Ближний Восток

От признания Палестины ни один израильский блокпост не будет ликвидирован

Профессор Института востоковедения РАН Ирина Звягельская
Профессор Института востоковедения РАН Ирина Звягельская http://www.usue.ru/gallery/EFM/dugin_konf/DSC_9499.JPG

Глава Палестинской автономии Махмуд Аббас проинформировал генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, что намерен в пятницу 23 сентября подать заявление с просьбой принять палестинское государство в ООН в качестве полноправного члена. Насколько реально, что Палестина станет членом ООН. Вот что говорит об этом профессор Ирина Звягельская, главный научный сотрудник Института востоковедения Российской академии наук.

Реклама

Ирина Звягельская: Вопрос, во-первых, в том, где будет это признание осуществляться. Конечно, если речь идет о Совете безопасности, то это очень малореально потому, что мы знаем, что Соединенные Штаты говорили о необходимости использовать право вето.

Пока  не вполне понятна позиция европейских государств. В общем, очевидно Совет безопасности не сможет предоставить палестинцам такое право, такой статус. А вот что касается голосования на Генеральной ассамблее, это было бы вполне реально.

RFI: Чем объясняется сегодня расхождение позиций России и западных государств по палестино-израильскому конфликту?

Ирина Звягельская: Мне кажется, что главное расхождение заключается в том, что существуют опасения, что, в конечном итоге, это относительно виртуальное признание может только осложнить ситуацию. Осложнить по нескольким причинам.

Палестинцы могут считать, что они обрели новый статус, который позволяет им обращаться в различного рода международные организации ООН. Таким образом, не исключено было бы обращение, скажем, в международный суд с требованием рассмотреть проблемы оккупации Израилем палестинских территорий.

То есть, если сейчас Израиль говорит, что это спорные территории, то, в случае признания, это уже может рассматриваться как оккупация земли независимого государства. Но это тоже не стопроцентно будет так, потому что, если Палестина получит статус ассоциированного члена, то вряд ли она сможет воспользоваться всеми возможностями, которые имеют члены ООН.

Но главное, и это, кстати, Россия тоже признает, что без переговоров все равно этого вопроса не решишь. И проблема заключается только в том, что Россия считает, что нельзя отказывать палестинцам в такой естественной просьбе, поддержать идею их независимости, поскольку мы все выступаем за идею двух государств для двух народов.

А позиция Соединенных Штатов и Европы заключается в том, что это не должно быть ни в коем случае подменой переговоров, что это может только осложнить переговоры и что, в конечном итоге, это может вызвать ненужную дестабилизацию.

RFI: Палестино-израильские переговоры длятся уже не первый год, и конца им не видно. С вашей точки зрения, так и останется одно государство, другое полу-государство, с терактами и со всем прочим, что вызывает такое ненормальное положение?

Ирина Звягельская: Я думаю, что в обозримом будущем – да. Понимаете, даже если будет признание, что называется, на земле-то ничего не изменится. От признания ни один израильский блокпост не будет ликвидирован, ни одно поселение не будет выведено, не будет выведена израильская армия оттуда, где она есть. Вот в этом проблема.

Она, собственно, заключается в том, что, конечно, это будет способствовать радикализации молодого палестинского общества, которое видит, что ничего не получается.

Ну, а если говорить о переговорах, да, к сожалению, в основном, опыт, касающийся этих переговоров, у нас негативный. Но дело в том, что в Израиле есть силы, которые полагают, что есть шанс. Этот шанс – один из последних. Все-таки, сейчас еще можно иметь дело с еще достаточно мирными, разумными лидерами, которые готовы тоже пойти на достаточно существенные компромиссы.

А если так оно и будет, то - что будет? Будет Израиль превращен в нормальную оккупационную державу, и можно забыть будет об израильской демократии? Или можно будет забыть о еврейском характере государства, если, так или иначе, будет какое-то слияние с территориями?

То есть, это для Израиля очень серьезная внутренняя проблема. Другой вопрос, что в условиях общей неопределенности на Ближнем Востоке, в том числе, и связанной с ситуацией в отдельных арабских странах, правительство Израиля проявляет все меньше желания идти на какие-то уступки, на возвращение территорий.

RFI: То есть, вы считаете, что «арабская весна», изменения в нескольких арабских государствах, оказали серьезное влияние на палестино-израильский конфликт?

Ирина Звягельская: Я считаю, что да, они дали новый контекст, усилив неопределенность. В общем, усилив не в лучшую сторону. Посмотрите: недавно - погром в Египте. Это же не значит, что египетские лидеры разорвут дипломатические отношения с Израилем, но это нагретое, перегретое общество, которое обращает свой гнев против Израиля, это не может не учитываться правящими кругами.

RFI: С чем вы связываете надежды, если они у вас есть, на решение израильско-палестинского конфликта? Или только фактор времени может как-то этому способствовать?

Ирина Звягельская: Мои надежды связаны только с тем, что, в конечном итоге, решение этого конфликта – в интересах самого Израиля. Я говорю об Израиле, прежде всего, а не о палестинцах потому, что это решение и зависит на 90% от Израиля.

И в Израиле понимают, что если они хотят сохранить еврейское государство, такое, как оно задумывалось отцами-основателями, то нужно от этих территорий отказываться.

Там уже другой вопрос, как это сделать, с деталями: оставить каких-то поселенцев в палестинском государстве, если они этого хотят, или выводить, или меняться территориями. Есть масса вариантов.

Но главное – надо осознать то, что Израиль двигается в опасном для себя направлении. А ведь даже осознание этого, к сожалению, не трансформируется в серьезные изменения в политических подходах у тех руководителей, которые сейчас находятся у власти.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями