ЛИВИЯ / НАТО

Европейцы впервые проводят в одиночку военную операцию такого масштаба

Французский "Мираж-2000"
Французский "Мираж-2000" REUTERS/Jean-Paul Pelissier

Около 2 месяцев назад началась по инициативе Франции военная операция в Ливии. Была принята резолюция Совета безопасности ООН, которая осуждала респрессивные действия режима Муаммара Каддафи по отношению к населению страны, начавашему выступать с протестами против режима, и разрешала создание запрещенной для полетов зоны в воздушном пространстве Ливии, чтобы предотвратить атаки ливийской авиации против гражданского населения.

Реклама

Позже авиация НАТО стала проводить авиарейды против сил Каддафи, предотвращая их наступление на захваченные повстанцами города. Соединенные Штаты вначале приняли активное участие в операции, затем свои силы отозвали, а, в конце концов, направили несколько беспилотных самолетов.

Таким образом, ливийская операция ведется сегодня, в основном, европейскими странами. Вот что говорит об этом Ив Буайе, заместитель директора французского Фонда стратегических исследований.

Ив Буайе, заместитель директора Фонда стретегических исследований:
Igir Belov / RFI

А вот что говорит по поводу участия или неучастия США в ливийской операции, сотрудник французского Института международных отношений Дени Бошар.

Дени Бошар, сотрудник французского Института международных отношений:
Igor Belov / RFI

По некоторой информации, среди повстанцев немало радикально настроенных мусульман.

Нет, на самом деле, в Бенгази, насколько я помню, было около ста ливийцев, захваченных в Ираке, которые были членами радикальной группировки. Из Ирака они были отправлены в Ливию и заключены там в тюрьму. А когда начались волнения, они были освобождены. Здесь, действительно, встает проблема. Но нельзя сказать, что ливийская революция - это революция исламская. Конечно, есть радикальные мусульмане, так же, как в Тунисе и в других странах, и на это нужно обращать особое внимание. Это и оправдывает присутствие в Ливии работников западных разведок и других спецслужб.

Ливия стала единым и независимым государством только в 1951 году. Не приведет ли нынешняя военная операция к распаду страны на 2 или 3 части?

Я думаю, что идея в том, что, Ливия должна оставаться единым государством. За это, к тому же, выступают и Лига арабских государств, и Африканский союз. Нет никаких причин, чтобы Ливия не оставалась единым государством. К тому же, в этом и состоит смысл наступления повстанцев на Триполи – они хотят завершить революцию, взять власть в Триполи, власть в едином государстве. А раскол Ливии имел бы драматические последствия для Европейского союза, для соседних с Ливией государств и для части Африки, находящейся южнее Сахары. Это было бы чревато распространением радикального ислама, мафиозных структур, всяческой контрабанды. Все это могло бы дойти до Нигера, до Чада, и целая часть «черной Африки» оказалась бы жертвой распада ливийского государства.

Некоторые задают вопрос: а почему Франция стала инициатором западной операции в Ливии? Не в том ли дело, что Николя Саркози захотел продемонстрировать перед президентскими выборами будущего года, что он может проводить в международных делах решительные действия? По мнению Дени Бошара, дело обстоит вовсе не так.

Ясно, что Франция не могла оставаться безучастной к демократическим движениям, которые развиваются во всех странах Магриба, на Ближнем Востоке, во всем арабском мире. Ливия, так же, как и другие страны, такие как Египет или Тунис, очень близка. Европе и, в частности, Франции. И то, что там происходило, не могло оставить нас безразличными. Я думаю, что внутриполитические соображения здесь особой роли не сыграли. Нужно помнить и о том, что события в Тунисе застали французкое правительство врасплох. Я думаю, что власти об этом задумались и определили новые ориентации, о которых четко заявил министр иностранных дел Ален Жюппе: помогать демократическим движениям в Тунисе, Египте и Ливии. Именно, исходя из этого, мне кажется, и нужно понимать наши действия. Ясно, что если бы Франция с некоторыми своими партнерами, Великобританией и еще несколькми европейскими странами, не вмешалась, произошли бы массовые убийства мирного населения, которые, кстати, уже начинались – полковник Каддафи уже присупил к организациии жестоких репрессий.

Но ведь есть и другие режимы, кототрые проводят репрессии. Почему же было принято решение заняться имено Ливией?

Конечно, нас беспокоит то, что происходит и в других странах, но мы слишком часто молчим. Я имею здесь в виду Бахрейн, Йемен, естественно, Сирию. Понятно, что делаются заявления, но провести прямое вмешательство в этих случаях гораздо труднее. Хотя бы потому, что в Совете безопасности ООН больше нет единодушия. Если взять Сирию, где сегодня происходят события, вызывающие самое большое беспокойство, то ясно, что некоторые страны и, в частности, Россия и Китай, выступают против любых серьезных санкций, любого вмешательства, например, объявления запретной для полетов зоны. Так что, здесь мы, действительно, видим преграду со стороны мирового сообщества. А в случае Ливии этого не было.

А как вы объясняете позиции России и Китая, которые своим правом вето в Совете безопасности не воспользовасись, но почти сразу же стали критиковать действия коалиции?

Я думаю, что в случае России имели значение два обстоятельства. С одной стороны, Россия имеет очень значительные интересы в некоторыих арабских странах и, в частности, в Ливии. Например, что касается вооружения, то большая часть его поставлялась раньше из Советского Союза, а затем – из России. И второе, что имеет значение как для России, так и для Китая или для некоторых крупных развивающихся стран, как, допустим, Индия, – это их приверженность идее сувенитета и непрятие любого вмешательства, которое может выглядеть как нарушение суверенитета государства.

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями