Выборы в Москве: Людей на улицу выводит не оппозиция, а власть

Митинг за допуск независимых кандидатов к участию в выборах в Мосгордуму, 20 июля 2019
Митинг за допуск независимых кандидатов к участию в выборах в Мосгордуму, 20 июля 2019 REUTERS/Tatyana Makeyeva

27 июля в Москве пройдет очередной митинг за допуск независимых кандидатов к участию в выборах в Московскую городскую думу. За несколько дней до акции Управление Следственного комитета по Москве возбудило уголовное дело из-за «воспрепятствования работе избирательных комиссий и осуществлению избирательных прав». В рамках уголовного дела следователи провели обыски и допросили незарегистрированных кандидатов. Оппозиция называет это запугиванием, но не намерена прекращать борьбу за допуск на выборы. О давлении властей и стратегии оппозиции Русская служба RFI поговорила с одним из незарегистрированных кандидатов Кириллом Гончаровым.

Реклама

Выборы в Москве: Людей на улицу выводит не оппозиция, а власть

RFI: 25 июля вас вызвали на допрос в Следственный комитет, расскажите, с чем это было связано, чем интересовались следователи?

Кирилл Гончаров: К сожалению, следователь первые полчаса не мог понять, что происходит, зачем мы приехали, и что за повестка у меня в руках. То есть была какая-то несогласованность действий между руководством и рядовым составом. Но потом, видимо, с ним все-таки связалось руководство, он понял, что надо делать, и три часа мне задавались типичные вопросы касательно моей избирательной кампании, касательно финансирования акций протеста. Но на большинство вопросов я отвечал согласно 51-й статье Конституции (право не свидетельствовать против себя и близких — RFI). Что будет дальше, пока никто не понимает.

Это все проходило в рамках уголовного дела?

Да, в рамках открытого дела «о воспрепятствовании деятельности избирательной комиссии». Это 141-я статья УК РФ. Обычно эта статья направлена против недобросовестных сотрудников избирательных комиссий, и сейчас, наверное, это будет беспрецедентная практика, когда эту статью будут [применять] не против сотрудников комиссий, а против кандидатов. Так что посмотрим, чем это может закончиться.

Какой у вас статус в этом деле?

Вчера был статус свидетеля. Пока ни у кого нет статуса обвиняемого. Видимо, власть будет смотреть, что будет происходить в ближайшие дни, и уже в зависимости от этого решать, кого переквалифицировать в статусе, кого повышать, кого оставлять…

Насколько изначально вы ждали такого сценария, что не допустят, что будет такое силовое давление?

Власть постоянно говорит обществу: «вот оппозиция нам ничего не предлагает, ни социальной повестки, ни экономической, ни политической; пусть идут на выборы, там побеждают, и тогда мы будем с ними разговаривать». Что делаем мы: идем на выборы, формируем программу, преодолеваем сбор подписей, который преодолеть (как предполагали) было невозможно, собираем штабы, у нас появляются сильные команды, появляются сторонники.

Я на протяжении месяца ежедневно проводил по две-три встречи с населением, я прекрасно знал своих сторонников в лицо, знал, какие проблемы их волнуют, мы стали решать часть этих проблем. И, соответственно, когда наша узнаваемость, популярность и рейтинг стали расти, властям ничего не оставалось делать, как просто наглым образом не допускать нас до выборов.

Конечно, мы не питали иллюзий, что нас хотят видеть во власти, но мы думали, что это все будет происходить в рамках избирательной кампании. И они просто будут серьезнее финансировать кандидатов от власти, они будут вести какую-то политическую работу против нас. Но мы не думали, что мы столкнемся с такой обструкцией еще на этапе сбора подписей.

Почему эти выборы вообще так важны? Ведь Мосгордума в общем-то мало что решает?

Вы знаете, в том то и дело: мы не хотим, чтобы Мосгордума ничего не решала. На самом деле, это законодательный орган крупнейшего города в Европе, который занимается распределением бюджета, который контролирует органы исполнительной власти, который должен контролировать чиновников, который должен решать актуальные проблемы жителей. Сейчас Москва распределяет более двух миллиардов [рублей] ежегодно — это огромные деньги, которые могут идти на строительство дорог, на больницы, здравоохранение, образование. А сейчас эти деньги попросту разворовываются.

Поскольку мы шли с активной политической программой о том, что Мосгордума должна быть настоящим политическим органом, и в нем должны находиться независимые депутаты, которые будут контролировать исполнительную власть и того же мэра Москвы, то, конечно, им это невыгодно. Они сейчас делают все возможное для того, чтобы это был карликовый орган с удобными для них и понятными депутатами, которые не будут отстаивать интересы жителей, а будут отстаивать интересы узкой группы чиновников, бизнеса и различных коррумпированных структур, которые живут сейчас за счет того, что их никто не контролирует, не может поймать за руку.

Вы говорили о вашем штабе, о волонтерах, с которыми вы собирали подписи… Что вы можете сказать об общественной поддержке? Вы рассчитывали на большее или меньшее?

Вы знаете, когда в каждом округе Москвы появляется сильный независимый кандидат, который собирает более пяти тысяч подписей, то, конечно, почва так или иначе политизируется. И мне не удивительно, что многие люди выходят на митинги и требуют регистрации своих кандидатов. Потому что крадут не просто выборы у конкретных кандидатов, крадут мнение многих и многих тысяч москвичей, которые ставили свои подписи, которые приводили своих знакомых, друзей, родственников, убеждали их поддержать наши кандидатуры. Просто-напросто этим людям сейчас говорят, что их нет. Естественно, они будут всеми законными способами отстаивать свою позицию, и мы как кандидаты должны идти до конца и не бросить наших сторонников, не поддаться этому антиконституционному решению властей.

После этих новостей об обысках и допросах пишут, что Кремль увидел в этих протестах признаки «Оранжевой революции». Вы такие признаки видите?

Нет, я не вижу признаков «Оранжевой революции», я вижу признаки того, что люди устали молчать. И люди устали жить в стране, в городе, в которых власть не слышит людей. И ничего удивительного нет в том, что они выходят на улицу. Только если мы говорим о катализаторах или триггерах к переменам, то в данном случае людей на улицу выводит не оппозиция, а людей на улицу выводит власть, которая не допускает оппозицию на выборы. Поэтому, если власть не хочет видеть признаков «Оранжевой революции», ей надо прекратить организовывать эту «Оранжевую революцию» в Москве и нужно допустить всех кандидатов, которые собрали подписи, и надо, наконец, перестать делать вид, что нас не существует.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями