этой ситуации ему было бы безумно тяжело защищать свою собственность, защищать владение аэропортом «Домодедово». Но будет ли это повторением дела Ходорковского или дела Евтушенкова — это зависит от Дмитрия Каменщика. Это его выбор: стать жертвой, пройти через суд, сесть в тюрьму на несколько лет или как Владимир Гусинский — три дня посидеть в тюрьме, подписать договор и выйти на свободу, продав собственность за не очень большие деньги.

Мне кажется, что в истории с арестом Каменщика ясно одно: что он потеряет контроль над аэропортом «Домодедово». А какой ценой — это зависит от него.
Как вам кажется, судя по поведению Дмитрия Каменщика, какой будет сценарий?
Мне кажется, что он немного наивно считает, что у него есть какая-то политическая защита, защита в силовых органах. Не случайно мы видели, что пару недель назад, когда были арестованы три сотрудника аэропорта «Домодедово», генеральная прокуратура выступила против их ареста на этой стадии следствия. Видимо, он считает, что какая-то бюрократическая защита у него есть.

Но опять же, не он первый, не он последний. Мне кажется, Владимир Евтушенков точно так же считал, что у него есть политическая защита, когда он отказался продавать «Роснефти» (компанию «Башнефть» — RFI) по предложенной низкой цене.

Дмитрий Каменщик храбрый человек, внутренне и физически сильный. Но мне кажется, что здесь он недооценивает ту степень риска, с которым он сталкивается.

Почему Союз промышленников и предпринимателей (РСПП) не поручился за Каменщика, как он поручился в свое время за Евтушенкова?

На этот вопрос лучше отвечать (главе РСПП — RFI) Александру Шохину. Я думаю, что формальный ответ будет в следующем: Дмитрий Каменщик не является членом РСПП, мы его совсем не знаем по совместной деятельности. В то время как Евтушенков был одним из руководителей союза. Александр Шохин точно также заявил, что дело Каменщика — это не вопрос экономических преступлений, поэтому РСПП на эту тему выступать не будет. Просто страх и понимание того, что государственная машина начала свой неумолимый ход по отъему собственности, и любое противодействие ей может тебе дороже обойтись. Шохин умный человек, он не хочет неприятностей.

Что теперь будет с аэропортом? Кто будет бенефициаром этого отъема собственности? Кто может за этим стоять, учитывая реформу московского авиаузла?

Я думаю, что у аэропорта в самое ближайшее время возникнут проблемы с продолжением инвестиционной программы. Потому что с одной стороны идут мощные инвестиции в развитие самого аэропортового комплекса (строительство новых зданий). А с другой стороны, владельцы аэропорта вкладывают свои деньги в строительство новой взлетно-посадочной полосы. В принципе, по российскому законодательству, это должно делать государство. Но там было соглашение, что собственники аэропорта кредитуют государство. Я думаю, что эти проекты сейчас будут немедленно остановлены. Для аэропорта ничего хорошего в этом нет, потому что он перегружен, и для него новые помещения жизненно необходимы.

Кто будет бенефициаром, гадать можно сколько угодно. В вашем вопросе есть очевидная подсказка: сейчас правительство обсуждает идею консолидации московских аэропортов в одних руках. И судя по тому, что происходило с аэропортом «Шереметьево», можно предположить, что бенефициаром будет Аркадий Ротенберг, который получил контроль над аэропортом «Шереметьево» фактически за бесплатно.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями