Перейти к основному контенту

Неделя в России: жертвам паводка и российским ученым не хотят платить

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев
Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев REUTERS/Damir Sagolj

В России начали собирать подписи за отставку премьер-министра Дмитрия Медведева. Петиция с требованием сменить главу правительства появилась вскоре после того, как на молодежном форуме «Территория смыслов» Медведев посоветовал педагогам, которые не довольны своими окладами, поискать себя в бизнесе. Эти слова были тут же растиражированы в Интернете и вызвали настоящую бурю. За сутки требование отставки премьер-министра подписали почти 140 тысяч человек.

Реклама

Неделя в России - жертвам паводка и российским ученым не хотят платить

Ответ Медведева на жалобу педагога из Дагестана, который сетовал на низкие зарплаты, попал в Сеть вскоре после появления скандальной информации о планах Минобрнауки и Федерального агентства научных организаций сократить до 10 тысяч учёных РАН и Курчатовского института, а также значительно уменьшить бюджетные места в вузах. Столкнувшись с массовым возмущением, представители Минобра тут же опровергли эти сообщения, однако в научном сообществе сомневаются в искренности этих опровержений. Сокращений не избежать, и они уже идут – так считает историк, преподаватель Российского государственного гуманитарного университета и сопредседатель Межрегионального профсоюза преподавателей высшей школы Павел Кудюкин.

- Сокращения идут не путем разнарядок, а сократите нам столько то научных сотрудников. Речь идет о другом: идет падение финансирования в реальном выражении. При этом пока еще не отменили, а, может быть, и не будут отменять, требования президентских указов от 7 мая 2012 года о повышении уровня заработной платы преподавателей, научных сотрудников по сравнению со средними зарплатами в регионах. Когда денег становится меньше, а на руководство учреждений давят сверху и говорят, выполняйте президентские постановления, что остается делать руководителю? Сокращать часть сотрудников, повышая оплату остающимся. Хотя оплата все равно повышается совсем не в той пропорции, которая установлена президентскими указами. Так что, сокращения идут. Они просто установлены дорожной картой правительства, предполагающей, что численность преподавателей к 2018 году, по сравнению с 2012 годом, должна сократиться на 40 процентов. То есть, чуть меньше, чем вдвое.

RFI: Павел Михайлович, какую сумму в среднем получают сейчас преподаватели вузов? Не официально, а фактически?

- Подавляющее большинство преподавателей, я думаю, процентов 80, получают зарплаты ниже официальных средних. Очень большой разброс по разным вузам. Средний уровень - это старший преподаватель, доцент. Где-то это 15 тысяч, где-то около 50 тысяч. Вузов больше тех, где платят меньше, естественно. В лучшем случае вот эта средняя зарплата преподавателей, именно за преподавательскую работу на ставку, где-то в пределах 20-25 тысяч. Заметно ниже средней зарплаты по стране, но несколько выше медианной.

- Чем занимается ваш профсоюз в смысле защиты прав своих участников? Какие именно права чаще всего нарушаются?

- Ну, для высшей школы это, прежде всего, защита занятости. В последние годы резко возросла нестабильность занятости преподавателей, поскольку происходит массовый переход с 5- и-3-годичных трудовых договоров на одногодичные. Понятно, что преподаватель, с которым трудовой договор заключен на один год, чувствует себя неуверенно и, естественно, в большинстве случаев будет воздерживаться от каких-либо конфликтов. «Буду слишком много требовать, буду возникать, мне не продлят контракт на следующий год, придется искать какую-то новую работу.

- А что значит, «возникать»?

- Просто напросто потребовать уважение к своим правам, потребовать улучшения условий. К примеру, плохое оборудование аудиторий. Скажем, большие поточные аудитории без звукоусиливающей техники. Микрофон, скажем, безумно фонит, значит, с ним работать нельзя. Постоянное перенапряжение голоса - вещь очень неприятная, с неприятными последствиями. Температурный режим в аудиториях: то слишком холодно, то безумно жарко. В большинстве вузов в крайне безобразном состоянии находятся туалеты, что вообще-то унижает человеческое достоинство. Плохо работающие сливные бачки, отсутствие туалетной бумаги, отсутствие сидений на унитазах и так далее. К этому даже привыкли, это не воспринимается как что-то унизительное. Я уж не говорю про вопросы с заработной платой. Сейчас начинает появляться проблема с несвоевременной выплатой зарплаты.

- На ваш взгляд, что ждет в ближайшей перспективе российскую науку и систему высшего образования, если существующая тенденция сохранится?

- Деградация, потеря кадров, усиление оттока научных сотрудников за рубеж. И, в общем-то, довольно серьезные потери для кадрового потенциала вообще в народном хозяйстве, потому что мы уже по многим специальностям начинаем испытывать дефицит, и он будет только усугубляться.

*****

Еще одна тема этой недели, в гораздо меньшей степени замеченная масс-медиа – борьба жертв весеннего паводка с властями за компенсации. На днях бюджет Свердловской области начал выплачивать единовременные пособия из расчета 10 тысяч на человека. В городе Ирбит местные жители вынуждены были потратить на ремонт домов, покупку мебели и бытовой техники взамен испорченной гораздо большие суммы. По официальным данным в этом населенном пункте от паводка пострадали 520 человек.

- У нас свой дом, - рассказывает жительница Ирбита Ольга Попова, - паводок пришел неожиданно в ночь на 10 апреля. Никакого предупреждения не было, мы это доказали при встрече с прокурором областным, когда он приезжал. Смс от от МЧС, что возможен паводок, пришла, когда у нас вода уже в доме стояла, 13-14 апреля. Соответственно, если мы не были готовы, мы не имели возможности поднять ни мебель, ни бытовую технику. Утром в 6-30 меня муж поднял, я подошла к окну, у нас уже все в воде было. У меня у сестры муж рыбак, мы позвонили ему, он на лодке приплыл, нам лодку оставил, чтобы мы могли хотя бы выбраться отсюда. Нас не МЧС отсюда вывозило, мы сами выбирались. У нас дома была лестница, мы на нее поставили угловой диван, а стиральную машину – на кухонный стол. А все остальное у нас утонуло. То есть, вся мебель полностью, детский гарнитур, холодильник, шкаф угловой, полностью все. Мы не готовы были. У меня дома 43 см воды выше уровня пола, у соседки 65. Все, что стояло на полу, все пропало. В основном, у всех пострадала мебель, отделка внутренняя и бытовая техника, то есть, потеряно это все.

- Ольга, а вашу местность часто топит?

- Последний раз топило 18 лет назад. На нашей территории, где мы проживаем, улицы Северная, Заозерная, здесь был запрет на регистрационные действия. После того, как русло Ницы прочистили, лет пять тому назад, обременение сняли. Соответственно, начали приобретать дома, покупать под материнский капитал, заезжать сюда, обживаться.

- В чем проблема с выплатой компенсаций?

- Есть постановление правительства Свердловской области. У нас же в регионе очень много территорий пострадало. Туринский район, Туринская Слобода, Тавда. Только в Ирбите мэр вынес наше местное постановление, которое противоречит постановлению правительства области. Это единовременная помощь – по 10 тысяч рублей и материальное возмещение по 50 тысяч рублей на каждого члена семьи, который зарегистрирован и фактически проживает в этом доме. А у нас вынесли свое постановление, где сказано, что «единовременка» по 10 тысяч на человека, а материальная – до 50 тысяч на дом. Это постановление было оспорено в суде прокуратурой. Суд удовлетворил частично: по 50 тысяч рублей на человека, но при предоставлении оценки имущества, гарантийных талонов, чеков на бытовую технику и мебель, то есть, чего у нас вообще нет. В итоге смогли предоставить оценку имущества и гарантийные талоны с чеками только два человека из 520. Сейчас август, мы даже не знаем, на какие деньги нам детей собирать. У меня папа продал машину, чтобы я смогла с ребенком домой заехать. То есть, он мне помог, но мне деньги ему надо вернуть, у нас такой уговор. Самое главное, не все сделали ремонт. Вот у меня друзья на Заозерной, у них просто печка развалилась. Им надо печку делать, скоро зима, а у них денег нет.

- Ольга, какой достаток у большинства жителей вашего микрорайона?

- Ну, малоимущие, конечно. Малоимущие все. Богатых у нас нет. Богатые все живут в Царском селе, где мэр города. Здесь же дома куплены под материнский капитал. Мы, например, дом взяли в очень плохом состоянии. Мы его поднимали пять лет. Делали ремонт, замена полностью бруса, мы, можно сказать, только место купили. Ладно, мы молодые, мы еще наживем это все. А наши старики то в чем виноваты? Хоть бы им помогли. Вот здесь у нас преподаватель музыкальной школы живет, которая всю жизнь отдала детям. Они, может, думают сейчас, что они нам по 10 тысяч отдадут, и мы успокоимся, но я их могу заверить, что этого не будет. Я не то, что за себя буду бороться, я просто за всех жителей бороться буду. За тех пенсионеров, за тех людей, которые отдали жизнь государству, и сейчас что они получают?!

Этой весной в Свердловской области пострадали от паводка не только жители Ирбита. В Туринске пострадавших в два с лишним раза больше, но не все из них были зарегистрированы в затопленных домах и сейчас в суды поступают многочисленные иски с требованием компенсации. А, например, в Верхотурье, где заявления на получение компенсации подали 190 человек, на них до сих пор нет никакого ответа из Москвы, и люди восстанавливают дома за свой счет.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.