Перейти к основному контенту
Украина

Журналист Лидия Гужва: «Меня повалили на асфальт и отобрали телефон»

Участник митинга за единую Украину, подвергшийся нападению пророссийских активистов. Донецк, март 2014
Участник митинга за единую Украину, подвергшийся нападению пророссийских активистов. Донецк, март 2014 REUTERS/Mikhail Maslovsky
Мария Хачатурьян
4 мин

В Севастополе пророссийские активисты избили участников митинга, организованного по случаю 200-летия со дня рождения национального поэта Украины Тараса Шевченко, в том числе пострадало несколько журналистов. О том, что происходит в Севастополе с журналистами и кто такие эти пророссийские активисты, мы поговорили со свидетельницей событий, корреспонденткой интернет-канала Spilno.tv Лидией Гужвой.

Реклама

Лидия Гужва: У нас каждый день что-то происходит. Позавчера была атака на воинскую часть. На журналистов, которые это снимали, напали неизвестные люди в камуфляже, избили их, отобрали камеры, эти журналисты теперь в больнице. Насколько я знаю, это был [телеканал] "Интер". Вчера - я не скажу точно, при каких обстоятельствах, - [журналисту] Пятому каналу поломали пальцы. Сегодня мне повезло больше всех, я была на митинге возле памятника Тарасу Шевченко. Там была драка, там "русский блок" бил сторонников поэзии Тараса Шевченко. Меня повалили на асфальт и отобрали у меня телефон. Сейчас у волонтера, другого члена съемочной группы, отобрали права на вождение автомобиля. Тут же они пообещали нам их вернуть, и сейчас мы ждем, когда они нам вернут нашу собственность. Но непонятно, они все время переносят время. Телефон нам нужен, потому что мы с него ведем трансляцию.

RFI: Кто именно на Вас напал?

Напали на меня - невозможно понять, кто они. Они за русскую идею, они "русский блок", они русские националисты, они самооборона - в общем, представители одной из этих организаций. Это очень агрессивные люди, их привозят на эти митинги. И они не маркированы никак. То есть есть представители "русского блока" – я никогда не видела, чтобы они кого-то били, – и с ними всегда есть эти немаркированные непонятные люди, частично вооруженные.

Это крымчане или нет?

Севастопольцы в один голос говорят, что они приезжие. Севастопольцы, которых я встречаю на митингах, говорят: своих мы знаем уже в лицо, это не наши. Они все в один голос утверждают, что это приезжие, и в принципе официально известно, что есть приезжие, которые живут с нескольких гостиницах с этими людьми. Они там живут и ходят на митинги и выполняют эту грязную работу. Это люди с навыками, потому что еще на другом митинге мне ломали руку, в которой у меня был телефон. Это был явно профессиональный захват, а не просто какого-то человека с улицы в припадке агрессии.

Сколько человек, по вашим оценкам, сейчас находится в больницах? Сколько человек получили повреждения?

В Севастополе, может быть, человека четыре, но я, честно говоря, не думаю, что они остались в севастопольской больнице. Это в том, что касается журналистов. На митинге я видела своими глазами двух людей, которые лежали на земле, и их били, в том числе ногами. Я не знаю, куда они делись после этого, потому что, как мы знаем уже по Киеву, в больницах тоже может быть опасно.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.