Перейти к основному контенту

Илья Яшин: «В Сирии и Украине Путин воюет с американцами»

В Париже Илья Яшин в ходе круглого стола, организованного в CERI-Sciences PO экспертом по России Мари Мандрас, представил свой новый доклад «Партия „Криминальная Россия“».
В Париже Илья Яшин в ходе круглого стола, организованного в CERI-Sciences PO экспертом по России Мари Мандрас, представил свой новый доклад «Партия „Криминальная Россия“». RFI
Елена Серветтаз
28 мин

Российский оппозиционный политик, заместитель председателя партии ПАРНАС Илья Яшин о том, почему на самом деле оппозиция проиграла на последних парламентских выборах, о «революционерах вопреки» и о том, реалистичен ли сегодня сценарий войны между Россией и США.

Реклама

«Партия ''Криминальная Россия''» экспертный доклад о партии «Единую Россию»
«Партия ''Криминальная Россия''» экспертный доклад о партии «Единую Россию» DR

В Париже Илья Яшин в ходе круглого стола, организованного в CERI-Sciences PO экспертом по России Мари Мандрас, представил свой новый доклад «Партия „Криминальная Россия“».

RFI: Илья, вы считаете, что такого рода дебаты и презентации в Париже, Страсбурге, Лондоне, Брюсселе, когда вы рассказываете европейским политикам и политологам о, так скажем, способах работы правящей партии «Единая Россия», к чему-то приводят в конечном итоге?

Илья Яшин: Откровенно говоря, такой формат встреч — в университетах, академических аудиториях — для меня наиболее комфортен, потому что моя задача — представить альтернативные источники информации и для европейских политиков, и для европейских ученых, политологов и европейского общества в целом.

Мне бы не хотелось, чтобы люди здесь получали информацию исключительно из официальных источников. Мне бы хотелось, чтобы у наших европейских партнеров была более полная картина, чтобы они слушали точку зрения официального Кремля, официального МИДа, чтобы они получали информацию от независимых источников — от гражданских активистов и оппозиционных политиков — и делали свои независимые выводы, имея полную информацию. Поэтому я сейчас встречаюсь с европейскими политиками, журналистами, учеными, политологами, студентами в разных европейских городах. Буквально сегодня утром я был в Брюсселе, перед этим был в Страсбурге, до этого — в Берлине.

Мне кажется, что такая работа должна принести свои плоды, потому что путинская пропаганда часто использует аргумент о том, что в России всем довольны.

Лоббисты Путина в Европе и Соединенных Штатах часто призывают оставить Россию в покое на основании того, что российский народ имеет то, что заслуживает — никто же не протестует, все довольны, все удовлетворены политикой Путина, поэтому и в Европе не нужно по поводу этой политики беспокоиться. Но это не совсем так. В России достаточно много людей, которые не согласны с политикой Путина, которые протестуют, рискуют своей жизнью и свободой. Знать точку зрения таких людей — как я, мои товарищи, мне кажется, важно.

Европейские политики, которые уже познакомились с докладом «Партия „Криминальная Россия“», они для себя что-то новое открыли? Сказали ли они, например, что-то в духе: «Да? А я не знал, что, например, Саркози имеет такие связи с Россией». Их удивил ваш доклад?

Не секрет, что в Европе немало политических партий, в основном консервативного толка, которые имеют контакт с «Единой Россией», которые с ней сотрудничают, некоторые подписывают официальные соглашения о сотрудничестве с «Единой Россией».

Мне важно показать политикам из этих партий, а также избирателям этих партий, что за партнеры у этих партий в России. Речь ведь идет не о том, что «Единая Россия» является политическим оппонентом моей партии, моих коллег. Речь о том, что «Единая Россия» по своей сути — организация, защищающая интересы организованной преступности.

Мой доклад довольно, как мне кажется, убедительно показывает, что «Единая Россия» превратилась в социальный лифт для самых настоящих организованных преступных группировок, которые приходят к власти, используя механизмы и возможности этой партии. Для многих европейских политиков та информация, которая представлена в докладе, является новой, потому что для них «Единая Россия» — солидная политическая партия, которая обладает большинством в парламенте, которая выигрывает выборы. Когда выясняется, что под флагами этой партии повсеместно — в российских регионах, в правительства, в Государственную Думу — приходят откровенные бандиты, это немного по-другому позволяет расставлять акценты.

Почему оппозиция проиграла

В ходе этого круглого стола вы сказали, что российская оппозиция проиграла выборы еще и потому, что сама совершила ряд ошибок. Не так часто такие заявления от оппозиционных политиков услышишь в последнее время. Все чаще говорят о том, что «Путин закрутил гайки, и было не так много шансов».

Эту проблему нужно рассматривать комплексно. Действительно, сложно назвать прошедшие выборы честными и демократическими. Те мои коллеги, говорящие о системных проблемах российской политики, которые не позволяют стране двигаться вперед, которые не позволяют оппозиции обеспечить представительство в парламенте, они, конечно, правы.

Действительно, мы столкнулись с колоссальной ролью спецслужб в ходе избирательной кампании, с незаконной слежкой, с незаконным давлением на оппозиционных кандидатов. Мы видели прямые фальсификации в день голосования — более чем на 10 участках Центризбирком был даже вынужден отменить итоги голосования, потому что были зафиксированы прямые вбросы. Мы видели фантастическую историю в Саратове, где более чем на 100 избирательных участках получились абсолютно идентичные, как под копирку написанные протоколы с одинаковыми результатами «Единой России» и всех остальных партий, то есть очевидно, что эти протоколы были нарисованы. Мы видим, как ограничиваются права наблюдателей и ужесточается законодательство.

Критикуя власть, избирательную и политическую систему, надо в то же время называть вещи своими именами. Действительно, демократическая оппозиция допустила очень серьезные ошибки, которые вообще лишили нас всех шансов получить приличный результат на этих выборах. К сожалению, развалилась демократическая коалиция, которая была сформирована в начале избирательной кампании на базе ПАРНАС, и развалилась она не из-за Путина, не из-за «Единой России», а вследствие того, что лидеры демократической коалиции не смогли совладать со своими амбициями, не смогли поставить общее дело выше личных амбиций.

Из-за чего развалилась демократическая коалиция? Из-за того, что лидер моей партии Михаил Касьянов согласился на праймериз только при условии, что он будет первым номером в списке. Но это не праймериз, и наши партнеры по демократической коалиции после такого заявления ушли, и коалиция по факту развалилась.

В список ПАРНАСа был привлечен националист-популист Мальцев, видимо, в расчете на то, что это привлечет голоса нового, националистического электората. Но националисты видели Касьянова и не стали голосовать за ПАРНАС, а либералы видели Мальцева и тоже не стали голосовать за ПАРНАС. Это тоже была очень серьезная ошибка, которую, мне кажется, необходимо признать и сделать выводы, чтобы это впредь не повторялось.

Были проблемы у «Яблока». «Яблоко» сформировало впервые за долгое время действительно сильный список, в который были включены не только партийные кандидаты, но и кандидаты, в «Яблоке» никогда не состоявшие, такие как Владимир Рыжков, Дмитрий Гудков, и сильные «яблочные» кандидаты были в топе, например, Лев Шлосберг. Все это, конечно, могло привести к получению «Яблоком» высокого результата. Но, сформировав очень сильный список, «Яблоко» забыло рассказать об этом избирателям и фактически вместо парламентской кампании вело президентскую кампанию Явлинского. На всех щитах, во всей агитации был сплошной Явлинский, от которого, давайте признаем честно, избиратели немного устали. Явлинский, наверное, вряд ли с этим согласится, но результаты выборов весьма красноречивы. «Яблоко» не смогло преодолеть даже 3%-й барьер и сохранить государственное финансирование, которым наслаждалось последние пять лет. Это, конечно, не только результат давления со стороны режима, но и тех ошибок, которые допустили в «Яблоке», которые не смогли эффективно провести кампанию.

Одна из ключевых проблем демократической оппозиции в том, что мы не очень склонны к рефлексиям. Очень легко объяснять неудачи режимом, Путиным, «Единой Россией» и так далее. Но если мы не будем честно анализировать свои ошибки и делать из них выводы, мы там и будем до конца своей жизни обвинять власть в том, что у нас ничего не получается. Для того, чтобы все-таки двигаться вперед, необходимо анализировать эти ошибки и приходить к правильным выводам.

Сегодня вы сказали: «Я оптимист, и у меня на это есть причины».

Я пошутил, сказав, что я оптимист, хотя для этого у меня нет никаких оснований.
Это шутливая фраза, хотя я действительно оптимист, несмотря на то, что происходило с моей страной и с демократической оппозицией в последние годы, несмотря на все эти драматические изменения. Я сохраняю оптимизм, потому что верю в историческую объективность.

Как говорят, революция случается не благодаря революционерам, а иногда даже и вопреки. Я не ставлю перед собой задачу организовать революцию, но я верю, что перемены придут независимо ни от чего, просто в силу объективных причин. В России достаточно много нормальных, здравомыслящих людей, которые в конце концов скажут свое слово, и это приведет к началу перемен. В конце концов потому, что тот постимперский синдром, который сегодня наша страна переживает, рано или поздно закончится, и в стране возникнет запрос на нормальные демократические реформы. Очень важно, чтобы в тот момент, когда этот запрос появится, были люди, способные эти реформы организовать, чтобы были люди, которые будут способны взять на себя ответственность за страну после Путина.

Путин. Война.

Принимая во внимание последние события и в Генассамблее (вето на французскую резолюцию), и то, что сейчас происходит в Сирии, война будет?

Я надеюсь, все-таки до войны не дойдет. Если уж война не случилась во время холодного противостояния между Советским Союзом и Западом, я все-таки надеюсь, сейчас до прямых боевых действий не дойдет, хотя холодной войной в воздухе сильно пахнет. Возникающие повсеместно горячие точки являются прямой отсылкой к тем временам, когда происходило масштабное противостояние между советской империей и Соединенными Штатами.
Никто не хочет войны, никто не хочет катастрофы и не хочет, чтобы страна погрязла в пучине ядерной катастрофы. Поэтому я опять же оптимист и верю, что здравый смысл все же возобладает. Однако нам, наверное, предстоит очень непростой путь, и рассчитывать на то, что Путин перестанет заниматься ковбойской геополитикой, не стоит.

Мои европейские коллеги меня часто спрашивают, можно ли договориться с Путиным, можно ли найти с ним какой-то компромисс, и если можно, то как. Я абсолютно убежден, что можно. Но ошибка заключается в том, что любую примиренческую риторику Путин всегда воспринимает как слабость. Если вы приходите к Путину и просите его о компромиссе, Путин всегда воспринимает это как слабость и начинает еще больше на вас давить.

Эффект может принести только такая стратегия, которая вынудит Путина самому искать компромисс. Только в этом случае с Путиным можно о чем-то эффективно договариваться, тем более что у Путина достаточно слабых мест, тем более что он, как мы видим, эмоционально неустойчивый и обидчивый, судя по отмене его визита во Францию. В конце концов, Путину придется заниматься внутренней политикой. Ему это просто не очень интересно, ему интересно играть в солдатиков на геополитической арене, а заниматься внутренними проблемами ему совсем не хочется. Но ему придется, в конце концов, потому что российская экономика находится в глубоком кризисе, и на сегодняшний день российское государство просто проедает накопленные резервы, которые были сформированы за годы высоких цен на нефть. Но уже сейчас деньги заканчиваются, уже сейчас министр говорит пенсионерам «денег нет, и в ближайшее время не предвидится».

В конце концов к этим вопросам придется вернуться. Именно к этому мы призывали в ходе последней избирательной кампании, и я уверен, что наши голоса будут звучать все громче, и в конце концов общество нас услышит и вынудит Путина вернуться к внутренней повестке, вынудит его заниматься вопросами экономического развития, вопросами социальной повестки и так далее. Но что касается войны, надеюсь, что до этого все-таки не дойдет.

А если война не на территории России или США, не в воздухе между двумя этими странами, а ,скажем, на территории Сирии? Об этом уже немного говорили в РФ: если Америка ударит по базам Башара Асада, мы готовы — сказал, по-моему, Лавров — ответный удар им нанести. Такая ситуация вам кажется реальной?

Этот сценарий вполне реалистичен, к сожалению, но это не будет означать начало новой мировой войны, это будет означать фактически переход в стадию холодной войны.

Понятно, что в Сирии Путин воюет не с террористами — в Сирии Путин воюет с американцами. Более того, в Украине Путин воевал не с Порошенко и не с украинской армией, в Украине Путин тоже воевал с американцами. Путин играет в геополитическое противостояние с администрацией США — это его главный интерес. Он пытается найти и укрепить свое место в мире, бросая вызов и конфликтуя с Соединенными Штатами. Фактически это действительно реконструкция мировой картины эпохи холодной войны, поэтому могут быть и новые горячие точки, где будут появляться российские солдаты и использовать оружие для того, чтобы укрепить геополитическое влияние Путина.

Владимир Владимирович недооценивает одну деталь: великой державой страну делают не геополитические авантюры, не ввязывание в бесконечные военные локальные конфликты, которые лишь способны обескровить российскую экономику. Великой державой страну делает великая экономика. Великой державой страну делает обеспечение высокого уровня для своих граждан. Великой державой страну делает великая наука.

Вот с этим в России большие проблемы — из страны люди бегут. Люди уезжают из страны, потому что не могут заниматься здесь бизнесом, наукой. Кстати, они достигают больших успехов за границей — становятся нобелевскими лауреатами, создают компании, которые выходят в лидеры мирового бизнеса, многомиллиардные компании.

Путин не видит здесь проблемы, а проблемы есть — мы теряем человеческие ресурсы. Мы теряем то самое ценное, что у нас есть, что у нас было и что у нас будет. Мы теряем своих людей, самых талантливых своих людей. В конце концов Путину стоит задаться вопросом: почему от него бегут люди, почему от него бегут лучшие представители нашей нации.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.