Украина

Политолог Игорь Тодоров: «Самостоятельность "ДНР" полностью бесперспективна»

Игорь Тодоров
Игорь Тодоров RFI

Игорь Тодоров,  политолог, профессор кафедры международных отношений и внешней политики Донецкого национального университета (ДонНУ), глава Информационного центра Европейского Союза при этом ВУЗе, убежден, что самостоятельность так называемой «Донецкой народной республики» является полностью бесперспективной. Интервью.

Реклама

RFI: Как вы расцениваете то, что произошло в воскресенье?

Игорь Тодоров: Я думаю, что я не буду оригинален, если скажу,что это – псевдореферендум. Если посмотреть на сугубо правовую точку зрения, то в Украине в настоящий момент проведение референдума вообще невозможно в силу отсутствия закона. Что же касается содержания, вопроса, поставленного на «референдуме», то он противоречит Конституции Украины. То есть, если даже поставить всерьез вопрос об отделении от Украины, то любые подобные вопросы должны решаться исключительно общенациональным референдумом.

Что же касается так называемой «Донецкой народной республики», то я согласен с экспертами, которые называют ее «незарегистрированной общественной организацией».

А что делать со всеми этими тысячами и миллионами, как утверждают представители «ДНР», людей, которые считают, что они выразили свою волю?

Есть одна сторона, юридическая, когда этот «референдум» не может ни при каких условиях считаться легитимным. Как по содержанию, так и по форме организации, по бюллетеням, лишенным всякой защиты, по возможности голосовать за себя и за того парня или за многих парней. Тем не менее, в воскресенье я лично тоже наблюдал, что достаточно много людей шло на избирательные участки. Определенный энтузиазм был.

Я как эксперт, как коренной житель Донецка пытаюсь для себя это объяснить. С одной стороны, в нашем регионе всегда были достаточно мощные пророссийские симпатии. Хотя, безусловно, это не Крым. Здесь не было политического сепаратизма.

Эта так называемая общественная организация «Донецкая народная республика», действительно, существует уже, по меньшей мере, лет пять. Она проводила свои немногочисленные акции (30-40 участников), оставаясь незаметной для абсолютного большинства граждан.

Для меня первой неожиданностью стало 1 марта, когда я впервые увидел в родном городе огромное количество российских триколоров, горящие глаза людей, которые кричали «Путин, приди, Путин, помоги» и т.д.

Мне кажется, что возник определенный вакуум, когда «Партия Регионов» перестала удовлетворять интересам более широких слоев. Кроме того, люди увидели, что, благодаря протестным действиям, можно чего-то добиться. Я имею в виду Майдан, несмотря на негативное отношение к Майдану в регионе.

Можно ли, на ваш взгляд, рассматривать происходящее в регионе как некий социальный бунт?

Безусловно. Этот мотив прослеживался изначально. Уже на первом митинге, 1 марта, на котором был избран «народный губернатор» Губарев – кстати, тоже выпускник нашего факультета – звучали лозунги против олигархов, конкретно против Рината Ахметова, и предложения забрать у них все и поделить.

Это можно объяснить целым рядом факторов. Это ностальгия по Советскому Союзу и по той общественной модели, которая там господствовала, по отношению к пролетариату как к ведущей силе. На этом воспитывались поколения людей. Но это не только пожилые люди, которые составляют основу любого электората.

На все это накладывается глубокий социально-экономический кризис, который у нас в стране продолжается долгие годы. Угольная промышленность получает дотации из государственного бюджета. Металлургическая промышленность является основой экспорта Украины, но она, как правило, не модернизирована. У нас огромное количество депрессивных поселков, маленьких городков, в которых нет работы. Государство ничего не делало, чтобы развивать и поощрять малый бизнес. Можно сказать, что комплексно, с разных сторон, для значительной части населения нашего региона законсервирован такой патерналистский подход к жизни. Отсюда и лозунги «Путин, приди и дай».

Я глубоко убежден, что такие настроения всегда были, но вот сейчас они выплеснулись. То есть, они были скрыты благодаря достаточно жесткой, целенаправленной политике местной власти.

Можно ли, в таком случае, утверждать, что большой сосед умело воспользовался этими настроениями?

Я бы сказал, не просто воспользовался, а именно он их и спровоцировал. Для того, чтобы организовать такие сепаратисткие выступления, необходимо было к этому тщательно готовиться. Я еще раз подчеркиваю, что политического сепаратизма на всем юго-востоке Украины, за исключением Крыма, не просматривалось до первого марта, начала реализации большой геополитической игры господина Путина.

На мой взгляд, у него есть два основных мотива. Глобальный мотив – восприятия себя в качестве своеобразного мессии, который восстанавливает былую имерию, в том числе, территориально. Без Украины это не очень серьезно. Можно отказаться от Балтии. Можно даже отказаться от Центральной Азии. Но вот без Украины империи быть не может.

Глобальное понимание своей миссии заключается также в том, чтобы показать своему противнику, Западу, что Россия может с ним не считаться. Фишка третьего срока – это реинтеграция империи. На это накладываются личные обиды Путина по отношению к Украине.

Тем не менее, Янукович, как мне кажется, оставлял себе люфт для евроинтеграции. Именно правительство Азарова (при том, когда вице-премьером там был господин Клюев) приложило максимальные усилия для подготовки соглашения об ассоциации. Партия власти и вся «институализированная» оппозиция были «за». Причем партия власти иногда бежала впереди паровоза. Я участвовал в нескольких теле- и радио-программах, когда я вынужден был останавливать представителей государственной власти, которые говорили «вот, мы подпишем Соглашение об ассоциации, и все будет замечательно, прямо сразу. Классно будет».

Но, очевидно, у Путина нашелся аргумент, который, все-таки, остановил (Януковича). Какой именно, можно только догадываться.

Главный вопрос, который возникает, что будет сейчас?

Даже при всех нарушениях (голосовало) достаточно много людей. Что лично для меня печально – это не только люмпены. Я знаю достаточно много представителей, как мне казалось, адекватной интеллигенции, которые голосовали «за». У меня возникает вопрос: чем они руководствовались? Если только эмоциями, то это печально.

Элементарная логика показывает, что самостоятельность Донецкой области – это полностью бесперспективно. Теоретически, может быть. И практически можно сделать аналог Приднестровья. У власти фактически криминалитет. Отсутствие элементарных прав. Экономический коллапс, что самое печальное. Многие годы наша местная власть эксплуатрировала тезис о том, что Донбасс кормит всю Украину.

Это тезис возникает сейчас повсеместно. Но думают ли университетские профессора, кто им будет платить зарплату?

В том-то и дело. Вряд ли. Те, кто поддерживает самостоятельность Донецкой области, вряд ли руководствуются здравым смыслом. Мне кажется, исключительно эмоциями. Эти эмоции я тоже могу понять, как неприятие киевской власти. Значительная часть моих сограждан находятся и всегда находились в российском информационном пространстве.

Если это образование появится (они считают, что они уже появились), непризнание приведет к экономическим санкциям. Этот металл никому на мировых рынках не будет нужен. России он не нужен однозначно, поскольку российские предприятия являются конкурентами на рынках Азии, Африки и немножко Евросоюза с предприятиями олигархов нашего региона.

Как, на ваш взгляд, Россия может повести себя сейчас, учитывая ее сегодняшнюю осторожность?

Я думаю, что до конца апреля у Путина (а решения принимает именно он) окончательного решения не было. Мне кажется, что, во многом, его решения (исходя, все-таки, из глобальной политической цели) носят импульсивный характер. Шло колебание: или аннексия по образцу Крыма или самопровозглашенная республика, де факто находящаяся под контролем России. Мне кажется, что в настоящий момент вторая точка зрения победила.

Возможен и более мягкий вариант: вчера российские должностные лица говорили о новых условиях для диалога с Киевом. Решается тактическая цель сохранения стабильной нестабильности в Украине.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями