Перейти к основному контенту
Мнение

Военный эксперт Дмитрий Тимчук: «Россия хочет сделать из востока Украины Приднестровье»

Пророссийский активист в донецком Славянске 13 апреля 2014
Пророссийский активист в донецком Славянске 13 апреля 2014 REUTERS/Gleb Garanich

Дмитрий Тимчук, руководитель Центра военно-политических исследований рассказал RFI о том, кто стоит за операциями по захвату админзданий в Донецкой области, почему власти Украины не действуют жестко, и может ли на востоке Украины быть применен крымский сценарий.

Реклама

RFI: Какова сейчас ситуация в восточных регионах Украины? В какой из трех областей страны, Харьковской, Луганской и Донецкой, самая напряженная обстановка?

Дмитрий Тимчук: Наихудшая ситуация в настоящий момент в Донецкой области, потому что там в разных городах – таких как Горловка, Славянск, – захвачены здания местной власти, отделения милиции. И на данный момент, хотя власти Украины объявили об антитеррористической операции, не видно, чтобы предпринимались какие-то активные действия. Это обусловлено несколькими факторами. Во-первых, идет активный саботаж со стороны правоохранительных органов на местах, которые либо саботируют, либо вообще переходят на сторону сепаратистов. Украинские власти проводили мероприятия по переброске в Донецкую область подразделений из других регионов, но мы пока не выдели чтобы их широко задействовали.

Во-вторых, надо понимать, что тактика экстремистов связана с широким привлечением к своим акциям мирного населения, которое настроено против украинских властей и демонстрирует свои симпатии в отношении России. Такие настроения у части населения есть, по некоторым соцопросам, в Донецкой области речь идет о 18% населения. И из этих людей часть выходит по идейным соображениям, часть – за деньги. Озвучивались цифры о том, какие суммы предлагались участникам подобных акций. Все это сильно препятствует успешной работе правоохранительных органов, в том числе успеху упомянутой антитеррористической операции. Власти в Киеве понимают, что в таких условиях нельзя проводить операцию без риска жертв среди мирного населения. А это как раз вариант, который им навязывается Россией – показать, что в Украине фактически начинается гражданская война, власти в Киеве не способны контролировать ситуацию. Мы знаем, что и на Западе ряд стран ЕС поддерживает антитеррористическую операцию, но против жертв среди населения.

Есть ли у вас информация о том, кто эти вооруженные люди? МВД Украины сообщило о том, что имеются доказательства причастности к происходящему российских спецслужб.

У нас нет точной информации по этим людям. Непосредственно в Славянске ситуация была неординарная, поскольку там действительно в событиях участвовал российский спецназ. Причем координацией занимается Главное разведывательное управление России. Там спецназ из России принимал непосредственное участие. Однако на сегодняшний день, мы их присутствия там не наблюдаем, не исключено, что они уже покинули город и всплывут где-нибудь еще в Донецкой области. На самом деле численность российского спецназа очень небольшая – разведгруппа где-то из 12 человек. Основная же часть – представители сепаратистских организаций Донбасса, как зарегистрированных, так и нет, которые мы подразделяем на две группы: одна контролируется людьми из окружения одного из олигархов, чью фамилию называть не буду, вторая – связана с одним из крупных криминальных авторитетов. Роль пушечного мяса тем временем выполняет местное население, которое за деньги или по идейным соображениям принимает участие в подобных акциях. Вот три основные категории участников акций.

Скажите, каким образом российский спецназ беспрепятственно проник на территорию Украины?

Между Украиной и Россией нет границы подобной границе СССР во времена «железного занавеса». Там нет колючей проволоки и даже демаркации. Проблема демаркации границы стоит уже давно, ее пытались решить во время президентства Виктора Ющенко, но Россия всегда крайне негативно относилась к подобным попыткам. В результате, существуют пункты пропуска через границу на автомобильных и железных дорогах, а в сельской местности даже на проселочных дорогах зачастую можно было свободно проехать. Сегодня погранслужба Украины перекрыла большинство этих дорог, но говорить о полностью закрытой границе невозможно.
С другой стороны, процесс заброски подразделений разнообразен – использовался также воздушный транспорт. Достаточно давно было констатировано скопление военной авиации на аэродромах. Если хорошо подготовленные экипажи работают в ночное время для заброски оперативных групп, то на небольшой высоте самолеты не могут быть обнаружены радиолокационным оборудованием. То есть возможен вариант нелегального перехода границы, и мы не можем полностью исключать варианта с воздушной заброской.

Можно ли утверждать, что киевские власти не контролируют ситуацию в восточных регионах страны?

Дезориентация – налицо, в первую очередь, в Донецке и Луганске. К сожалению, из-за массового саботажа, о котором я говорил, власти Украины в данный момент не могут перебрасывать из центральных и западных регионов сотрудников правоохранительных органов, чтобы контролировать все населенные пункты восточной Украины. С другой стороны, местные власти и активисты видят, что нужно брать ситуацию в свои руки – допустим, в Днепропетровске и Донецке организованы полки территориальной обороны. То есть активисты совместно с местными властями создают подразделения, чтобы хотя бы заблокировать въезды в города и не дать туда проникнуть группам экстремистов.

Есть ли у вас подтверждение информации о погибших? Сообщалось, что воскресенье в Славянске были убиты один или двое человек.

По нашим источникам, нет информации о количестве погибших среди сепаратистов. Со стороны правоохранительных органов можем подтвердить, что был один погибший, один тяжело раненый и двое легко раненых.

Как вы прогнозируете возможное развитие ситуации, может ли быть реализован «крымский сценарий», например, в Донецкой области уже объявили о проведении 11 мая референдума о самоопределении?

Не думаю. Нужно понимать, какое сложилось положение. На самом деле, России на сегодняшний день восток Украины не нужен. То есть в стратегическом плане он для Москвы важен, но если сегодня его политически присоединить к РФ, возникнет множество проблем. Это и экономические сложности – например, те же милиционеры, почему они перебегают на сторону протестующих? Им давно объясняет агентура, что зарплата украинского милиционера 300 долларов, а российского полицейского в соседней Ростовской области – 1200, и если регион присоединится к России, то там станет жить здорово и замечательно, все будут в деньгах купаться. На самом же деле все такие мероприятия наподобие того, что в Крыму происходит, требуют очень больших затрат из федерального бюджета. 

Россия прекрасно понимает, что если она присоединит восток Украины, придется очень много денег вложить в восточные регионы – а это прямые убытки, к которым добавятся косвенные, вызванные вероятными санкциями ЕС и США. А Россия сегодня и без того терпит огромные убытки. Поэтому для России сейчас присоединить восток Украины означает огромные потери – дипломатические и политические.

Для нее сегодня идеальным вариантом будет превратить восток в зону замороженного конфликта, чтобы там было некое квазигосударственное образование наподобие Приднестровья или Абхазии, управляемое из России, но не входящее в ее состав.

Насколько возможна реализация такого сценария? Каковы настроения на месте?

Кроме всего прочего, что я сказал, тут есть еще второй фактор – украинские олигархи, живущие в Донбассе. С одной стороны, прекрасно понимая, что если ситуация полностью будет стабилизирована, они попадут в поле зрения правоохранительных органов и спецслужб, поскольку все преступные схемы, которые они использовали для выкачивания денег во время президентства Януковича, вызовут интерес у прокуратуры и налоговых органов. То есть они понимают, что могут лишиться бизнеса, а то и свободы. С другой стороны, они понимают, что если регион присоединится к России, последствия могут быть точно такие же. К тому же Ахметову вряд ли улыбается перспектива стать новым Ходорковским, и все это прекрасно понимают. Поэтому, как ни странно, для восточноукраинских олигархов оптимальный вариант – остаться в составе Украины на правах федерализации. Это позволило бы им быть полноценными князьками, управлять регионом, номинально оставаясь частью Украины, оставив Киеву минимальные рычаги влияния. В этой ситуации, раскачивают ситуацию на востоке страны как Россия, так и местные олигархи, но каждый преследует при этом свои цели: Россия хочет создать квазигосударственное образование, а олигархам больше подходит федерализация. Поэтому я думаю, что в случае проведения референдума, восточные регионы останутся в составе Украины, но на условиях федерализации.

На ваш взгляд, согласятся ли власти в Киеве на проведение референдума, возможно, одновременно с выборами президента Украины 25 мая?

Власти уже заявили, что в принципе готовы к такому варианту, но, скорее всего, это вызвано сложностью ситуации и пониманием того, что силовыми мерами они сейчас не будут способны нормализовать обстановку, и потому они готовы идти на уступки.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.