Перейти к основному контенту

Неделя в России: бюджетники-бомжи и рабочие на голодном пайке

AFP/ ALEXANDER NEMENOV

В Москве жители нескольких муниципальных домов — бюджетники, которым в свое время власти выделили квартиры — рискуют остаться на улице. В конце прошлой недели они провели в центре столицы ряд пикетов, а на днях собираются выйти на митинг.

Реклама

Семья педагога Дарьи Кирилловой получила комнату площадью 10 кв. м. в доме на Симферопольском бульваре в 2006 году. Они с мужем, детским хирургом, были участниками программы привлечения молодых специалистов в бюджетные организации Москвы. Наравне с ними жилье тогда выделили многим учителям, врачам, строителям. С Кирилловыми заключили договор найма жилого помещения и пообещали, что через пять лет им дадут «соцнайм» и они смогут эту комнату приватизировать.

Дарья Кириллова: От нас были изначально засекречены документы на занимаемую площадь, само распоряжение префекта, потому что к нам оно попало только в 2015 году. Исходя из него, мы поняли, что нас дико обманули, обманули чиновники департамента жилищной политики на тот момент. Потому что, согласно распоряжению префекта, нам должны были предоставить изначально договора социального найма, а не временные договора. То есть мы должны были въехать и уже могли приватизировать то, где живем. А в седьмом пункте было прописано — предоставить постоянную регистрацию по месту жительства. По настоящий момент моя семья, например, не имеет регистрации по месту жительства. Это уже более 10 лет, в связи с чем я на ребенка не получала никаких выплат, когда рожала, соответственно, [чтобы устроить ребенка] в детский сад у нас проблема была, я два года добивалась детского сада через прокуратуру и СК.

RFI: Дарья, я зачем вы вообще согласились на маленькую комнатку в коммуналке?

Дарья Кириллова: На тот момент выбора не было, потому что у нас в принципе в Москве жилья не было, и что предоставлялось, то предоставлялось. Это уже потом мы стали понимать, что по программе нам должны были предоставить отдельное жилое помещение, а не коммунальное. На тот момент существовало постановление правительства РФ, согласно которому уже не могли создавать коммунальные квартиры. Это было нарушение закона, но они это сделали.

В 2011 году обитателей их дома стали выселять. С помощью протестных акций и вступившихся депутатов им удалось отбиться. Через пару лет жильцы их дома встретились с Сергеем Собяниным, который дал поручение своим подчиненным заключить с ними договоры соцнайма, но поручение выполнили лишь частично: сначала попробовали навязать договоры служебного найма, совершенно невыгодные для нанимателей. Однако половина дома, не разобравшись в нюансах, поставили свои подписи. Остальные добились соцнайма, некоторые свои квартиры и комнаты даже приватизировали. А потом была еще одна встреча с Собяниным, после чего Дарью пригласили в столичный Департамент жилищной политики.

Дарья Кириллова: Мою семью, в частности, пригласили в Департамент жилищной политики и сообщили, что принято решение правительством Москвы о том, чтобы предоставить моей семье двухкомнатную квартиру по договору социального найма. И вот два года я не могу взять свой договор социального найма в департаменте жилищной политики, который уже переименовался в департамент городского имущества. И распоряжение правительства Москвы о предоставлении жилой площади засекречено. Два года жители дома не могут узнать ни адрес новых квартир, ни куда нас переселили. Генпрокуратура сказала, что да, распоряжение о выделении жилой площади, да, двухкомнатная квартира моей семье, врачу Ашуровой Фирузе трехкомнатная квартира была предоставлена. Вот сейчас мы требуем возбуждения уголовного дела, потому что мы, четыре семьи, ходили в департамент имущества, и нам там сообщили, что договора социального найма на те квартиры, где мы живем, расторгнуты, а приватизация аннулирована. На новые квартиры у нас нет документов, вот такой манипуляцией нас сделали бомжами. Я думаю, на сегодняшний день вопрос должен решаться на уровне администрации президента, потому что в мэрию я достучаться не могу.

Как минимум одну квартиру по Симферопольскому бульвару, 19 уже опечатали — наклеили бумажку с предупреждением, что явится комиссия и вскроет дверь. Пока угрозу не реализовали, но жильцы не сомневаются, что это произойдет в ближайшем будущем. По словам Дарьи Кирилловой, обитателей дома Ставропольская, 17, оказавшихся в такой же ситуации, уже начали выселять. Это здание перевели в нежилой фонд, без участия жильцов прошли суды, и к ним с исполнительными листами явились приставы.

Врач-педиатр Фируза Ашурова хорошо помнит, как около 10 лет назад она устроилась участковым детским врачом в поликлинику — единственная со всего курса. Врачей не хватало, порой ей приходилось обслуживать по 5–8 участков.

Фируза Ашурова: Когда я пришла к Поповой на прием, это в Южном округе бывший руководитель здравоохранения, я ей сразу сказала: у меня нет жилья. Я к вам пойду из Центрального округа только из-за жилья. Потому что у меня своего жилья нет, я хотела бы создать семью. Я говорю, мне служебное жилье не нужно. У меня нет жилья, и я готова за жилье отработать энное количество времени, но чтобы оно было мое. И она мне сказала, Фируза, вы не переживайте, приходите к нам на работу, мы дадим вам жилье, вы пять лет отработаете, оно будет вашим. Либо это будет купля-продажа, либо социальный найм, но прошло пять, десять лет, а меня начали в 2012 году незаконно выселять. Я испытала дикий стресс. Почему я проучилась семь лет и почему меня сейчас правительство Москвы унижает?

RFI: Фируза, а если вас действительно придут выселять?

Фируза Ашурова: А я в администрации президента сказала, так как в департаменте городского имущества меня уже побили, и у меня на фоне стресса повысился сахар, а когда повышается сахар, соответственно, увеличиваются кетоновые тела и отравляется мозг, так что я за себя не ручаюсь. Если ко мне войдут в квартиру, я буду это расценивать как незаконное вторжение на территорию моих детей и буду защищаться всем, что попадется мне под руку. Всем, чем могу.

По словам Фирузы Ашуровой и Дарьи Кирилловой, в ситуации, аналогичной их, оказались жильцы целого ряда московских домов — в частности, Ставропольская, 17, Наташи Ковшовой, 11, Остафьевская, 8, Ростокинская, 8, Угрешский проезд, 1-й Угрешский проезд, д.3Б, 1-й Угрешский проезд д.4, стр.3, 1-й Угрешский проезд, д.4, Соколиная гора, 9, Святоозерская, 9, и 11, Рудневка, 22. Мэрия переписку с бездомными бюджетниками прекратила. А они жаждут, чтобы следственные органы выяснили, куда «ушли» те квартиры, которые им были выделены на бумаге.

Вот уже четвертый месяц в городе Асбест Свердловской области рабочим кирпичного завода «Заречный», что входит в группу компаний «Ява», не платят зарплату. В маленьком городе практически невозможно найти другую работу, люди сидят без денег и уже почти без надежды их получить.

«Завод у нас сдан в эксплуатацию в 1953 году, работал, процветал, и люди жили — рассказывает Галина Макарова, проработавшая на предприятии много лет. — Зарплата была достойная, и продукция была востребована. 16 лет назад образовали корпорацию „Ява“, к власти пришел депутат Язев. За 16 лет все разорили, растащили. Теперь мы сидим четыре месяца без заработной платы. Нас не предупредили, ни приказ не зачитали на две трети, никак. А вот сказали, что стоим из-за долгов и все. Сколько будем стоять, никто нас не афиширует. 12-го числа они нам выкинули часть за май — кому три тысячи, кому пять, кому как».

RFI: А какой уровень зарплат на заводе?

Галина Макарова: Вот чтобы вам было понятно: когда горячие кирпичи мужики из печки достают и грузят их на поддоны — вот это называется горячее производство. Там 22–24 тысячи. Но там надо поработать: жара +30, там ад, просто ад. Он снижать стал, ребята стали возмущаться. А вообще в цехе, в среднем, 12 тысяч. Вот у меня минималка — 8154. Они не имеют права задерживать зарплату ни на один день, потому что это минимальный прожиточный уровень, это мое существование на 30 дней.

Сколько человек сейчас ждут зарплату?

Галина Макарова: Завод наш был маленький, в пределах 300 человек, сейчас мы, самые стойкие, остались, может быть, нас человек 170. Остальным прямо в глаза так и говорили: так увольняйтесь, чего сидите-то? Часть молодежи, конечно, уволилась, потому что работать надо. Кто-то под сокращение, кто-то как-то. Вот нас осталась эта долька, на сегодня они должны нам по зарплате семь миллионов. А завод процветал, мы ведь весь город нашим кирпичом построили, всю Свердловскую область, часть региона Тюмени. За 16 лет ни одной замены оборудования не было! Зарплата практически несколько лет не повышалась, все, что могли, растащили. Отчего и кричим! Город маленький, у нас на производстве порой работают семьями. И если два человека работают, муж и жена, так что они домой принесут? Вот с 20 мая ни копейки денег.

Что говорят власти, правоохранители?

Галина Макарова: На завтра на 10:30 назначено, областная прокуратура выезжает на завод. Но мы уже, знаете, честно сказать, никому не верим!

Полторы недели назад в Асбест приезжал министр строительства и инфраструктуры Свердловской области Сергей Бидонько, который объяснил сотрудникам завода, что кирпичные заводы «системно испытывают трудности», а их предприятие накопило долгов на 170 млн рублей. По словам министра, есть вероятность, что актив выкупят тюменцы и рассчитаются с долгами, но шансы на это невелики. Что делать рабочим, если сделки не будет, Сергей Бидонько не пояснил.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.