Перейти к основному контенту

Неделя в России: голодовка БАМовцев и разгром ЛГБТ-лагеря

143 семьи проживают в ветхом жилье во «временной» части Северомуйска, которое изначально строили для рабочих, сооружавших здесь знаменитый Северомуйский тоннель.
143 семьи проживают в ветхом жилье во «временной» части Северомуйска, которое изначально строили для рабочих, сооружавших здесь знаменитый Северомуйский тоннель. http://www.og.ru

В бурятском поселке Северомуйск вот уже почти месяц продолжается акция протеста — местные жители устроили голодовку: они требуют ускорить программу расселения своего ветхо-аварийного жилья. Найти общий язык с чиновниками до сих пор не удается, но уходить из палаток, установленных в центре поселка, люди не собираются.

Реклама

Неделя в России: голодовка БАМовцев и разгром ЛГБТ-лагеря

«Вот эти наши бараки построены как временное жилье на время строительства БАМа. Наш поселок был основан в 1976 году, и вот вы представляете, этим баракам уже 40 лет, они все сгнившие, это словами не передать», — возмущается организатор акции Ирина Сыслова.

Поселок Северомуйск фактически состоит из двух частей — постоянной и временной, той, что наспех строили для рабочих, сооружавших здесь знаменитый Северомуйский тоннель. Он был введен в эксплуатацию в 2003 году. Часть рабочих по окончании стройки стали сотрудниками «железной дороги», обосновались в «постоянном» поселке, другие остались во временном.

Республиканская целевая программа «Жилище», в рамках которой расселяют, в частности, обитателей ветхого и аварийного жилья в зоне Байкало-Амурской магистрали, действует с 2011 года. За первые три года, благодаря социальным выплатам, удалось переселить более 500 семей. Однако в 2014 году объем финансирования значительно уменьшился, социальные выплаты получили всего 13 человек. А затем деньги вообще закончились, и 143 семьи остались в ветхом жилье временного поселка с практически отсутствующей инфраструктурой.

Ирина Сыслова:  Воды нет, отопления нет, свет вырубается, потому что электросети изношены, их никто не ремонтирует. У нас этот временный поселок на баланс никто уже не берет, это надо вкладывать деньги. Вы понимаете, эти БАМовские поселки, это от Москвы очень далеко, и никому это на фиг не надо.

RFI: Ирина, расселения ждут бывшие БАМовцы?

ИС:  Это и БАМовцы сами, это люди, которые долбили эту дырку! Основная масса — это люди, которые отработали здесь всю жизнь и в итоге остались ни с чем! Наши рабочие, которые работали на нашем этом тоннеле. Это Северомуйский тоннель, самый знаменитый тоннель по России. Они строили, они пробивали там, все это делали. И их дети, как говорится. У нас голодали жители уцелевшего поселка и жители, у которых эти дома сгорели. Мы все являлись участниками государственной программы по переселению из ветхого и аварийного жилья в зоне БАМа. Одним из условий этой программы было то, что мы все должны были быть собственниками своего жилья. Мы были вынуждены приватизировать этот барачный хлам для того, чтобы участвовать в этой программе. По условиям вот этой программы жилье сгорело — человек вылетает из нее. Вы понимаете, люди остались на улице.

Из-за пожаров, которые произошли в поселке в начале июня, без крыши над головой остались 35 семей, ожидавших жилищные сертификаты. Что теперь будет с ними — не ясно вообще. Остальным советуют просто набраться терпения.

RFI: Ирина, а почему люди, не пострадавшие от огня, решились на голодовку? Им же не отказывают в расселении?

Ирина Сыслова:  Потому что люди не верят. У нас уже это было. В 2014 году нас кормили-кормили этими завтраками: вот в январе, вот в мае, вот в июне, и так далее, и это длилось два года. Зимой 2016 года у нас разморозили уже практически весь поселок. Остановилась котельная, лопнули трубы, воды холодной не было, горячей не было. А вы представляете, какие у нас тут морозы? Минус 30 — это стабильно, для нас это нормально.

На днях в поселок Северомуйск приезжал заместитель министра строительства и модернизации ЖКК Республики Бурятия Сергей Рыбальченко и сообщил местным жителям, что в августе жилищные сертификаты они точно не получат — деньги выделены на другой населенный пункт. Никакой информации о том, когда очередь дойдет до Северомуйска, пока нет.

«Нам обещал господин Рузавин, министр, когда приезжал, что они все деньги освоят в августе, — рассказывает Тамара Ефимова, многодетная мать. — Сказал: мы вам деньги выделим, комиссия будет работать день и ночь, в день будем выдавать по 30 жилищных сертификатов. А в итоге они обманули нас. Вчера приехали, сказали, что выделено только 33 миллиона в Бурятии, которые идут на поселок Таксимо, ну вот где справедливость? Люди без воды сидят, водовозка возит воду. Вчера мы вообще заявили: у нас выборы в Госдуму на носу, и мы будем принимать все меры, чтобы они у нас в поселке не состоялись, вплоть до того, что бюллетени будем поджигать, хоть что мы будем предпринимать».

RFI: Тамара, а где сейчас живут люди, оставшиеся после пожаров без дома?

Тамара Ефимова: Часть ночует в школьном спортзале ночует, кто-то по знакомым, по родственникам, кто-то квартиры снимает.

По словам Тамары Ефимовой, за три недели голодовки она потеряла 7 килограммов. Изначально в акции участвовало около 20 человек, но сегодня осталось только четверо. Останавливаться они не собираются, но не исключают, что вместо голодовки придется устроить сидячую забастовку под утепленным навесом в центре поселка — погода там с каждым днем становится все более осенней. 10 августа глава Бурятии Вячеслав Наговицын сообщил, что погорельцам дадут жилье только в следующем году, остальные должны получить в течение этого года, но северомуйцы обещаниям давно не верят.

Федеральная пресса голодовку северомуйцев не замечает, так же, как не заметила еще одно событие прошлой недели — нападение на ЛГБТ-лагерь под Нижним Новгородом. 6 и 7 июля ЛГБТ-активисты устраивали на берегу реки Линды спортивно-туристическое мероприятие «Звездный слет», на которое съехались 35 человек из разных регионов. Во второй день на лагерь напала группа крепких мужчин — они разбили автомобили, разнесли палатки, три человека получили травмы.

«Наше мероприятие позиционирует себя как неформальное, то есть мероприятие для друзей, — рассказывает один из организаторов Евгений Шорыгин. — Мы позвали друзей из регионов, собрались на реке Линда вблизи поселка Рекшино для того, чтобы провести вечер в хорошей компании, два дня. Мероприятие в основном было тематическим, направленным на объединение ЛГБТ-молодежи и других представителей ЛГБТ-групп из различных регионов. И в связи с этим у нас были организованы веревочные курсы, семинары и тренинги, в процессе которых ребята должны были познакомиться друг с другом. Были не только представители ЛГБТ, но и гетеросексуалы».

RFI: Вы анонсировали свое мероприятие в СМИ?

Евгений Шорыгин:   Поскольку основная часть была направлена все-таки на ЛГБТ-сообщество, мы использовали все возможные меры безопасности, чтобы участники были спокойны. То есть это была закрытая группа, в которую допускались только проверенные ребята, и получить доступ к карте, к времени и месту они могли только после прохождения электронной регистрации. После мониторинга и подтверждения личности, когда мы убедились, что люди действительно проверенные, мы высылали им координаты места проведения.

Расскажите о том, как произошло нападение?

ЕШ: В общей сложности их около десяти человек было, взрослые мужчины крепкого телосложения. Они организовали орудия, начали палками разбивать стекла машин и калечить палатки. Вероятно, у них с собой были ножи, которыми они тоже палатки изрезали, раскидали вещи вокруг. Это однозначно было гомофобное нападение, поскольку в процессе биения стекол на машинах, когда они крушили лагерь, они кричали гомофобные высказывания, это было однозначно, это слышали наши ребята и участники.

Нападавшие, праздновавшие чей-то день рождения и расположившиеся со своим лагерем поблизости со «Звездным слетом», подходили знакомиться еще днем, задавали вопросы. Вечером они перебазировались поближе к своим соседям. По мнению Евгения, гомофобы могли увидеть артистов травести-шоу или еще по каким-то признакам распознать принадлежность к гей-сообществу. Помимо материального ущерба, участники «Звездного слета» понесли ущерб физический.

Евгений Шорыгин:  «Одной из участниц из Москвы, Злате Семеновой, нанесены удары по лицу палкой, у нее разбит лоб, одному участнику ударили палкой по голове, а третий участник получил травмы в процессе побега, порвал связки на ноге. Если говорить об отношении сотрудников полиции, а точнее, как оно изменилось, когда прозвучала ЛГБТ-тематика, у них сразу поменялось отношение, появилась ухмылка на лицах, то есть такое уже попустительское. Это было заметно, это чувствовалось, и ребята, которые давали показания, они все это тоже видели».

Несмотря на отношение сотрудников полиции, пострадавшие верят в то, что нападавших найдут. Впрочем, они отдают себе отчет, что наказание едва ли будет жестким: в России геи не признаны социальной группой, а значит, гомофобный характер преступления не считается отягчающим обстоятельством и не принимается во внимание следственными и судебными органами.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.