Перейти к основному контенту

«Медное»: «Мемориал» издаст вторую книгу с именами жертв катынского расстрела

Мемориальный комплекс «Медное» в Тверской области
Мемориальный комплекс «Медное» в Тверской области pl.wikipedia.org

Общество «Мемориал» с помощью краудфандинга готовит к изданию книгу памяти 6295 польских военнопленных, расстрелянных НКВД весной 1940 в Калинине (ныне Тверь) и захороненных вблизи села Медное. «Убиты в Калинине, захоронены в Медном» станет второй книгой общества «Мемориал» с именами и биографиями жертв «катынского преступления». Предыдущая была посвящена убитым в Катынском лесу.

Реклама

«Катынское преступление» (или «катынский расстрел») — собирательный термин, которым обозначают различные эпизоды расстрела 22 тысяч польских узников органами НКВД. Поляки оказались в советских лагерях и тюрьмах после раздела Польши между Германией и СССР вследствие «пакта Молотова — Риббентропа». Расстрелы провели весной 1940 года в соответствии с постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года.

Долгое время Катынь оставалась единственным доподлинно известным местом захоронения жертв массового расстрела польских военнопленных. Именно там впервые обнаружили останки польских узников (их нашли в 1943 году оккупировавшие эти территории немецкие войска). Только через полвека мир узнал, что расправы совершались и в других местах, в частности, в Харькове и Калинине.

Убитых в Калинине поляков захоронили близ села Медное. Их содержали в Осташковском лагере на территории Ниловой пустыни на озере Селигер. Мемориальный комплекс «Медное» был открыт в 1996 году на месте бывших ведомственных дач НКВД. Он разделен на две части — «польскую» и «российскую». Здесь же хоронили советских граждан — жертв сталинских репрессий.

Советский Союз долгое время пытался представить «катынское преступление» делом рук нацистов и даже создал специальную расследовательскую комиссию с привлечением моральных авторитетов. Ее возглавил академик Николай Бурденко. Трибунал в Нюрнберге, впрочем, не признал катынский расстрел одним из преступлений нацистов.

Свою ответственность за Катынь СССР признал только накануне своего распада, в 1990 году. Власти современной России признают катынский расстрел преступлением сталинизма. Однако родственники убитых поляков до сих пор не могут добиться их реабилитации, российская военная прокуратура не обнародовала результаты расследования (которое было закрыто в 2004 году за смертью обвиняемых), часть материалов остаются засекреченными.

Обсуждаем выход книги «Медное» с историком, заместителем председателя совета научно-информационного и просветительского центра общества «Мемориал» Никитой Петровым. 

Историк Никита Петров о книге памяти «Убиты в Калинине, захоронены в Медном» и сталинистах-отрицателях

RFI: Какие документальные материалы войдут в книгу «Медное»? И когда планируется ее выход?

Никита Петров: Книга «Медное», которую готовит научный сотрудник общества «Мемориал» Александр Гурьянов, является изданием поименного списка всех тех польских граждан, которые были расстреляны в Калинине в 1940 году. Это шесть с половиной тысяч человек. Но в книге, безусловно, будут и дополнительные материалы. Во-первых, это материалы об эксгумации, которая проходила дважды в 1990-е годы. И ряд материалов, связанных с расследованием этого преступления, которое собирательно называется «катынское преступление», хотя в данном случае речь идет о расстреле именно в Калинине и о захоронении жертв этого расстрела в Медном, местечке под Калининым.

Если книга выйдет в будущем году, получится, что это совпадет с 80-летней годовщиной со дня этого преступления. Но вообще-то эта книга плановая. И в данный момент «Мемориал» собирает деньги на издание этой книги, чтобы это издание было солидным, фундированным и столь же, я бы сказал, сильным по своему научному потенциалу, как и предыдущий сборник («Убиты в Катыни»).

Насколько публикация такой книги важна именно сегодня?

Как свою задачу определяет составитель Александр Гурьянов, прежде всего необходимо поименно назвать жертв преступления, которые до этого были некой анонимной массой, некой статистической единицей. Шесть с половиной тысяч человек расстреляны в Калинине. А вопрос — кто они? Фамилии? Года рождения? Какие-то подробности? Было сделано издание в Польше, но оно не совсем полное. Поэтому сейчас это издание на русском языке будет сделано впервые. На русском таких изданий не было. Это наша дань памяти людям, которые пали жертвами произвола и преступлений со стороны Советского Союза.

Но если говорить вообще о значимости, есть одна проблема, связанная с тем, что пока Россия категорически отказывается реабилитировать жертв этого преступления. То есть само преступление Россией признано, на официальном уровне сделаны необходимые заявления. Но если говорить о том, как преодолеваются последствия преступления и как торжествует справедливость, должен быть акт о реабилитации поименно каждого, кто был в этих списках направлен в соответствующие три областных центра и там был расстрелян. Этого не сделано до сих пор.

Действительно, в 2010 году Госдума признала, что катынское преступление было совершено по прямому указанию Сталина и советского руководства. Путин в 2010 году был в мемориале в Катыни и, кстати, тогда выразил мнение, что Сталин, вероятно, совершил этот расстрел из чувства мести за красноармейцев, которые умерли в польском плену во время советско-польской войны. То есть какие-то вещи все-таки проговариваются, указывается ответственность. Почему бы не дойти до конца, раз уж власть это признает?

В этом и все лукавство нынешней российской власти, которая на словах готова признать некую общую ответственность. Но когда доходит дело до реабилитации, начинаются всевозможные проволочки: а вот у нас дел не сохранилось, а вот имена, а мы не уверены. Но хуже другое. Лукавство, связанное с тем, что это месть Сталина. Это никакая не месть Сталина. Это преступление, которое было продиктовано самой советской доктриной. Это не ответ на какие-то там, скажем так, сведения о том, что погибли красноармейцы в польском плену в 1920 году. Сталина этот мотив в 1940 году как раз абсолютно не заботил. Это видно из тех документов, которые имеются в распоряжении ученых и которые опубликованы.

Вопрос в другом. Необходимо было назвать не только виновников преступления, но и назвать этих виновников преступниками. Прокуратура этого не сделала, расследуя это дело. Расследование было закончено еще в 2004 году. Но военная прокуратура не сделала публичным и гласным акт о прекращении расследования, то есть постановление о прекращении дела за смертью обвиняемых. Прокуратура не назвала состав обвиняемых — кто, собственно, обвинялся в совершении этого преступления? Сталин? Нет. На самом деле в постановлении прокуратуры ничего этого нет. Там есть Берия, там есть его ближайшие соратники. И прокуратура должна была обнародовать поименный список жертв этого преступления, что тоже не было сделано. Более того, засекретив постановление о завершении этого дела в 2004 году, прокуратура 35 томов из, по-моему, 183 или 185, которые образовались в результате расследования, оставила на секретном хранении. Проводя в течение 14 лет, начиная с 1990 года, прокуратура не обнародовала его результаты, а скрыла их.

Это, конечно же, ясный намек на то, что — да, признаем это преступление, но признаем сквозь зубы, признаем без открытой души, без того, чтобы восстановить справедливость. Лишь бы быстрее все забыли.

Надо сказать, что эта тема совершенно замалчивается — тема того, как начиналась Вторая мировая война — на фоне масштабных празднований Дня победы. Эта тема практически не существует в официальном дискурсе, на федеральных каналах.

Безусловно. Неприятные и такие «невыигрышные» темы, как сотрудничество Сталина и Гитлера в период с 1939 по 1941 год, в нашей печати и на телевидении не педалируются. Эту тему стараются отбросить на периферию. А когда эта тема поднимается за рубежом, тут же говорят о том, что это типичная антироссийская кампания — только бы принизить наш вклад в победу.

Всячески избегают вопроса о том, так есть ли ответственность Советского Союза за развязывание Второй мировой войны? Есть ли ответственность Советского Союза за преступления, которые были совершены в период, когда Сталин и Гитлер тесно сотрудничали, например, лишая Польшу государственности, деля Польшу на две части? Это же и преступление против международного права. То же самое с оккупацией стран Балтии. Эти неблаговидные вещи стараются скрыть, заретушировать, затушевать.

Множество ревизионистов-сталинистов вообще отрицают факт катынского расстрела. Или говорят, что расстрелянных поляков было намного меньше. Если я правильно понимаю, с Медным им сложнее, потому что до места захоронения в Медном немцы не дошли. То есть на фашистов возложить ответственность не получается в этом случае. Насколько сейчас активны отрицатели? Насколько им дается слово в средствах массовой информации?

Отрицатели, безусловно, активны. И, к сожалению, им предоставляется слово на многих, я бы сказал, и федеральных каналах, и на уровне местной власти, и в той же самой Твери сейчас действительно на уровне властных структур этот ревизионизм процветает. Но вы недооцениваете нынешних сталинистов. Им как раз совсем не сложно с Медным. По той простой причине, что здесь они просто отрицают наличие расстрелянных поляков. У отрицателей-сталинистов очень простая задача. Их задача — посеять сомнение. И нынешняя российская власть, к сожалению, я не побоюсь этого слова, поощряет такие сомнения. Они выгодны нынешней власти. Они работают, что называется, в патриотическом направлении.

Либо жертв было меньше, либо не мы одни совершали такие преступления, либо мы их вообще не совершали. Но никто из этих сталинистов и отрицателей не в состоянии ответить на вопрос: если вы считаете, что это сделали немцы, вы должны назвать конкретику. Кто эти немцы? Откуда они взялись? Что это за подразделения? Здесь у них нет абсолютно никакого, я бы сказал, креативного исторического мышления. «Мемориал», кстати, поименно назвал имена всех тех, кто расстреливал этих поляков. 125 человек, которые были награждены специальным тайным приказом НКВД. Биографии этих людей стараниями общества «Мемориал» опубликованы в книжке «Награждены за расстрел. 1940».

Те, кто отрицает катынское преступление, не в состоянии рассказать свою историю. Они могут только отрицать. Они говорят: а вот у вас этот документ подозрительно выглядит, а эти документы неправильные. Но это выглядит совершенно нелепо и по-детски беспомощно, потому что каждый человек понимает: история состоялась, десятки тысяч польских граждан исчезли. Вопрос: куда они делись? Вот такая же нелепая и беспомощная ложь вырвалась у Сталина, когда он беседовал с Сикорским в декабре 1941 года. Руководитель польского правительства в изгнании Сикорский спрашивал у Сталина: куда делись эти люди? И тот сказал: может, в Манчжурию убежали?

Это и есть научный уровень отрицателей Катыни. Никто из них не в состоянии объяснить, почему Советский Союз, после того, как его обвинения против немцев в 1946 году в Нюрнберге по катынскому делу провалились, палец о палец не ударил, чтобы хотя бы продолжить какие-то поиски виновных немцев.

Отрицателям, наверное, сложно и с тем, что власть официально — и Горбачев, и Путин, и Медведев, и Госдума — признают вину советского руководства.

Нет, не сложно. Потому что отрицатели прежде всего стоят на базе конспирологии. Поэтому с советским, а потом и российским руководством, которое признает вину за Катынь, у них очень простой и ясный разговор. Они говорят, что это все вражеское руководство, антироссийские силы. И эти антироссийские силы стоят во главе нынешнего российского государства, по мнению отрицателей. Так что у них особого когнитивного диссонанса на этот счет нет.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.