Перейти к основному контенту
Франция - Украина

Даниэль Оруа: «Евросоюз должен помочь Украине встать на путь демократии»

Депутат Национального Собрания, президент Комиссии по европейским делам французского  парламента Даниэль Оруа.
Депутат Национального Собрания, президент Комиссии по европейским делам французского парламента Даниэль Оруа. (©www.ecolodepute-e-s.fr)

Депутат Национального Собрания Франции от партии «зеленых», Даниэль Оруа является президентом Комиссии по европейским делам французского парламента. В этом качестве она представляла французским депутатам предложения о пакете экономических мер помощи Украине. Кроме этого, она является членом французской делегации в ПАСЕ. Россия должна понять, что оказалась в изоляции, - считает Даниэль Оруа.

Реклама

RFI: Даниэль Оруа, я знаю, что вы подписали предложение, сделанное британским депутатом в ПАСЕ Робертом Уолтером, об исключении российской делегации из состава Ассамблеи за действия России в Крыму. Такие санкции были проголосованы, правда, в более мягком варианте, чем предлагалось ранее.

Скажите, пожалуйста, считаете ли вы, что язык санкций, не только на уровне ПАСЕ, но и вообще, является эффективным инструментом влияния на международную политику России с учетом сегодняшней ситуации?

Даниэль Оруа: Я бы начала с того, что нельзя путать российский народ с лицами, которые в настоящий момент находятся у власти в России. Российские власти захватили регион независимого государства Украины. Не реагировать на это нельзя, так как это является нарушением международного права. С этой точки зрения, поскольку Россия является членом ПАСЕ, т.е. структуры, которая в географическом плане более открыта для диалога, чем Евросоюз, было совершенно правильным показать: когда Россия нарушает международное право, она именно так и должна рассматриваться. И санкции, принятые ПАСЕ, надо рассматривать именно в этом ракурсе.

В настоящее время Евросоюз рассматривает возможность новых санкций, был также расширен список российских государственных лиц, которым запрещен въезд в ЕС. Думаете ли вы, что такие санкции будут эффективными?

Я не могу вам сказать, будут ли они эффективными. На настоящий момент, те, кто попал под экономические санкции ЕС – это лица приближенные к Владимиру Путину, которые пользуются европейскими оффшорами - давайте называть вещи своими именами - и которые нарушают закон. Поэтому европейская дипломатия показала, что она не является простым наблюдателем, а что она способна принять экономические меры, направленные против привилегированных людей, а не против простого населения.

Но я надеюсь, что, прежде всего, сегодня, когда идут дискуссии в Женеве, найдется компромисс, который позволит России понять, что она взяла очень опасный курс, который изолирует ее от всего мира. Вы видели, даже Китай ее в последнее время не поддерживает.

Да. Давайте поговорим об Украине. В качестве президента Комиссии по европейским делам во французском парламенте, вы выступали с предложением, чтобы Европейская комиссия предоставила Украине торговые преференции в одностороннем порядке...

Комиссия единогласно за это проголосовала, что значит, что Национальное Собрание Франции поддерживает это предложение.

А какие другие меры в поддержку нового правительства Украины Франция или Евросоюз могут еще предпринять? Украина сейчас переживает тяжелейший экономический кризис, который копился целыми годами.

Я думаю, что Евросоюз уже начал делать то, что нужно. Во-первых, он предложил заключить с Украиной торговые соглашения, что, кажется, очень не понравилось Кремлю. Вполне нормально, чтобы этот договор теперь соблюдался. Совершенно очевидно, что Украина, которую в некотором смысле душат, территории которой захватили (и мы все следим за тем, что происходит сейчас на востоке страны), - совершенно очевидно, что надо помочь украинскому народу хотя бы экономически. И в этом смысле, снижение таможенных пошлин позволят Украине больше экспортировать. Кроме этого, ЕС предоставил пакет финансовой помощи на сумму в 11 миллиардов евро, который попросила Украина.

Но все это – защитные меры, приятые в экстренном порядке. Теперь же надо думать о том, чтобы Украина вышла из этого переходного состояния. Мы все видели, до какой степени предыдущий режим в Украине был коррумпированным, бывший президент Украины бежал в Россию. Сейчас в Украине нет стабильности. Поэтому мы все очень внимательно следим за ситуацией в Украине.

Мы надеемся, что 25 мая в стране пройдут выборы, в итоге которых власть станет всенародно признанной, поскольку она будет выбрана украинским народом. И что Украина в конечном итоге вновь встанет на путь демократии и открытости, что успокоит, наконец, сам украинский народ. Только вчера наша комиссия заслушала представителя украинской НКО, которая работала на Майдане. Совершенно очевидно, что надо пролить свет на то, что произошло на этой площади, нужно говорить о снайперах, нужно выяснить, стояла ли за этим Россия, нужно внести ясность.

Думаете ли вы, что Евросоюз потребует открытия международного следствия по этому поводу?

Не Европейский союз должен просить открытия следствия, а государство, права которого были нарушены. И происходить это должно в ООН. Эта проблема международного характера, а не европейского. Когда стреляют в своих граждан, рассматривать это нужно не с точки зрения европейского права. Так что эти вопросы нужно решать там, где они и должны решаться, это проблема прав человека.

Но Евросоюз должен вести более твердую политику. Он помогает экономически, но нужно также установить более тесные дипломатические контакты (насколько мне известно, такие контакты были установлены на уровне министров иностранных дел Польши, Германии и Франции). Нужно продолжать эти контакты, чтобы показать, что какой бы режим не установился в Украине, он должен являться гарантом демократии в Украине. И нужно, чтобы граждане, которые сейчас совершают нелегальные действия на востоке Украины, знали, что их осуждают на уровне ООН, а не только на уровне отдельных государств.

Что касается экономических отношений, Евросоюз, как мы уже говорили, снизил торговые пошлины на ввоз украинских товаров. У вас есть конкретные цифры, сколько такое решение может принести Украине?

В общем объеме, пакет мер насчитывает 11 миллиардов евро. Что касается таможенных пошлин, то на продукты сельского хозяйства они снижены на 82%, на индустриальную продукцию – почти на 95%. Всего Украина получит 500 миллионов евро экономии на таможенных пошлинах в год, что очень внушительно.

Вы думаете, что украинская продукция появится в большем количестве на европейском рынке?

Да, она будет появляться больше, но это не должно происходить как попало. Евросоюз должен защищаться от нечестной конкуренции. Мне кажется, что это условие было предусмотрено (Евросоюзом – прим.ред).

Я еще раз повторюсь, с одной стороны, Украина должна получить экономическую поддержку, но с другой, надо, чтобы Украина вновь встала на демократический путь. В нынешней ситуации это довольно трудное пари. Нельзя допустить, чтобы популисты с одной стороны и диктаторы с другой вновь захватили власть в Киеве.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.