Перейти к основному контенту

Дело Андрея Жданова живет и побеждает?

Обложки журнала «Звезда» 1946 года
Обложки журнала «Звезда» 1946 года RFI/ V.Bondarev

В Санкт-Петербурге проходят мероприятия, приуроченные к 70-летию выхода постановления ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград».Принятие этого документа положило начало травле Анны Ахматовой и Михаила Зощенко.

Реклама

О постановлении, вошедшем в историю как «ждановское» (поскольку именно Андрей Жданов, отвечавший в тогдашнем составе Политбюро за идеологию и внешнюю политику, сделал доклад с разъяснением постановления), говорили во время круглого стола «Власть слова и слово власти» в редакции журнала «Звезда».

Постановление оргбюро ЦК ВКП(б) «О журналах „Звезда“ и „Ленинград“» было принято 14 августа 1946 года. А затем, на протяжении оставшихся месяцев 46-го и почти всего 47-го, редкие советские газеты выходили без уничижительной критики в адрес Ахматовой и Зощенко. Сохранились воспоминания о том, что Анна Ахматова однажды сказала: «Сегодня — хорошие газеты, меня не ругают».

Известно, что ждановское постановление открыло послевоенный этап сталинских репрессий. Вскоре после него начались «Ленинградское дело», кампания против «безродных космополитов», гонения на «вейсманистов-морганистов», дело «врачей-вредителей».

Таким образом, надежды части советской интеллигенции на то, что после войны всё будет по-другому, не оправдались. Как и надежды на обновление страны после смерти Сталина: в 1957-м году начались новые «заморозки», связанные с подавлением венгерского антикоммунистического восстания. А вскоре пошла травля Бориса Пастернака, последовавшая за присуждением ему Нобелевской премии по литературе за роман «Доктор Живаго».

Обо всём этом говорили участники круглого стола в «Звезде». С тревогой они отмечали и обозначившуюся в последние годы тенденцию на возвеличивание Сталина и его «железных наркомов». Поводом для ренессанса сталинизма стало пышное празднование годовщин победы советской армии в Великой отечественной войне, когда во время шествий ветеранов на колоннами возвышались огромные портреты диктатора в форме генералиссимуса.

Заместитель директора Института всемирной истории РАН Виктор Ищенко решительно не согласен с набирающим силу трендом.

Заместитель директор Института всемирной истории РАН Виктор Ищенко
Заместитель директор Института всемирной истории РАН Виктор Ищенко RFI/ V.Bondarev

Виктор Ищенко:  «Мы выиграли войну вопреки Сталину и заплатили слишком большую цену за нашу победу, потому что политика, которую проводил вождь и партия в предвоенное время, не способствовала мобилизации ресурсов и людского потенциала. Наоборот, эта политика привела к тому, что насильственная коллективизация, неправильная аграрная политика и голод, который в результате этого возник, репрессии, которые обрушились на руководящий состав Красной армии — всё это привело к тому, что творилось в первые месяцы и первые годы войны. И это тоже результат сталинской политики, тоже можно занести ему в упрек, когда, подписав договор с фюрером о дружбе, подписав известные секретные протоколы к Пакту, мы, по сути дела, вступили в сговор с агрессором».

Кстати, во время круглого стола «Власть слова и слово власти» упоминался недавний эпизод с одним российским блогером, которому присудили 200 тысяч рублей штрафа только за то, что он перепостил на свою страницу статью с осуждением пакта Молотова-Риббентропа.

Не случайно историки отмечали, что выражение «актуальность события» в контексте таких круглых дат, как 70-летие постановления «О журналах „Звезда“ и „Ленинград“», звучит сейчас весьма тревожно. Об этом, в частности, говорил Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге Александр Шишлов. «70 лет прошло, а многое напоминает то, что уже было в нашей истории», — заметил он.

Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге Александр Шишлов
Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге Александр Шишлов RFI/ V.Bondarev

Александр Шишлов:  «Очень много раз мы возвращаемся на новых витках к тому, что было. Поэтому очень интересен был сегодняшний разговор профессиональных историков о том, как власть обращается с людьми, которые генерируют идеи, которые являются в хорошем смысле слова элитой общества, как власть боится слова, слова правды. И, к сожалению, эта история не закончена, она повторяется много раз, во многих странах, в том числе и в нашей. Поэтому очень важен был этот сегодняшний разговор — он напомнил нам о том, какую трагедию мы переживали, и, может быть, заставил ещё раз подумать о том, как важно сохранять уважение к праву, уважение к слову, уважение к свободе. Хочется надеяться на то, что слово власти будет основано на том, что нужно людям, чтобы человеческая личность имела приоритет. Чтобы главным было не слово государства, а слово человека. Собственно говоря, то, что записано в российской Конституции, которая говорит о приоритете человеческой жизни, о приоритете прав человека».

Если же обратиться к тесту доклада, сделанного тогдашним главным советским идеологом на собрании партийного актива и на собрании писателей в Ленинграде и опубликованного в «Правде» 21 сентября 1946 года, то обращает на себя внимание обилие намеренно оскорбительных терминов. Так, Михаила Зощенко Жданов назвал «подонком литературы», «мещанином и пошляком» а Анну Ахматову — «не то монахиней, но то блудницей» и «одним из представителей безыдейного реакционного литературного болота».

О лексических особенностях этого доклада во время круглого стола говорил генеральный директор журнала «Звезда» Яков Гордин.

Генеральный директор журнала «Звезда» Яков Гордин
Генеральный директор журнала «Звезда» Яков Гордин RFI/ V.Bondarev

Яков Гордин:  «Речь Жданова (а мне пришлось разговаривать с людьми, которые присутствовали на его выступлении: он вел себя необычайно эмоционально — топал ногами, срывался на визг)- это на самом деле лексически необычайно продуманное выступление. Потому что сказать о боевом офицере с четырьмя боевыми орденами, командире роты в Первой мировой войне Зощенко, что он трус, для этого нужно было специально выбрать терминологию. И я подумал: а что же мне это напоминает? А это напоминало очень сильно стиль речей Вышинского! То есть то, что проделал Жданов по явному заданию Сталина, это было очень сильное лексическое возвращение к событиям 37–38 года. И сейчас я попробую найти человека, который проанализирует и опишет этот лексический слой — Ленин-Вышинский-Жданов, ну и посмотрит, что происходит с лексикой у нас сегодня. Это, как мне кажется, должно быть любопытное исследование».

С грустью можно констатировать, что хотя Жданов давно умер, но в определенном смысле его дело живет и кое-где даже побеждает. Об этом свидетельствуют слова директора музея Анны Ахматовой в Фонтанном доме Нины Поповой.

Директор музея Анны Ахматовой Нина Попова
Директор музея Анны Ахматовой Нина Попова RFI/ V. Bondarev

Нина Попова:  «Я обратила внимание, что в последнее время посетители начали задать идиотские вопросы типа: „ну, рассказывайте, рассказывайте, все равно Сталин прав!“. Или „покажите нам, где жила эта блудница“. Такого никогда не было в предыдущие эпохи и не могло быть! Мы можем решать эти проблемы только совместно — журналистикой, литературой, средствами массовой информации, которые не участвуют в нашем общем проекте, они не сопротивляются. Поэтому мы должны искать способы объединения и ждать отзвука, резонанса того, чем мы занимаемся».

Отзвук и резонанс того, чем занимаются историки и музейные работники, хранящие историческую память о самых мрачных эпизодах недавней российской истории, проявятся, очевидно, лет через 10, когда сегодняшние младшие школьники, хочется надеяться, будут задавать в Музее Ахматовой совсем другие вопросы и, опережая экскурсоводов, начнут по памяти цитировать строки из «Поэмы без героя» и «Реквиема».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.