Теннисный турнир Ролан Гаррос-2013

Фрагменты пресс-конференции Николая Давыденко после матча с Флораном Серра 28 мая 2013 года, Париж

Николай Давыденко, «Ролан Гаррос», Париж, 29 мая 2013 года
Николай Давыденко, «Ролан Гаррос», Париж, 29 мая 2013 года REUTERS/Vincent Kessler

После встречи с французским теннисистом Флораном Серра российский теннисист Николай Давыденко дал интервью журналистам. Николай Давыденко – на данный момент занимает в российской теннисной иерархии по количеству выигранных турниров второе место после Евгения Кафельникова. Он выиграл у Флорана Серра со счетом 6/3, 6/4, 7/5.

Реклама

Вопрос: Из всех пар первого круга у вас самая богатая история с Серра – 6 матчей вы сыграли. Бывает так, что вы много с кем-то играли, и вдруг на седьмом матче он вас чем-то неожиданным удивил, что-то там появилось?

Николай Давыденко: Нет, на самом деле мы два теннисиста вышли не с очень супер-теннисом: он – 130-й, я проиграл четыре недели подряд первый круг, на грунте ничего особенного не показал. Поэтому какого-то ожидания... Мне повезло с сеткой, когда я играл с ним, и то, что он – не в супер-хорошей форме. Конечно, повезло. Выигрыш матча дает мне мотивацию и уверенность, что может быть, я смогу играть лучше следующий матч. Может быть, могу что-то еще изменить, что-то улучшить. Конечно, тяжело. Пытаешься поменять что-то, приезжаешь на турнир и пытаешься что-то изменить, пытаешься себя улучшить, а тебе не хватает на это времени. Всего один-два дня – и уже играть. Поэтому зажимаешься, боишься, не уверен в каких-то ударах, особенно в первых матчах – какая там уверенность?

Конечно, это дает какой-то плюс, то, что выигрывая хотя бы этот матч, может быть, следующие – против Майера или Истомина (не такие они сильные) – поэтому есть всегда шанс хорошо сыграть. Конечно, когда раньше я говорил «со всеми можно играть», я выходил, на уверенности играл, мог обыгрывать любого. Сейчас совсем по-другому. Сейчас немножко такое ощущение: пока я не найду, чем обыгрывать, чем я могу обыграть любого соперника, тогда появится уверенность, тогда появляется мотивация, тогда все появляется – и тренировки, и все появляется. Тогда начинаешь и бороться лучше, и концентрироваться. Когда уже с первых ничьих ты чувствуешь, что тебе нечем выиграть, ты понимаешь: «ну, что делать?». Падает и концентрация, и мотивация, и практически уже ничего нет. Даже если ты борешься, ты борешься, как будто ты существуешь на корте, как робот – пришел на работу, отработал и ушел. Нет искры желания, чувства, что ты еще можешь и хочешь, и у тебя есть шансы выиграть. Конечно, сегодня повезло. Где-то хорошо играл, где-то – не очень. Посмотрим, что будет в следующем матче.

Вопрос: За счет чего вы его выиграли сегодня?

Николай Давыденко: Повезло, что у меня была неплохая подача. Я это выдерживал, в какие-то моменты пытался сконцентрироваться, в третьем сете – просто удержать розыгрыш. Когда он начинал уже практически наотмашь бить, плоско забивать, я знал, что это не будет долго продолжаться. Даже когда он сделал 5/5, я попытался также ничего не менять, просто на ту сторону сыграть. И вот он поотшибался, и я понял, что у меня шанс закончить матч.

Вопрос: Публика вас удивила сегодня? Потому что показалось, что она болела за него хорошо.

Николай Давыденко: Да, там один сумасшедший был какой-то, смешной какой-то человек, я его часто вижу. Он все время орет, сам не знает зачем.

Вопрос: Вы говорили, что ваше отношение к теннису изменилось в какой-то момент вашей карьеры. Когда именно это произошло? Был ли какой-то толчок или это внутренняя ваша работа, которая привела вас к другому пониманию тенниса, чем раньше?

Николай Давыденко: В основном, мне кажется, изменился теннис после того, как я сломал кисть. Когда я сломал, я был как раз в десятке мира. После этого я начал опускаться. Пытался, дергался, пытался что-то нарастить, пытался что-то изменить, пытался вернуться. Потому что я был в хорошей форме, потом упал, и я не мог вернуть эту форму назад, как бы я ни старался, что бы я ни делал. Мне кажется, с того момента я начал понимать, что что-то не то. Это психологически очень сильно действует, потому что ты постоянно что-то ищешь, ищешь, стараешься что-то найти, а результата нет. И, конечно, падает мотивация. Тут же и брат меньше стал ездить, потому что у него сын, семья. А самому же сложно, всегда нужна команда, когда тебя кто-то постоянно заводит, постоянно тебя ведет на тренировки, физподготовкой с тобой занимается. Потому что я человек такой, что сам я не буду ничего делать, если меня не заставят. Если заставят, я буду все делать. Я максимально могу пахать, могу работать на 100 %. Но если человек меня контролирует, меня заставляет – я работаю, у меня получается результат. Как только никого рядом нет, то я – на отдыхе, даже если я на турнире.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями