Годовщина расстрела Небесной сотни: «Сознание людей уже не перестроить»

Майдан Незалежности, 19 февраля 2014 год
Майдан Незалежности, 19 февраля 2014 год REUTERS/Vasily Fedosenko

20 февраля в Украине отмечают день расстрела Небесной сотни. Год назад в конце февраля на Майдане начались массовые убийства участников протестных движений. Тогда погибли более сотни человек, многие получили ранения, еще десятки числятся без вести пропавшими. Мы представляем подборку небольших интервью, записанных с активистами Евромайдана уже после ухода Виктора Януковича с поста президента. С участниками акций побеседовала наш корреспондент Елена Габриелян.

Реклама

 

Годовщина расстрела Небесной сотни

Весной прошлого года Виктора Януковича уже у власти не было. Но Майдан еще стоял. Люди опасались, что те, кто рвался к власти и пришел к ней в результате революции, предаст ценности тех, кто ради победы Майдана отдал свою жизнь.

  

Активист Майдана Богдана Бабич
Активист Майдана Богдана Бабич Facebook

Богдана Бабич, гражданский активист, представитель онлайн проекта «Спильнобачення» о том, к чему должна быть готова нынешняя власть, пришедшая после Майдана: 

Здесь настроение очень неоднозначное в обществе. Люди считают, что есть ребята, которые погибли здесь, а те себе дальше торгуют государством. Я очень боюсь, что это так просто не закончится, что люди приедут с оружием, поймите. Люди, которые воевали там, уже так просто не отдадут оружие. Я считаю, что сейчас это – пороховая бочка. Местная власть – это пороховая бочка. И тот, кто неправильно себя будет вести, просто рискует вызвать ту искру, которая взорвет. Проблема наших политиков на Майдане (я – человек, который с первого дня), я могу сказать, они не умеют принимать решения. Они не умеют – я не говорю «рисковать» - они не умеют быть ответственными и принимать решения. Они все чего-то ждут. Они здесь танцевали два месяца, не могли принять решения, они неспособны этого сделать. Кличко мог бы стать президентом, если бы он тогда пошел к «Беркуту» - они готовы были уже перейти на сторону. Они просили гарантий – «что мы будем делать после, есть ли у вас какой-то план?». Вот, из-за несостоятельности политиков у нас погибло столько людей и гибнут до сих пор.

Бизнес, олигархат сросся с политикой, и очень сложно что-то менять. Это надо быть независимым. Независимых политиков у нас нет, они все зависимы от олигархической финансовой иглы. Поэтому, надо объективно понимать, они не могут, они не в состоянии. И ребята, политики, которые были здесь на Майдане, не прошли Майдан. Они были на сцене, они не почувствовали, что у людей реально изменялись ценности. Люди, которые под пулями здесь были, у них поменялись ценности. У них ценности – не заработать денег, когда ты можешь умереть, для тебя неважно уже количество денег, количество машин и все остальное. У тебя проявляются ценности высшего порядка. Так вот, эти люди прошли, и, более того, представьте себе, они были под пулями, они боролись за это, они не боялись, и они не будут терпеть этого.

Алексей Исаев
Алексей Исаев Facebook

Глава антикоррупционного комитета Майдана Алексей Исаев рассказал, чем для него стала эта революция: 

К сожалению, любая революция делается при наличии денег, а деньги были только у оппозиции. Гражданское общество, которое стояло на Майдане, денег не имело. Мы, что могли, то делали. Но не было денег на биотуалеты, на вывоз мусора, это все оплачивала оппозиция, которая сегодня пришла к власти. У Майдана ошибок нет, мало возможностей что-то поменять. Потому что сейчас все равно решают все деньги. Нам нужна только ответственность власти, возможность отзывать депутатов и чиновников. Ничего сложного в этом нет: мы требуем, чтобы приняли законы, при которых фамилия президента не будет иметь никакого значения.

Майдан – это точка мобилизации. Как только кто-нибудь в правительстве что-нибудь сделает не так, мы собираемся здесь. И у нас, у каждого из нас, есть точка, куда он должен прийти. Сознание людей уже больше не перестроить. Люди стали гораздо более свободными. И Майдан может собраться в любом месте. Майдан должен остаться в сознании людей как способ протеста, что мы имеем право высказать свою мысль и донести ее до власти. Это очень важно, потому что мы привыкли к тому, что мы один раз в четыре года голосуем, наши голоса подкупают, подтасовывают, но никогда еще не было такого, чтобы мы вышли и сказали, что мол, ребята, мы не хотим так жить.

Спартак Добровольский
Спартак Добровольский Capture d'écran

Глава центрального совета сотников Майдана Спартак Добровольский рассказал, как здесь формировались лидеры и почему теперь он, как гражданин Украины, находится в оппозиции уже к нынешней власти.

Те, кто здесь был на Майдане, никогда, может быть, в жизни не были лидерами. Но они здесь сформировались. И эти лидеры, уже объединив вокруг себя людей (есть понятие такое «сотенный»), повели за собой этих людей. Эти люди верят в своих сотенных, а сотенные верят в своих людей. После 2004 года было такое выражение «дети Майдана». Это те люди, которые в действительности проявили себя, отдали очень много для изменения страны. Но они, в большой степени, не смогли потом себя найти в обществе. Почему? Потому что это общество не было готово принять их. Сейчас та же история, только мы не будем ее повторять. Мы должны соответствующие выводы. У нас не то, что «детей Майдана» не должно быть в этом понимании, у нас должны быть все, кому небезразлична жизнь в этой стране, чувствовать себя «майдановцами».

Может быть, вы станете ветеранами Майдана?

Есть люди, которые здесь стояли, и они сейчас здесь не стоят. Мои друзья, которые были ранены, кто-то погиб. Если, допустим, просто киевляне, которые привозили сюда какие-то ресурсы, помощь, да и стояли вместе с нами тоже на баррикадах, то сейчас они не стоят. Они же тоже «ветераны». Просто каждый у себя в душе имеет частичку Майдана. Это знаете, как когда ты хочешь изменить глобально мир, один ты его не изменишь. Но если ты начнешь менять, с себя начиная, то вокруг тебя начнут меняться твои друзья, родственники, близкие. Тогда, наверное, уже будет меняться и весь мир.

У вас есть ощущение победы?

Конечно.

А чувство ностальгии?

О чем?

Ну, по тем людям, которые вместе с вами стояли на Майдане, по тем эмоциям, которые у вас были, чувству солидарности.

Знаете, у нас эмоций не меньше сейчас, если учесть то, что у нас каждую ночь идет не менее 30 задержаний. Просто об этом киевляне не знают. Более того, вокруг нас нынешняя власть, как и предыдущая, формирует информационную войну и блок для того, чтобы в действительности, реально не было возможности узнать правду. То же самое, что происходит на востоке, на юге. Есть еще один такой момент: против нас уже работает эта власть и работает очень топорно и грубо.

Как это проявляется?

Если, допустим, взять последние примеры задержания уголовных элементов, которые занимались гоп-стопом, а милиция на это даже не реагировала, мы сдаем в милицию этих людей, она их на следующий день отпускает, - я думаю, что это есть самая, что ни на есть прямая характеристика нынешней власти. Вот и все. Система та же. Поэтому мы и стоим. Мы не просто стоим – мы двигаемся вперед.

Вы готовы идти на Восток?

Мы же тоже сейчас создаем свой батальон.

Как он будет называться?

«Майдан».

Куда вы его отправите?

Куда мы его отправим? В помощь «Небесной сотне». Это действительно так – ребята же все с нами.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями