Россия за неделю

Совфед дал, Совфед взял

Переговоры в Донецке 23/06/2014
Переговоры в Донецке 23/06/2014 REUTERS/Shamil Zhumatov

Предложение Владимира Путина отозвать разрешение Совета Федерации на использование российских вооруженных сил в Украине смутило многие патриотические умы. Сам президент мотивы своей просьбы не указал, поэтому все домысливают за него.

Реклама

Зампредседателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Константин Добрынин с восхитительной услужливостью объяснил, что начало долгожданного переговорного процесса на Украине можно только приветствовать, и поэтому постановление верхней палаты фактически исчерпало свой правовой ресурс.

Уже на следующий день дрессированный Совет Федерации отозвал свое решение от 1 марта этого года.

КПРФ осудила намерение Путина. Первый заместитель руководителя ЦК КПРФ, он же первый вице-спикер Госдумы Иван Мельников напомнил агентству Интерфакс о неоднократно звучавших ранее со стороны коммунистов призывах к властям действовать решительнее. «А решительные действия, – пояснил Мельников, – не представляются полноценными без сохранения подобного инструмента давления в условиях политики киевских карателей».

Пророссийские сепаратисты в Украине обескуражены. Они, возможно, и ожидали чего-то подобного, но явно с этим не согласны. «Это плохо. Абсолютно не понял этого решения», — заявил агентству РИА Новости заместитель министра обороны так называемой «Донецкой народной республики» Федор Березин.

Сам же президент Украины Петр Порошенко, по сообщениям украинских масс-медиа, заявил, что считает это первым практическим шагом после официальной поддержки президентом России мирного плана Украины по урегулированию ситуации на Донбассе.

Похоже, все, за исключением самих сепаратистов, довольны. Я попросил прокомментировать ситуацию ведущего научного сотрудника Московского Центра Карнеги Лилию Шевцову.

RFI: Как вы оцениваете инициативу Путина?

Лилия Шевцова: Я думаю, что эту инициативу он мог бы предпринять, по крайней мере, уже месяц тому назад, когда стало очевидно, что плана по аннексии «Новороссии», то есть Донбасса и юго-востока, в стиле Крыма очевидно не случится. И Путин, в общем-то, уже изменил тактику: вместо ввода войск совершенно очевидно был принят сценарий на дестабилизацию юго-востока при помощи российских наемников, при помощи пересылки тяжелого вооружения, при помощи финансирования наемников со стороны России. Поэтому в этой ситуации, я думаю, что любое постановление, которое дает президенту возможность использовать армию в Украине, было нецелесообразным, было фактором раздражения для Запада. Новая тактика работала гораздо более успешно и эффективно. Речь идет о смене тактики. А сейчас Путин, очевидно, уже ориентируется на новую тактику. Тактика состоит в том, чтобы принудить и Украину, и Запад к российской формуле мира. То есть, убедить Запад поддержать Россию с тем, чтобы надавить на Киев и заставить Киев согласиться на конституционный так называемый «статус Новороссии» и, по сути дела, легитимировать отчуждение Донбасса от Украины через мирные переговоры, так называемые «переговоры».

Насколько, на ваш взгляд, оказалась неожиданной эта инициатива для сепаратистов в Украине?

Все зависит от степени их сообразительности. Судя по всему, некоторые оказались сообразительными. Например, один из них, так называемый «главнокомандующий» Гиркин-Стрелков, который в течение последнего месяца чуть ли не постоянно, в том числе и в сетях, шлет отчаянные позывные Кремлю, умоляя, упрашивая Путина прислать военную и другую помощь. Возможно, другие более сообразительные уже давно об этом поняли. В любом случае, ситуация следующая: она не столь уж отчаянная для сепаратистов, потому что очевидно им дали понять, что финансовая и военная подпитка продолжится. Но, в то же время, Москва поддержит так называемую «переговорную формулу влияния», и Москва поддержит их усилия по «конституционному» обустройству, а также по созданию политических условий для переговорного процесса с тем, чтобы заставить Украину согласиться на какой-либо вариант либо украинского Приднестровья, либо украинской Абхазии.

Предполагаете ли вы, что военное противостояние утихнет, и потоки российской военной помощи на восток Украины иссякнут?

Я не вижу оснований для такого оптимистического вывода. По крайней мере, за пять минут до того, как мы с вами начали говорить, один из лидеров самопровозглашенной республики Бородай заявил, что они не собираются (нрзбрч) никакие договоренности во время донецкой встречи, они собираются входить в военное соприкосновение, они собираются провозглашать конфедерацию либо федерацию Новороссии. И, таким образом, военное противостояние продолжается. Эти люди не могли сделать столь смелые заявления без определенного кивка со стороны Москвы. Либо же мы должны предположить, что они совершенно «отвязались». В таком случае противостояние будет продолжаться, если даже они не контролируются со стороны Москвы.

Насколько адекватна реакция на это известие президента Порошенко и Европейского Союза?

Я думаю, что как Порошенко, так и Европейский Союз ищут сейчас дипломатические формулы. Порошенко, я думаю, не намерен обострять ситуацию до 27 июня. Цифра 27 июня категорически для него очень важна. Он не хочет силового противостояния, не хочет обострения до момента подписания второй части соглашения об ассоциации с Европейским Союзом. А вот после 27 июня, я думаю, что антитеррористическая операция со стороны Киева будет продолжена. Что касается Европейского Союза, то я думаю, что заявление Путина будет сейчас вовсю муссироваться в оптимистическом контексте. Ведь ЕС не готов к введению санкций третьего уровня – я имею в виду секторальные санкции. Европа любым способом хочет сделать вид, что возможен компромисс – мирный, тягучий, любой, но какой-то такой дружественный, обволакивающий вариант решения вопроса. Европейцам очень не хочется вмешиваться, они очень надеются хотя бы даже на повторение унизительного сценария, который они когда-то проделали с Грузией. Ну, что ж, им придется очень разочароваться.

Боюсь, время разочарований уже пришло. За оживленными спорами об отмене разрешения на войну с Украиной как-то совсем забылось, что значительная часть Украины – полуостров Крым – уже отошла к России. И, кстати, безо всякого официального введения туда российских войск.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями