Есть ли в России свобода слова

После ряда громких отставок в медиахолдинге РБК в России вновь заговорили о давлении власти на СМИ.
После ряда громких отставок в медиахолдинге РБК в России вновь заговорили о давлении власти на СМИ. Reuters

После ряда громких отставок в одном из крупнейших российских медиахолдингов РБК в России вновь заговорили о свободе слова и давлении власти на СМИ. Кремль устами пресс-секретаря главы государства Дмитрия Пескова опроверг причастность администрации президента к событиям в РБК, но целый ряд экспертов придерживается мнения, что по свободе слова в стране был нанесен очередной серьезный удар.

Реклама

Есть ли в России свобода слова

14 мая томской телекомпании ТВ-2 исполнилось 25 лет. Вот уже почти полтора года ее нет в эфире — из-за отобранной лицензии одна из первых негосударственных телекомпаний СССР и России прекратила свое существование, оставшись в интернете как агентство новостей. О том, что проект закрыли по политическим причинам, говорили многие не только в Томске, но и по всей стране — история получилась громкая. И вот на 25-летний юбилей чиновники сделали учредителю ТВ-2 своеобразный подарок: они собираются лишить лицензии еще одно его СМИ — музыкальную радиостанцию «Европа плюс Томск». Роскомнадзор вернул пакет документов, представленный для очередного продления лицензии, на том основании, что в нем не хватает подтверждения отсутствия у учредителя двойного гражданства.

Виктор Мучник, главный редактор телекомпании ТВ-2 и директор Томской Медиа Группы: Когда мы запрашиваем Роскомнадзор, какими именно документами еще необходимо удостоверить у нас отсутствие второго гражданства, на этот счет нам Роскомнадзор ничего вразумительного не отвечает. Хотя в телефонном разговоре проскальзывает что-то такое, что есть еще посольства и консульства. Рекомендация забавная, если учесть, сколько стран в теории могут предоставить это самое второе гражданство. Нам доподлинно известно, что одновременно с нами оформляли лицензии еще несколько радиостанций, ни у кого из них проблем такого рода не возникало. Соответственно, если позиция регулятора не изменится, 20 мая радиостанция «Европа плюс Томск» прекратит вещание.

RFI: Виктор, а с чем связано столь повышенное внимание к вашему ресурсу? Почему вам выдвигаются особые требования?

ВМ: Здесь я могу только предполагать, это моя интерпретация. Во-первых, учредителем «Европы плюс Томск» является ООО «ТВ-2», во-вторых, я являюсь акционером компании, а мое имя достаточно известно Роскомнадзору в связи с ТВ-2. Как известно, полтора года назад у телекомпании ТВ-2 неправовым образом, в нарушение антимонопольного законодательства, совместными действиями Роскомнадзора и РТРС была отнята частота, и телекомпания прекратила свое существование. Мы рассматриваем это как политическое давление, как уничтожение одной из лучших региональных телекомпаний в России. Никакого другого контекста, кроме политического, у этого действия нет, что подтверждается еще и тем фактом, что в течение этих полутора лет мы пытались получить кабельную лицензию у Роскомнадзора. И нам отказывали и отказывают в этом под тем же предлогом — наличия у меня второго гражданства, которого у меня нет.

Чем, по-вашему, вы так не угодили власти, что дело дошло до закрытия?

ВМ: Мы городская телекомпания, основной контекст нашего вещания — городской, городские проблемы. Мы никогда себя не определяли как компанию оппозиционную, и таковой не являлись, но мы всегда говорили, что у нас есть наша редакционная политика, и мы никому не позволим в нее вмешиваться. До поры до времени местная власть эту позицию принимала, со сменой губернатора такая позиция стала для местных властей неприемлема. Естественно, они ничего с нами решить не могли, у них нет таких полномочий, а туда, наверх, шли доносы, что мы являемся нелояльной компанией. Разные наши истории, которые, так или иначе, касались федеральной повестки, туда предоставлялись. И где-то наверху, я подозреваю, что, в конечном счете, в администрации президента РФ это решение политическое по нам принимали.

По словам Виктора Мучника, в эфир ТВ-2 приглашались гости из так называемого федерального стоп-листа — в частности, Борис Немцов и Гарри Каспаров. Телеканалу не помогло даже то, что гораздо чаще оппозиционеров в кадре присутствовали представители власти и лояльные ей спикеры. Возможно, не последнюю роль в судьбе компании сыграла и серия репортажей из Украины, отснятая журналистами ТВ-2 на месте событий и отличавшаяся от их официальной трактовки, транслируемой федеральными телеканалами.

Участь федерального медиахолдинга РБК, лишившегося на днях трех своих руководителей и некоторых журналистов, также решалась в Кремле, уверен руководитель Фонда защиты гласности Алексей Симонов.

Алексей Симонов: Что касается РБК, то это еще один шаг на пути уменьшения наших возможностей быть информированными. Он же встает в струю: начнем с НТВ, потом РЕН-ТВ, потом ТВ-2 (Томск), потом «Дождь», потом РБК. И что остается? Это был очень зачуханный канальчик, пока его не купил Прохоров. И пока там не появилась возможность реально делать журналистику. Они стали думать о том, почему происходят те мелкие вещи, о которых они рассказывали раньше, и они пришли к выводу, что они происходят от крупных вещей, о которых они раньше не говорили или не думали. Это все восходит к деятельности Госдумы, абсолютно управляемой дубины, с помощью которой подбиваются те незначительные остатки свободы, которые в той или иной степени торчат из щелей. И к президентской администрации, которая тем или иным способом этим руководит, даже если иногда делает вид, что она этому противостоит.

RFI: Алексей Кириллович, а возможна ли вообще в нынешних условиях работа фонда? Обращаются ли к вам за помощью журналисты?

АС: За помощью к нам обращаются, но в основном, конечно, не московские журналисты, потому что в Москве на сегодняшний день нет сколько-нибудь очевидных механизмов, которые могли бы быть задействованы для защиты этих интересов. Поэтому мы сегодня ведем хронику, и хроника того, что делают с журналистикой, существует с 2005 года. Практически мы не знаем, что с этим делать. Иногда нам удается снять проблему в провинции — путем предания публичности тем или иным событиям, которые там происходят. Тут масса разных ситуаций. Сказать, что у нас есть выработанная методика по предотвращению нападения на журналистов, я не рискну. Но мы это делаем, и иногда нам что-то удается. Не более того.

Формально российская Конституция запрещает цензуру, однако целый ряд принятых в последнее время законов ограничивает свободу слова не только журналистов, но и блогеров, а также рядовых пользователей интернета — преимущественно тех, кто имеет аккаунты в социальных сетях. Теперь им всем необходимо помнить о недопустимости экстремистских и разжигающих вражду и рознь высказываний, а также «пропаганды» нетрадиционных сексуальных отношений, оскорбления чувств верующих и о целом ряде других законов, ограничивающих свободу мнений и высказываний.

Юристы международной правозащитной группы «Агора» с 2011 года ведут ретроспективный и текущий мониторинг ограничения свободы интернета — от блокировки сайтов до уголовного преследования пользователей сети. По мнению специализирующегося по делам, связанным с защитой свободы слова, правового аналитика «Агоры» Дамира Гайнутдинова, 2015 год стал переломным для рунета: количество уголовных дел за любую онлайн активность начало расти. Эксперты зафиксировали как минимум 203 таких эпизода.

Дамир Гайнутдинов: Резко увеличилось количество случаев реального лишения свободы за репосты. Как минимум 18 человек были приговорены к реальным срокам лишения свободы за онлайн-активность. Начиная с нескольких месяцев и до пяти лет. К примеру, в Томске буквально в декабре 2015 года блогер Вадим Тюменцев был приговорен к 5 годам лишения свободы за репост двух видеороликов в поддержку Украины. И вот уже в этом году было несколько случаев реальных сроков. Дарья Полюдова — два года колонии-поселения за репост «Марша за федерализацию Кубани» и организацию публичных акций протеста. Несколько дней назад было сообщение, что в Ставропольском крае к 4,5 годам был пользователь приговорен тоже за несколько публикаций в соцсетях. Есть определенный набор более рисковых тем — это Украина, религиозный вопрос. В Краснодаре, допустим, судят пользователя, который поучаствовал в интернет-дискуссии о существовании Бога. И сейчас ему тоже грозит вполне реальный срок. Если же говорить про другие темы, то это ЛГБТ-тематика, это критика властей. Снова статья 128.1 УК о клевете начинает использоваться против критиков власти. Буквально на днях появилась новость о том, что следователь по делу Магнитского добился возбуждения уголовного дела в отношении А. Навального за публикацию каких-то материалов о коррупции. В Саратовской области сейчас начинают судить журналиста за клевету в отношении местного депутата.

RFI: Дамир, а есть ли законы, ограничивающие свободу слова в интернете, в странах Западной Европы?

ДГ: Во многих УК стран Западной Европы существует аналоги наших антиэкстремистских статей. И формулировки этих статей нередко гораздо более неопределенные и теоретически допускающие произвольное толкование. Но в конечном итоге все упирается в правоприменение и независимость суда. В условиях независимого судопроизводства, состязательного процесса, сложившейся и устоявшейся практики применения и уважения к практике ЕСПЧ я не вижу серьезной угрозы свободе слова. Российская практика — очень изменчива, она гибкая, она адаптируется к указаниям исполнительной власти и текущей политической целесообразности. Поэтому нет смысла сравнивать в этом контексте ситуацию в России и Западной Европе.

На прошлой неделе стало известно о том, что созданный при поддержке Администрации президента «Институт развития интернета» подготовил предложение о введении регулирования медиа-ресурсов, незарегистрированных в качестве СМИ. Межрегиональный профсоюз журналистов уже выразил возмущение по поводу этой инициативы. В заявлении организации сказано, что эта идея «может стать аналогом закона о блогерах, который налагает лишь обязанности и не даёт никаких прав». «В работу малых медиа и любых других сайтов с „новостным контентом“ государство и Институт развития интернета вмешиваться не должны», — подчеркивает профсоюз. Не лишним будет напомнить, что председателем правления ИРИ является Герман Клименко, назначенный в начале года советником президента России по интернету.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями