Выбирать не приходится?

До выборов в Госдуму РФ осталось три недели
До выборов в Госдуму РФ осталось три недели AFP/ ALEXANDER NEMENOV

За три недели до выборов в Госдуму в России зафиксировано падение рейтинга партии «Единая Россия». За месяц, по данным социологов, он снизился на 7–8 процентов. В этих условиях кандидаты от партии власти не брезгуют размещать свою предвыборную агитацию даже на талонах в поликлинику.

Реклама

Выбирать не приходится?

На днях глава ЦИК Элла Памфилова сообщила, что из 987 жалоб о предполагаемых нарушениях в ходе подготовки к выборам депутатов Государственной думы седьмого созыва, которые поступили в Центральную избирательную комиссию с начала предвыборной кампании, на конец августа подтвердились только 38 — это около 4 процентов. Однако в целом ряде российских регионов одновременно с выборами в Госдуму 18 сентября пройдут выборы в местные органы самоуправления, и что творится во время подготовки к ним, в ЦИКе знают едва ли.

Примером таких историй могут послужить два эпизода из предвыборных будней Свердловской области. 24 августа кандидат от партии «Гражданская платформа» по Серовскому одномандатному округу № 24 Андрей Жуков подал заявление в избирком о том, что снимается с выборов. Этому предшествовал ряд событий с явным криминальным оттенком, в которых сейчас разбирается прокуратура. По словам председателя исполкома регионального отделения «ГП» Олега Чистякова, еще до того, как Андрей Жуков зарегистрировался в качестве кандидата, Олегу позвонил один из вице-спикеров Законодательного собрания и попросил встретиться с другим кандидатом по тому же 24-му Серовскому одномандатному округу Дмитрием Жуковым, выдвинутым «Единой Россией». При встрече «единоросс» попросил, чтобы «Гражданская платформа» не заявляла его однофамильца на выборах в этом округе, но получил отказ.

Олег Чистяков: «Зарегистрировались, все было нормально, а дальше, примерно через неделю, начались наезды на Романа, родного брата моего товарища Андрея, нашего кандидата от „Гражданской платформы“. Роман сказал, что вышли на него из исправительной колонии, где он находился, в Новой Ляле, а сам он живет в Севастополе. Роман сказал, что ему там угрожают, просят, чтобы брата сняли. Предлагал мне встретиться с этими людьми, я сказал, что ни с кем встречаться не буду, мне это не нужно и не важно. Роман звонил Андрею, предлагал, спрашивал, Андрей не соглашался, а потом в один прекрасный день, это, по-моему, был четверг, 24 число, он подъехал и рассказал страшную историю. Подъехал наш смотрящий за криминальным миром, от него были люди, сказали, что моему брату угрожает очень серьезная опасность. Все было очень плохо. Соответственно, говорит, я снимаюсь, мне брат дороже любых выборов: „Все, меня ничего не интересует, запугали меня, мою семью серьезные очень люди, все, я поехал“. Я отреагировал таким образом, что это недопустимо, что нашего кандидата от партии „Гражданская платформа“ снимает с выборов такими методами кандидат от „Единой России“, и, естественно, заявил об этом в прокуратуру».

В те же августовские дни в другом городе Свердловской области — Березовском — самовыдвиженка и член партии «Единая Россия» директор лицея № 3 «Альянс» Вера Гольянова лишилась работы. Ее уволили, как только руководство узнало о намерении директора выставить свою кандидатуру в местный совет депутатов.

Вера Гольянова: Во время моего отпуска, 16 августа, меня пригласили к начальнику управления образования. Я приехала. Мне задали вопрос: «Зачем ты выдвинулась, кто тебе предложил, забери документы». Я сказала, что не заберу.

RFI: Какие причины вам называли, чтобы вы забрали документы?

Вера Гольянова: (Сказали), что я якобы не участвовала в праймериз, что команда уже сформирована — команда, которую выдвигал глава города. Что я не поставила в известность начальника управления о том, что планирую выдвигаться.

А в вашем трудовом договоре есть пункт, что вы должны согласовывать такие решения с руководством?

Вера Гольянова: Нет, такого пункта нет. Я выдвигаюсь не как директор школы, а как гражданин, горожанин города Березовского. Начальник управления образования мне говорила, что «я сама не начала бы этот разговор, меня тоже заставили». Но когда мы (с ней) встретились — 30-го они с главой пришли меня поздравлять, благодарить за длительный труд — мне начальник управления сказала, чтобы я отказалась от слов, что она предлагала мне забрать документы. Я ей на это ответила, что тогда мне надо разговаривать с ней только с диктофоном. Какая логика? 16-го мне предложили забрать документы, а 18-го моему заместителю предлагают должность директора. Она попросила тайм-аут до понедельника, чтобы подумать. В понедельник она дает согласие, во вторник меня вызывают и говорят, что расторгают со мной трудовой договор.

На ваш взгляд, в чем истинная причина?

Вера Гольянова: Это только мое предположение — глава расценил, что я в команде, которая будет оппонентом его команде. И когда Песцов (мэр Березовского — прим. RFI) ответил ura.ru, что к моей профессиональной деятельности много вопросов, почему до сих пор никаких вопросов ко мне не было?

Историей с увольнением Веры Гольяновой уже заинтересовалась прокуратура. Туда же, в надзорное ведомство, отправятся материалы по тем 38 нарушениям, которые зафиксировала Центральная избирательная комиссия за все время предвыборной кампании. В движении в защиту прав избирателей «Голос» считают эту статистику несерьезной.

«Проблема не в Центризбиркоме, проблема внизу, — считает сопредседатель Совета движения „Голос“ Григорий Мельконьянц. — Потому что ЦИК, получив те или иные жалобы на нарушения, вынужден обращаться в территориальные структуры. А в регионе высоко развита так называемая корпоративная культура, где они, безусловно, прикрывают друг друга, потому что они все сращены в одну связку. Это все, так или иначе, курируется исполнительной властью. Мы проводили исследование, показывали на пальцах, как зависят региональные и территориальные избирательные комиссии от органов исполнительной власти. Они, по сути, максимально ими формируются, максимально от них зависимы, поэтому Центризбирком для них не особый указ. Поэтому, честно говоря, вот именно к этой статистике, которая приводится ЦИКом, я серьезно отнестись не могу».

По мнению Григория Мельконьянца, политические партии в этой предвыборной кампании находятся заведомо в неравных условиях — как по причине воздействия административного ресурса, так и из-за государственного финансирования, которое получают только пять партий, преодолевших во время предыдущих парламентских выборов 3%-й барьер.

Григорий Мельконьянц: Вмешательство в избирательный процесс со стороны исполнительной власти, так называемый административный ресурс, присутствует, увы, во всех регионах. Проблема основная в том, что не везде в регионах есть активные группы, которые могут публично хотя бы фиксировать эти нарушения, о них рассказывать, готовить жалобы, заявления. Это достаточно сложная, кропотливая работа, в большинстве регионов она не ведется. Те активисты, которые борются с нарушениями в период избирательной кампании, подвергаются серьезному давлению. И мы опасаемся в том числе за их безопасность, потому что когда они вскрывают эти различные технологии, незаконные избирательные штабы, незаконную агитацию, «черные технологии», они становятся объектом и слежки за ними, и различных других элементов давления, возбуждаются дела.

С какими нарушениями наблюдатели сталкиваются в эту кампанию чаще всего?

Григорий Мельконьянц: Сейчас больше всего жалоб поступает на незаконную агитацию. То есть под видом информирования на телевидении, в прессе, в интернет-изданиях публикуются материалы различных кандидатов от одной из наших партий без указания, что они оплачены из средств избирательных фондов. Безусловно, эта агитация не оплачена из средств избирательных фондов, безусловно, агитация идет массировано. Получается, у избирателя нет возможности понять, кто еще, помимо этих административных кандидатов, в выборах участвует. Финансово на этих выборах кандидаты очень бедны по сравнению с административными кандидатами, поэтому в России сейчас мы наблюдаем очень вялую, очень малоинтересную, малозаметную избирательную кампанию, наверное, одну из самых бледных.

Насколько реально в сегодняшней ситуации наблюдателям противостоять нарушениям в день голосования?

Григорий Мельконьянц: Серьезным образом изменилось законодательство, касающееся наблюдения на выборах. Весной этого года они приняли поправки, где, по сути, поставили крест на журналистах на выборах. Потому что теперь журналисты должны получать аккредитацию в Центризбиркоме, а раньше ее не нужно было получать. Но чтобы ее получить, ты должен не менее пяти месяцев работать в издании на основании возмездного договора. Раньше независимые наблюдатели выступали, в том числе, и в статусе представителей СМИ, потому что в 2005 году наблюдателей от общественных организаций запретили. То есть у нас есть наблюдатели только от партий и кандидатов. Для того, чтобы не зависеть от кандидатов и от партий, в статусе представителей СМИ различные движения, в том числе и «Голос», наблюдали за выборами. Но, видимо, власть это раздражало, и они просто взяли и поставили такой законодательный запрет. А для наблюдателей они сделали такой порядок, при котором один наблюдатель может посетить в день голосования только один избирательный участок. То есть, если его выгонят с избирательного участка, или он захочет перейти на другой участок, где есть нарушения, он не сможет. И при этом есть проблема, связанная с существенным сокращением количества наблюдателей в принципе, которые желают, как это было в 2011–12 годы, идти на избирательные участки как настоящие наблюдатели. Большее количество избирательных участков в России останется без независимого контроля.

Несмотря на использование административного ресурса, а также тот факт, что в сам день голосования большинство участков останется без общественных наблюдателей, представители партии власти продолжают пользоваться запрещенными методами. В Самарской области «единороссы» нанимают людей, чтобы те вытаскивали агитацию конкурентов из почтовых ящиков, в Омской области подкупали избирателей живыми цыплятами, а в Нижегородской дарили первоклассникам страховые полисы. В ситуации, когда рейтинги падают, а до выборов остается меньше месяца, выбирать не приходится.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями